Высший свет

Однажды на фитнесе Глеб показал Ире Артёма:

— Смотри, он очень богатый… Спрашиваю его, что он на фитнесе делает, сегодня же среда, он должен быть у одной из своих…эээ… женщин. — Месячные, — отвечает, улыбается. — Слово «улыбается» Глеб произнес с довольной одобряющей ухмылкой.

Глеба всегда тянуло к богатой легкой жизни. На фитнесе он познакомился с Артёмом. Они стали если не друзьями, то хорошими приятелями.

Ира видела Артёма несколько раз, невысокий, с волнистыми тёмными волосами и выпуклыми глазами, он ходил в очках с небольшим минусом. Благополучный, всегда стильно одетый… Повезло удачно родиться, как сам Глеб говорил об Артёме, заглушая чувство зависти… С очень ровной, больной спиной. Глеб рассказывал, что один день Артём ходил на фитнес, а другой весь день лежал на иголках, чтобы нормально ходить. У него был брат с ДЦП.

Фамилия Артёма была известна всем крупным и средним предпринимателям города. Говорили, что его отец владеет сетью продуктовых магазинов, обувных и развлекательным центром. Глеб рассказывал:

— Когда отец Артёма женился на его матери, получил в приданое несколько магазинов и за время брака успел утроить свое состояние. Очень умный, говорят. Много работает, по выходным и праздникам. Артём в основном с матерью и братом ДЦПшником.

Глеб часто рассказывал Ире об Артёме. Ира внимательно слушала. Глеб приоткрывал ей завесу в мир богачей, которые живут по совсем другим законом. И то, что казалось Ире диким и противоестественным, для кого-то было нормальным, само собой разумеющимся. Ей нравились эти разговоры, она узнавала много нового, очень отличающегося от её привычной реальности.

— Артём с четырнадцати лет начал по порносайтам ходить, порнуху смотреть, — делился Глеб. — Родители, когда получили счёт за Интернет, просто офигели. Отец вызвал его к себе, показал распечатку сайтов, которые Артём смотрел… Говорит, знаю, чем ты вместо учёбы занимаешься… Решили снимать ему шлюх. В шестнадцатый день рождения ему сняли проститутку с большой вагиной, чтобы она все хорошо сделала и мальчику было не больно. Когда она закончила, вышла из его комнаты, отец ждал Артёма у входа и ехидно спросил: — Ну как? Понравилось?.. — Сволочь… Вот о нём родители заботятся… Вот повезло! Мне бы так… — в голосе Глеба сквозила зависть. — А проститутке какого? Практически под статьей ходит. Совратила малолетку. Статья.

— Родители еще с пелёнок, когда рождаются дети, подбирают им пару, чтобы породниться с друзьями, богатым или влиятельными. Подбирают девочек и мальчиков, чтобы примерно подходили по возрасту. Знакомят в шесть-семь лет. Они не видятся часто, чтобы не стать друзьями. Мальчикам родители с шестнадцати лет снимают проституток, чтобы нагулялись до свадьбы.

— Будущая жена Артёма на семь лет младше, ему двадцать один, ей четырнадцать. Алиса. Ровесница его брата. Сначала она предназначалась для брата, но когда он родился больным, невеста перешла Артёму. Она резус-отрицательна, а он резус-положителен. Резус-конфликт. Со второй беременностью могут быть проблемы. До её совершеннолетия Артём «нагуливается», снял трём элитным проституткам квартиры, навещает их один-два раза в неделю. Все модельной внешности, выше метра семидесяти пяти, чтобы если уж снимать, так моделей… Платит по сто долларов за раз. Отец покупает ему и других, каких ему хочется. Проститутки стараются, книги специальные читают, обезболивающие пьют, горло обкалывают, ноги качают, по двести раз приседают, чтобы прыгать подольше. Артём им рассказывает, что, если они будут стараться, он на них женится.

— Сразу на всех? — спросила Ира.

— Врёт, чтобы они больше старались… Никогда на шлюхе не женится, — у него невеста есть — но всегда рассказывает… Родители Артёму полдома отдали. У него отдельный вход. Когда хочет — приезжает, когда хочет — уезжает… Он там вечеринки с друзьями устраивает, приглашает девушек… Четыре-пять для компании нормально… Говорят, что проституткам нравится заниматься сексом. Еще и деньги за это получают. И удовольствие, и доход…

— Он с проститутками не целуется, для поцелуев у него будет только жена. Должно остаться что-то только для нее, целоваться он будет только с ней…

— Понятно…

— Ну и что? Удовольствие от поцелуев намного меньше, чем от секса… — Глебу не нравилось целоваться. — Есть такое мнение, что, когда мужчина спит с женщиной, он спит со всеми её мужчинами, с которыми она была до него, и со всеми женщинами, с которыми спали эти мужчины, и так далее. Представляешь, со сколькими тогда переспит эта девушка, его будущая жена, которая будет девственницей до свадьбы… Мне бы так… Мне бы столько женщин…

Ира уже сомневалась в своем молодом человеке:

— Интересно, какого это, когда твоего мужа без трусов видела половина проституток города? Он просто общественное достояние… — Глеб не слушал, правила, по которым жили богатые, он не подвергал сомнению.

— Говорят, что ту девушку, свою будущую жену, он уже полюбил.

— Так он её любит и при этом спит со всеми?

— Ну да, нагуливается до свадьбы…

— А, ну да, точно… понятно…

— Такие женщины для развлечений. Подушки. Он с ними просто спит. Они для него ничего не значат… Это неважно… Для жизни у него будет другая. Ты же понимаешь?

— Конечно, понимаю. Любит одну, спит со всеми. Всё понятно… Что ж тут непонятного?

— Он «нагуливается», чтобы потом ей не изменять, понимаешь? Он мужчина, — Глеб особенно выделил слово «мужчина», — он должен удовлетворять свои естественные физиологические потребности, а секс — это естественная потребность… Как в психологии.

— Да я всё понимаю. Всё просто, — заверила Ира.

— Говорят, Артёму в универе одна девушка нравилась, он за ней долго ухаживал, полгода или год. Не знаю уже. Они долго встречались, она не хотела с ним спать, у неё до него были неудачные отношения. Когда она с ним, наконец, переспала, он после первой же ночи бросил её, так достала. А она взяла и повесилась…

— Ещё рассказывают, что однажды Артёма к дереву привязали три девушки и изнасиловали. Он сопротивлялся, как мог.

— Что-то я сомневаюсь, что если он с детства ждал невесту и спал с проститутками, удовлетворял свои «физиологические потребности», как ты говоришь, то стал бы себя компрометировать какими-либо отношениями. Ты его больше слушай, он тебе еще не то расскажет.

Ира подумала, что, наверное, если есть деньги, то навещать проституток легче, чем с кем-то встречаться. Отношения серьёзнее, чем секс. Не надо связывать себя обязательствами… Глеб продолжал:

— Артём такой романтик. На гитаре играет, стихи пишет, своей невесте посвящает. Есть специальные Интернет-ресурсы, чтобы рифмы смотреть… Иногда, когда она уже спит, приезжает посмотреть на неё, на её сон… Её мама пускает его в квартиру. Ей сейчас четырнадцать. Ему еще два года гулять. А потом до свадьбы будет хранить верность два года и жить монахом без секса. Распустит свой штат проституток…

— А как же естественная физиологическая потребность?

— Не перебивай!

— Я молчу… Ты рассказывай, так интересно…

— Каких только женщин у него не было: брюнетки, блондинки, с маленькой грудью, как у мальчика, с большой. Толстые, худые… двойняшки, групповой секс. С узкими бедрами, с широкими… Даже мулатка с тёмными сосками… Кстати, Артём говорит, что силиконовая и обычная грудь не очень отличаются. На ощупь одинаковые. Один раз спал с двумя женщинами, говорит, было сложно… больше решил двух сразу не снимать… С одной из своих шлюх устраивали садо-мазо. Она на него надела какой-то чёрный кожаный лифчик, на четвереньки поставила. Он смотрит такой на себя в лифчике, думает: «Что это?». Она била его плёткой и заставляла называть «госпожой». Ему не понравилось. Больше сказал ей так не делать…

— Сам переспал с половиной проституток города, а жена у него будет девственницей. Классно…

— Он делился с другом после ночи с толстушкой: — Занимаюсь с ней сексом, как с ведром. Жахаю ее, жир растекается под рукой, думаю: «Что я здесь делаю?..» — Отец находил ему красивых женщин и договаривался. Артём захотел балерину, ему сняли балерину. Отец нашёл подходящую, договорился… Растяжка понравилась, только вся такая мускулистая, спина вся мышечная, как у мужика…

— У его отца было не так много женщин, вот Артём и соревнуется… отец ходит, сыну проституток снимает… завидует, наверное. Хотя, говорят, отец — гомик, я у Артёма однажды спросил: — Гомик? — Не знаю…

Ира подумала: «Какие они в этом „высшем обществе“ всё-таки развратные… Вагина — какое интересное место купли-продажи…»

— Для Артёма секс вообще не важен, не интересен. Это мы тут ради секса… — Глеб замолчал. Было видно, что он восхищается Артёмом.

— С одной из своих проституток Артём спал долго. Распустил один гарем, набрал другой. Её в своем гареме оставил. Понравилась. Она зашила вагину, сделала её уже, чтобы секс с ней больше нравился. А то после тридцати, как грудь отвиснет, их быстро списывают… Так она еще на несколько лет продлила стаж работы. Вот проститутки стараются, кремами мажутся, а то тридцатник и досвидос. У них знаешь, какая конкуренция…

— Родители младшему брату Саше тоже проституток снимают не с шестнадцати, а с четырнадцати. А то он инвалид, чтоб ему не так обидно было… Еще есть проститутки, которые специализируются на инвалидах, к ним уже не такие требования: внешность не обязательно модельная и держат до сорока.

— «Любимая проститутка» Артёма работала косметологом в известной фирме. Он спал с ней с семнадцати лет, за четыре года успел привязаться, с ней можно было поговорить по душам, и она выполняла все его желания. Потом отец как-то сказал: — Пусть и Сашка к ней тоже ездит. Она хорошо всё делает, и квартиру ей уже сняли. Пусть он тоже с ней развлекается. Ты два раза в неделю, он два раза. — Говорит, когда к ней стал брат-инвалид ездить, Артём был в шоке. Вот эти шлюхи мозги промывают…

— Интересно, а что с проститутками происходит, когда с возрастом уходит красота, естественный процесс, как они живут потом? Что делают?

— Говорят, что они денег заработают, а потом уезжают, замуж выходят, детей заводят.

— Артём говорит, что сложнее всего от такой женщины уйти. Когда всё уже произошло, о чём с ней разговаривать? Ему всегда неловко. Они постоянно хотят поболтать, в карты поиграть, пасьянс разложить, он им свои стихи иногда читает. А что, они не люди что ли? Говорят, как раз такие и понимают мужчин… Он думал, что подарить на день рождения другу — тренеру по настольному теннису, решил подарить один раз с одной из своих «наложниц». Заранее оплатил, другу понравилось. Потом с другом её обсудили.

— Ему другой друг хотел двух девушек замутить. Артём так ждал, готовился… А они его кинули… Он и с тобой переспать хочет, ты ему понравилась. Попросил меня тебе передать, он платит три тысячи за раз. Тебе, если что, пять. Чувствую себя просто сутенёром.

— Нет, спасибо… Я как-нибудь обойдусь…

— Ну, я так, просто узнать, на всякий случай.

— Да, я поняла…

«Во дебил», — подумала Ира. — «Своей девушке предлагать переспать с другим. Два придурка».

— Романтик такой, вечерами гуляет со своими проститутками по кафе, хорошо одевает их, по клубам водит.

— Да, я видела его, вчера он был с высокой брюнеткой, а сегодня с еще выше блондинкой. Обе красивые, худые, он им по плечо или ниже…

— Ну, фотомодели. Так он их на всякие вечеринки возит, друзьям показывает, хвастается…

Глебу нравилось говорить об Артёме: он как будто приближался к недоступному для него миру богачей, с их законами, возможностями и развлечениями.

Через несколько недель Глеб сам продолжил разговор:

— Недавно родители Артёма что-то переиграли, выбрали ему другую невесту — покруче. Она, говорят, очень умная, старше Артёма. Он теперь ходит, молчит, чтобы умнее казаться.

— Так он теперь должен одну разлюбить, а другую полюбить, — Ира не удержалась. — Как у него всё легко… Значит, он у родителей спрашивает, кого ему любить. Кого надо, того и полюбит. У алтаря и познакомится, если что…

Глеб не обращал внимания:

— Его новая невеста не девственница, у неё были какие-то увлечения юности. Он хотел девственницу. Посмотреть, как это у женщины в первый раз. Ему родители купили девственницу за три тысячи долларов. Отец нашел какую-то студентку, которой нужны были деньги… Артём рассказывал, как запер дверь на ключ. Как она плакала под его тяжестью, корчилась от боли. Как он ее по-дружески обнимал, отпаивал успокаивающим, обезболивающим, потом они в обнимку смотрели на диване телевизор, разговаривали, и через несколько часов всё повторил. Оплачено. Уходя, оставил деньги на тумбочке и больше ей не звонил. Оставил ее телефон сразу нескольким друзьям. Её нужно объездить, успех закрепить. Второй и третий дешевле, но подзаработает. На следующий день позвонил один друг, сказал, что он всё хорошо сделал, ему понравилось. С остальными обсудили за пивом. Обкатали. Со студенткой больше не виделись…

— У меня была преподавательница информатики в университете, — рассказывала Ира. — Её муж тоже из очень богатой семьи. У них две взрослые дочери. Он до двадцати четырёх спал только с проститутками, родители переживали, что совсем не женится… Его жена тоже не была девственницей, он тоже снимал себе девственницу посмотреть, как это у женщины в первый раз, для опыта, из интереса… Родители думали, что ему потом будет легко с женой. Она будет сильно отличаться от этих каждому доступных, до тридцати красивых женщин. Сейчас живёт с женой, всю жизнь вспоминает загулы юности…

На фитнесе Ира видела друга Артёма, сына депутата, она пыталась вспомнить, как его зовут, но так и не вспомнила. Скоро жениться должен. Ира видела его невесту — он привёз её на фитнес один раз поиграть в настольный теннис. Юная…неиспорченная…наивная… Очень милая, совсем ребенок… Полная противоположность тем опытным циничным женщинам, с которыми он обычно спал. Её берегут для мужа, она живет затворницей, мало куда выходит из дома…

— Артём привык «потреблять» много женщин. А что потом? Всю жизнь вспоминать приключения юности? Отвечать на подколки друзей. Говорят, такие, как он, потом изменяют, не могут иначе…

— Ты не понимаешь…

— Ну, конечно, куда мне… — сказала Ира тихо. Глеб, кажется, не услышал…

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1