Ода знатным российским стихотворцам восемнадцатого века

 

С этой одой (5 редакций) живу уже 12 лет и каких только отзывов и рецензий на нее не слышал, где только с ней не выступал, а вот печатать не доводилось. Она написана исключительно ради пропаганды забытых и нечитаемых ныне поэтов, ее цель привлечь внимание к истокам могучей русской поэтической словесности. Каждого из перечисленных здесь поэтов я читал и изучал насколько позволяли объемы их изданий.

                                                                                                                                     А. Триандафилиди

Даруй мне мысль, порыв мой вдохновенный,
Дабы воспеть певцов минувших дней,
Когда в российский край благословенный
Сошёл с Парнаса пламенный Орфей.
Молчал дотоле Музы глас священный,
Не чаровал он пением людей,
Но век златой в России зародился,
И стих кастальским током заструился.

В истоках был поэзии рожденья
Князь молдованский, славный Кантемир,
Он языка славянского реченья
Облёк стихом причудливых сатир,
К благим искусствам нам привил стремленья.
Поныне шлёт ему хваленья мир
И в мраморе наперсник Ювенала,
Хоть сила слога чистоты не знала.

Мы не забудем давнюю Петриду,
Где смерть Петра и цвет Петровых дел,
Потщившись превзойти и Энеиду,
Ты громозвучною трубой воспел.
Грядущим стихотворцам не в обиду
Отца их званье ты снискать сумел.
И мир услышал глас российской лиры,
Читая Кантемировы сатиры.

Седой Гомер в долинах элисийских
Возликовал великою душой,
Когда могучий строй стихов российских
Повёл Тредиаковский за собой.
Достоился восторгов меонийских
Дактилохореический герой,
И вдохновенные Еликониды
Ему внушили слог Тилемахиды.

А ты навек прославил гордых россов,
Певец елизаветинских времён,
О, Михаил Васильич Ломоносов,
И Музам, и наукам – Аполлон.
И не один учёный иль философ
С тобой в краю российском не сравнён.
Могучий ямб ты вплавил в русло оды,
Стихам твоим дивилися народы.

Урании любовью окрылённый,
За Ломоносовым Поповский шёл,
Но, смертью преждевременно сражённый,
Он в юных летах сшёл в могильный дол,
Оставив труд никем не превзойдённый –
В Россию к нам Горация привёл,
За ним и Попа с берегов английских
Переложил он чудом рифм российских.

Расин страны полночной, Сумароков!
От Мельпомены ты приял венок,
Гонитель тьмы невежества, пороков,
В стремлении благом не одинок,
Хоть не был ты из племени пророков,
Но досыта испил Кастальский ток.
Твоим стихам, что словно трубы громки,
Дивились благодарные потомки.

Вспоённый Иппокреной и Парнасом,
Пленял ты государыню, Петров,
Проникновенной лиры громким гласом,
Торжественностью искренних стихов
И не напрасно гнался за Пегасом
В чеканном облаченьи пёстрых строф,
Ты воспевал триумфы лирным звоном,
Нас одарив Мильтоном и Мароном.

А Муравьёва дивные напевы
В России не забудутся вовек,
Они гласят: познайте, люди все вы,
Сколь чист и совершенен человек.
Восторженно ему внимали девы,
Когда он пел Невы державный бег.
Как чтим Петрарка в землях италийских,
Так чтим ты, Муравьёв, в краях российских.

Ты зажигаешь души в нас поныне,
Своими песнями, кудесник-Львов,
Отдал ты дань воинственной былине,
Затмивши древних эллинских певцов,
И богатырским сказом о Добрыне
Гордиться каждый славянин готов.
«Сему в кругу великих быть потребно» –
Вещает Муза о тебе хвалебно.

Бунтарь и вольнодумец, о Радищев,
Ты вольность воспевал в своих стихах,
Но видел пред собою пепелище,
Империи в веках грядущий крах.
Ты свет пролил на мрачное кладбище
Рабов, всю жизнь томящихся в цепях.
И ты признал борение бесплодным,
Уйдя из жизни нищим, но свободным.

Се вновь Парнас российский торжествует,
Василью Майкову хваленья шлёт,
Он славу навека ему дарует,
Доныне Елисей ведь не умрёт,
И Ломбера игрок не затоскует,
Не тронет прах его трагедий, од;
И хоть не знал чужие он языки,
Зато в родном пожал плоды велики.

Эрата юношей тебя вспоила,
Велев любовные мотивы петь,
Она тебя, о Ржевский, наградила
Способностью любить и пламенеть.
Стихам твоим забвенья злая сила
Помочь не может тихо умереть,
Всегда им должно быть на пьедестале,
Сияя словно древние скрижали.

Струями златоносного Пактола
Омыты, о Княжнин, твои стопы.
Ты силой вольнодумного глагола
Смог не сойти с блистательной тропы
К подножью Аполлонова престола,
Куда нет хода для слепой толпы.
Склонился ангел над твоею урной.
На жизнь смотрел ты с высоты котурна.

Что может быть для россиян прекрасней,
Триумфов славной родины своей,
Что может показаться им опасней
Проникновенья в тайны душ людей?
Но в этом и пленительность тех басней,
Что сложены Хемницером. Орфей
Завидует, что глас его столь ясен.
Бичующий пороки стих прекрасен.

Мне Полигимния повелевает
Тебе во славу почести воздать,
О Дмитриев. Чело твоё венчает
Венок лавровый, вечности печать.
В стихах Изящество свой лик являет,
И Красота не устаёт сиять,
Союз их сладкозвучен и чудесен
Так что Алкей пред ними легковесен.

О ты, достигший лиры совершенства,
О Богданович, Душеньки певец,
В самом тебе сугубое блаженство
Любовию пылающих сердец!
Век золотой и жизни благоденство
Тебе лавровый подали венец.
Ты водишь нас по роще ароматной,
Питая разум пищей благодатной.

Евтерпа с Терпсихорою решили
Между собою заключить союз
И вот своим питомцем окрестили,
Связав с искусством силой крепких уз
Тебя, Попов, чьи вымыслы и были
Потешили синклит державных муз.
Ты чтим был долго россов отчим краем,
Твои и ныне песни почитаем.

Скорее реки вспять подвинут воды,
Скорее в дюйм понизится аршин,
Чем позабудут навсегда народы
Тебя, о гордость россов, Карамзин.
Певец любви, раздумий и природы,
И мудрой Клио славный паладин.
Так зазвени же выспренняя лира,
Прославь навек российского кумира.

Ты, Николев, был стихотворец знатный,
И это имя не умрёт в веках.
Твой милый стих и резвый и приятный,
Твоих комедий не коснётся прах,
Не оскудеет кладезь благодатный
Поэзии твоей у нас в сердцах.
Ты от Сибири до брегов балтийских
Был почитаем в областях российских.

Ермил Костров достоин похвалы сей:
Ведом стезёю тёрна на Парнас,
Витал ты с лирой средь эфирных высей,
Державной одой услаждая нас.
В созданиях твоих живёт Элисий,
Исполненный торжественных прикрас.
Гомера росским слогом излагая,
Ты стал звездой полуночного края.

Воззри поэта вдохновенный гений,
Вот сей Капнист, что возвеличил нас,
Пленяя глубиной своих творений,
Чей и поныне не смолкает глас.
Он – обличитель рабства угнетений,
Блеснувший Ябедой в заветный час,
Когда с отвагой дерзкой аргонавта
Он превзошёл Теренция и Плавта.

Спуститься в глубь морей к Нептуна трону,
Пиры и брани петь былых времён,
Сойти в обитель к мрачному Плутону,
Где хлещет души хладный Ахерон
Иль возлететь на небо к Аполлону –
На всё способен громкой лиры звон,
И ты, Чулков, Сатирой окрылённый,
Слагал стихи на лад непревзойдённый.

Храм муз в российских он воздвиг пределах
И тем стяжал у славы пьедестал,
Он Бога самого, героев смелых
И росскую Минерву воспевал.
Стихов его и звучных и умелых
Который век уж светоч не сиял!
Державин, пламенны твои страницы,
Ты – званский Эпикур, певец Фелицы.

Херасков, лишь тебе под силу было,
Что не смогли другие до тебя:
Россия Россияду получила,
Поэмой сей прославивши себя.
Тебя ж, Херасков, слава окрылила
За то, что ты, отечество любя,
Стихом геройским воспевал сраженья
И россов, что не знают пораженья.

Чесмесский бой и подвиги Орловых,
Которыми дивился целый свет,
Бессмертных воинов, на смерть готовых
За родину свою, ты пел, Поэт,
Владимира Святого, чад Христовых,
Пленительные были древних лет.
Твоим портретом оду завершаю
И лиры властелином нарекаю.

Заканчиваю петь, и молкнет лира,
И замирает звонкая струна,
Пусть ода возвестит народам мира:
Поэтами Россия-мать сильна.
Они достойны звания кумира.
Героев наших славя имена,
Мы помним всех, кому венец дарован,
Кому удел бессмертья уготован.

1999-2002-2012 г.г.

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1