Не по годам судьбу свою итожу

***
Ты был свидетелем того,
Как сила некая с любовью
Мир разрушала с изголовья,
И созидала вновь его.

Игра сия была загадкой
Веков печальных и умов,
Владея бешеною хваткой,
Кружило время без оглядки
И в землю сеяло улов…
***
                                          «Что же мне делать, певцу и первенцу,
                                          В мире, где наичернейший — сер!»
                                                                                       Марина Цветаева

Что же нам делать,
Вечным любовникам
Вечных святынь роковых?
В мрачной пустыне
Жизнь без намордника
Новорождённых
Душит невольников,
Глухонемых и слепых.

Что же нам делать
В этой обители
Лжи и предательств
На каждом шагу?
Здесь перевешены
Все прародители,
Певчие слуги,
И — небожители
З л о б о й
На радость врагу.

Что же нам делать
Осиротелым,
Коль ты пресыщен игрой,
Прошлой и будущей
Смертию тела,
Тайной мольбой
В остывающих венах,
И ледяною тоской?!   

***
Что слава и мечты, когда ты свет и звук?
Впадая в океан, смолкают тотчас реки;
Смолкает всё вокруг – и радость, и испуг,
Всё исчезает, всё — надежды! боль! успехи!

Но коль не выживать, а жить решился ты,
На службе у тебя тогда и бог, и дьявол;
В руках твоих кричит костёр из пустоты,
И океан как пёс у ног лежит устало.

***
Шелестят листы — разговор ведут…
Знать могУт мосты, что под ними пруд

Твой и мой — речей? О, дрожащие!
Вы о чём словА, слух манящие?

Век из века стон, век из века плач:
Ты — листа… Иль он — твой и мой палач?

Колокольный звон ше-по-тит сквозь крик:
— Я готов, готов! Открывай тайник!

Дальше — слёзы свеч… Твой огонь поёт,
По бумаге течь мысль не уста-ёт…

Молнию и гром в чувства во-плоти,
Коль лучи в твой дом — за погром плати!

Не спастись никак — плаха ждёт тебя,
Каждый стих — твой флаг… Шелестят, губя

Женихи — невест… И невесты в ряд
Под фатой дрожат: — Ты готов? Ты рад?

Куда путь, вожак? Шур-шуршат листы,
Огнедышит речь… И — дрожат кресты.

***
Фронтовые мои старики,
Мы не встретились в сорок пятом…
Нынче — свиделись. Сядем рядом,
На пригорочке, у реки.

Как века утекают ловко
С ниоткудова — в никуда!
Выпьем, родненькие. Где стопка?
Спирт — загадочная вода…

Вы счастливые — жили верою,
Верой в Родину. Что сейчас?
Душегубы своею спермою
Русь загадили. Свинопас

Стал царём их. Емелька колется.
Ванька спит. Вот и весь рассказ.
Выпьем, милые! Чья там звонница?
Кони мёртвые… Мёртвый пляс…

Верховодит игрою памятник,
То хохочет, то плачет он;
Выпьем, родненькие, без паники —
Жизнь (всего лишь!) глубокий сон…

***
Здесь холодно. Я валенки надену.
Твой полушубок на себя наброшу.
Не застрелюсь, поверь. Не вскрою вену.
Хотя итожу жизнь свою, итожу…

Не по годам — по вёснам камасутры,
По зимам и по жаркому дыханью
Луны и Солнца. По земным маршрутам
Пустых кладбИщ и храмов. Утром ранним

В живом обличье божее свеченье,
И хрупких истин дьявольские стены.
Не где-то — в душах вечное волненье…
Нет, не повешусь. И не вскрою вены.

Не по годам судьбу свою итожу,
И мне ли плакать, молодость жалея?!
Когда-нибудь я всё же сброшу кожу,
О смерти миф безжалостно развеяв.

***
Жизнь улыбается:
— Пора!

— Пора? Присядем.
Ты всё дала мне.
Всё. Сполна.
На маскараде
Сгорают ночи, тают дни,

Тюльпаны скоро
Вновь расцветут,
И вновь в любви
Утонет город.

И будет чей-то смех стучать
В твоё окошко,
А кто-то будет умирать
Не-понарошку.

Вновь будут свадьбы,
Войны… Слёз —
Людское море!
Вокзалы, встречи…

Чей вопрос
Засыплет вскоре
Землёй — лопата?
Вроде был,
И вроде нЕ был…

И это — всё?
Летим без крыл?

Дыханьем светлым
Смерть улыбается:
— Пора…

— Пора! Присядем.
Ты всё дала мне.
Всё. Сполна.
Себя же ради.

***
Мне – премия? Помилуйте! Стакан…
Стакан воды в подарок… Океану?

Но я дитя, рождённая от ран,
От ран любви, готовая к обману!
Согласная и недотрогой быть,
И злой, и доброй! Глупой быть и умной!
Вникать ли мне – кого за что любить?
Есть смысл жить мне с кем… Или не жить
Расчётливо? Иль просто быть подругой?

Я родилась как ветер, солнце, дождь,
Как снег чистейший, что идёт не зная
Куда, зачем? Себя не утомляя,
Скажи, глупейший, изгнанный из рая,
Скажи, умнейший, ад свой воспевая,
Любовь твоя быть может и другая,
Но как решить – любить иль не любить?!

Водой в стакане удивишь ли спьяну
Того, кто Бог и мне, и Океану?

***
Вы — мои мужья, облака высот…
Низина, уж я… от тебя я от…
Отойду, смеясь над забавою:
Над земной игрой, над обманною.

Тешит пусть себя власть казённая,
Глупость вечная, девка вздорная.
Во моих глазах добры молодцы
Сбросив ложный страх, прыгнут в кОлодцы

Со святой водой! Станут верными.
Кто последним слыл — будут первыми.
Слышал кто в себе Голос — тот мне люб,
Оттого не-бес-ных не трону губ.

Ветры пО морю, по студённому,
Я вам го-во-рю: к трону тронному!
Вы — мои мужья, облака высот…
Я всегда — ничья — во руках Господ —
Них.

***
Ты о чём так горько плачешь?
Смейся, глупая душа!
То как мячик детский скачешь
По дорогам не спеша.

То летишь стремглав,
Не зная — отчего, куда, зачем…
Ты привыкла жить страдая,
Заменить страданье чем?

Чем? Достатком? Равновесьем?
Хладнокровием? И — что?
Сколько мы с тобою песен
Спели, милая? Пошто

Мучит нас, сжигая, время?
Смейся, глупая душа!
Поумнеешь, сбросишь бремя –
Гнёт земного торгаша.

Смейся, глупая! Тебя здесь
Вовсе не было, и — нет.
И не будет — божья ересь!
Знать, на том стоит весь свет.

***
Покрывало из туч
Пеленает огонь в колыбели,
То ль старик, то ль младенец
По утрам в небесах восстаёт,
Сколько б люди не пили
Жизнь взахлёб,
Сколько б люди не пели —
Огнь над ними смеётся,
Совершая холодный полёт.

Кем зажжён этот факел,
Расточающий нежную ярость,
Обжигающий гневом,
Добрым гневом младую листву,
И плывущий без устали
То ли в детство своё,
То ли в старость,
Щедро сеющий бег
За посевом — посев к Рождеству?

Кем зажжён этот факел,
Не узнает никто из скитальцев,
Тайну Тайн возвестить
Он, хранящий безмолвье, пришёл.
Всходит Солнце. Рассвет.
Но на двух руках
Хватит всех пальцев,
Чтоб понять — что к чему.
Всходит Солнце. Рассвет. Хорошо.

***
Смерть наклонилась к изголовью:
— Я здесь. Готова ль ты со мной?

Душа, исполненная болью,
Ей отвечала:
— Нет, постой…

Ещё не всё я расплескала,
И доброты не напилась…

Вздохнула Смерть:
— А я искала
Того, в ком радость родилась.

Прошли года. И Смерть вернулась.
Присела к изголовью вновь.
Своим дыханием коснулась:
— Готова ль ты, моя любовь?

Душа ей тихо отвечала:
— Готова я с тобой идти.
С тех пор, как радость повстречала,
Мне легче боль свою нести.

Ну, забирай скорей! Что мучишь?
Я радость раздарила всем!

Взметнулась Смерть:
— Ты снова шутишь?
Я не приму тебя совсем!

***
Опять свечи встревоженные слёзы,
Знакомые портреты на стене…
Ожившее дыхание берёзы,
Всё наяву опять, а не во сне.

Любимые, в чьи cмерти я не верю,
И жалкое участие глухих.
Какую завтра выдержу потерю?
К утратам ум разбуженный привык.

Какую завтра выдержу удачу?
К победам не привыкнуть никогда.
Мгновение, себя я так же трачу,
Как ты, не вспоминая о годах.

К началу близясь, становлюсь добрее,
Терпимее и тише становлюсь,
Ни перед кем не закрываю двери,
Ни на кого, как прежде, не молюсь.

И даже если друг задует пламя,
Не осужу, скорей наоборот –
Простив убийцу, выроню не знамя,
Не дорожа твоим судом, народ.

Твоим признаньем иль твоим презреньем –
Мне всё одно, чем тешится толпа!
И лишь свечи родной сердцебиенье
Заставит вздрогнуть, радостно запла…

Заплакать, да. И, улыбнувшись страху,
Ладони протянуть тому, чей стих
Достоин восхождения на плаху —
В бессчётный раз благословенный миг

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.1