Джина Лоллобриджида: «Я влюблена в жизнь по-настоящему»

4 июля 2017 одной из самых красивых женщин ХХ века итальянской киноактрисе Джине Лоллобриджиде исполнилось 90 лет.
Уж кого-кого, а Джину Лоллобриджиду представлять не надо — ее знает весь мир. Правда, у славы есть и обратная сторона. В Южной Америке, например, она вытаскивала фоторепортеров из-под собственной кровати. Как призналась кинозвезда, привыкнуть к такому вниманию ей не удалось до сих пор и поэтому нашего брата журналиста она недолюбливает. Тем не менее, великая киноактриса сделала исключение, и мне удалось взять у нее интервью. Было это более 20 лет назад, когда актриса приезжала в Москву на кинофестиваль «Лики любви». Конечно, за эти годы в жизни актрисы, тем более учитывая ее возраст, многое изменилось, но мне кажется, что и сейчас то давнее интервью представит интерес для наших читателей.

— Сеньора Джина, в вас влюблен весь мир, вы сами стали как бы символом любви. Что же такое, по-вашему, любовь?

— Разве можно дать этому определение? В молодости любовь одна. Все интересно, все хочется попробовать, но идут годы, и уже требуется что-то другое, не приключения, не взрыв, который не может продолжаться долго. Женщина ждет других отношений, безусловно, она хочет физической близости, но при этом и других чувств: комфорта, уюта, защищенности, дружбы. Господи, найти просто увлечение несложно. Казалось, махнула рукой — и никаких проблем. А найти полную любовь, в которой будет все, очень трудно, почти невозможно.

— Неужели и у вас были такие проблемы?

— Конечно. У меня было много, если можно так сказать, «любовей», но они, к сожалению, продолжались недолго, и хотя у меня огромное количество поклонников, друзей мало, что, наверное, кажется парадоксом. Но я влюблена в жизнь по-настоящему, она у меня полна и богата. У меня много увлечений: скульптура, пение и, конечно же, фотография. Правда, я уже не пою, но у меня был хороший голос. И наличие этих интересов — богатство.

— Существует множество фильмов о любви. В Москве проходят даже кинофестивали таких фильмов. А как вы считаете, в наши дни актуальны фильмы о любви?

— Конечно, конечно! Мы живем в то время, когда любовь стала намного труднее и сложнее, чем прежде. Люди реже женятся, потому что не хватает средств на семью, и даже, по существу, нет возможности иметь какие-то отношения, не вступая в брак. Потому что при таких болезнях, которые появились в нашем веке, прежняя романтика любви отступает, хотя, может быть, так думаем мы, а молодежь, которая уже родилась с этими проблемами, считает иначе. И мне, по-своему, их немного жаль. Мне кажется, что я не смогла бы по-новому начать свою жизнь, если бы возникла такая возможность — со всеми сегодняшними проблемами.

— А женская любовь отличается от мужской?

— Я считаю, что женщина более щедра в любви, мужчина больше всего на свете любит себя и к тому же подчинен мужской гордыне. Для мужчин женщина — как бы комплимент. Они любят работу сильнее, чем женщину и не могут понять, что можно жить одновременно работой и любовью. Женщина в момент любви сильнее и может принять необходимую форму, а если надо, и раствориться в мужчине, мужчина же в такой момент раним и уязвим, я не буду говорить за всех, но мой опыт показал, что женщина может пожертвовать собой во имя любви. И еще, если женщина красива, известна, имеет успех, то мужчина боится оказаться в ее тени. Был бы мужчина сильным, он не боялся бы этого.

— Сеньора Джина, мне кажется, что с годами вы совершенно не изменились.

— Очень любезно с вашей стороны, но мои годы уходят. То, что я говорила об интересе к жизни, я считаю самым главным. Если человек любит жизнь, если у него есть столько увлечений, как у меня, он не постареет никогда. Увы, некоторые стареют, не успев вырасти. У меня была тетушка, вернее, пратетушка, которая умерла не так давно. Звали ее Донья Лоллобриджида, и ей было 113 лет, до 103 лет она работала, и вся светилась до последнего дня. Она была самой старой женщиной в Италии. Я хотела бы быть похожей на нее. У нее никогда не пропадал интерес к жизни, хотя, казалось бы, она знала только дом и церковь.

Самое главное в жизни — положительные эмоции. Нас окружает такое количество негатива, что мы про них просто забываем. А я считаю, что плохое надо очень быстро забывать, отбрасывать в сторону и всегда думать о чем-то хорошем. Этим вы поможете и себе, и другим. Если посмотреть внимательно, то вы увидите вокруг столько печальных историй, гораздо худших, чем ваша. Надо стараться быть довольным тем, что есть, и идти вперед. Жизнь — это борьба, каждый день и каждый час. И каждый свой день надо завоевывать работой. Не надо ждать, пока тебе дадут что-то просто так, в качестве подарка.

— Помогали ли зам ваши актерские способности в повседневной жизни?

— Безусловно. Потому что наличие таланта в человеке — это дар, данный ему природой. Когда человек может выразить себя посредством таланта, в нем рождается внутренний диалог, который и вызывает положительные эмоции. Потому что диалог с другим человеком их несет не всегда, даже диалог с любимым может быть положительным до определенного момента. Талантливый человек — счастливый человек. И в первую очередь потому, что это дает возможность ему быть независимым. А независимость в жизни очень важна. Она означает свободу. Особенно — свободу говорить «нет», когда это хочется, и для меня одно из главных богатств в жизни — быть независимым.

— Как вы пришли в кино? Что символизировали ваши герои тех лет?

— Я старалась варьировать, выбирать разные образы, чтобы выразить различные человеческие чувства. А в кино пришла, возможно, случайно. Так получилось, что не я искала кино, а кино искало меня. Может быть потому, что я стала в свое время «Мисс Италия — 1947». Наверное, так распорядилась судьба. В результате, не так плохо все получилось. В самом начале моей карьеры великий режиссер Виторио де Сика сказал мне: «Ты хочешь быть художником, быть скульптором, но ты можешь выразить себя и в кино, потому что и для артиста самовыражение — это как воздух». И я живу тем, что выражаю себя через работу.

— Какой вид самовыражения для вас наиболее приемлем?

— Кино — сложный вид искусства, особенно для актера. Он зависит от слишком многих людей: сценариста, режиссера, продюсера. Актеру очень трудно защищаться. Я защищалась буквально ногтями, понимаете, я не простой в работе человек. Потому что стремлюсь не к тому, чтобы быть приятной, а к тому, чтобы выразить себя как можно лучше. Я профессионал и люблю делать все от «начала до конца», и всегда стараюсь докопаться до глубины проблемы. И это мне легче сделать в рисовании, в скульптуре. Это мне дает более полное удовлетворение, чем работа в кино. Я здесь ни от кого не завишу. И еще я думаю, что мне удается выразить себя достаточно полно в фотографии, потому что считаю, что самое лучшее, что есть во мне, находится внутри меня. И в кино, я думаю, и не выразила всего, что хотела бы. Теперь я смогла бы играть характерные роли, умные и значительные. К сожалению, предложений таких нет. Но я надеюсь, что они поступят раньше, чем мне исполнится 90 лет.

— А вам не хотелось бы сыграть героиню из русской классики? Например, Раневскую в «Вишневом саде» или Аркадину в «Дяде Ване»? Наверное, в России нашлись бы режиссеры и продюсеры, которые захотели бы пригласить в свои фильмы саму Джину Лоллобриджиду.

— Русская классическая литература это что-то необычное для кино. Когда читаешь ваши книги, то кажется, что авторы их заранее считали, что их надо экранизировать. Русская классическая литература — вечна.

— Вы сказали, что наиболее полно вам удалось выразить себя в фотографии, но каким образом? Ведь, наверное, когда вы появляетесь на улице, да еще с фотоаппаратом в руках, вас окружает толпа поклонников. Где уж тут выбирать сюжеты…

— Да, это непросто было. Над своим первым фотоальбомом «Моя Италия» я работала два с половиной года. Я всегда ходила замаскированная, в камуфляже. Я была в очках, в парике, закладывала за щеки шарики, чтобы меня совсем не узнали. Ведь люди, когда даже просто видят фотоаппарат, часто начинают нервничать. Но мне удалось много поработать. Я сделала более 25 тысяч снимков. И мой первый альбом имел мировой успех. Тираж его был 300 тысяч экземпляров. Были прекрасные отзывы критиков. Я даже получила международный приз за лучший альбом года. Потом я сделала еще два альбома на Филиппинах. Отдельный альбом о розах, и, наконец, еще один альбом, которому я посвятила 15 лет жизни и который абсолютно не похож на все, что я делала раньше. Это не работа фотожурналиста, не просто фотографии. Каждый образ составлен из нескольких фотографий. Такой, знаете ли, коллаж, с примесью сюрреалистической фантазии. Это сложные вещи. Я пользовалась фотоаппаратом, как художник карандашом. В одной картине могут быть использованы до 15 фотографий, и все это я сделала руками, а не компьютером и тема очень поэтическая — «Дети и животные». Я получила волшебное удовлетворение. Практически, сколько бы мне не заплатили, альбом этот 6лаготворительный. Потому что никакие деньги не могут возместить мне 15 лет работы. Там мало текста, зато есть посвящение, написанное в свое время матерью Терезой.

— Вы были с ней знакомы?

— Да, я восхищалась этой женщиной больше всех в мире. Как-то Республика Сан-Марино заказала мне нарисовать почтовую марку. Из всех знаменитых людей я выбрала мать Терезу, и нарисовала ее.

— Говорят, что для вас лучшее время суток — вечер и ночь. Если это так, то почему?

— Это верно. Конечно, я не снималась в кино только вечером и ночью, но свои творческие планы продумываю именно в это время. И фотографией, скульптурой, рисованием предпочитаю заниматься тогда же. Просто меня ночью никто не беспокоит, и я могу лучше сконцентрироваться. А может быть, это медицинский фактор. Говорят, что люди с низким давлением лучше чувствуют себя по ночам.

— В свое время ваша фотография с Юрием Гагариным обошла весь мир…

— Знакомство с Гагариным было для меня большой радостью. Когда я приехала в Россию, тогда еще, конечно, Советский Союз, меня спросили, с кем бы я хотела познакомиться. Все думали, что я назову политического руководителя. А я сказала — с Гагариным. И даже сама сфотографировала его. Причем я вошла в комнату с фотоаппаратом, а там было мало света, и я решила, что ничего не получится. Но у него была такая светлая улыбка… Я рада, что мне удалось ее поймать. А потом была фотография, где я его целовала. На ней он написал мне: «Я видел много звезд, но ты из них самая прекрасная». Эта фотография для меня очень дорога и я часто к ней обращаюсь.

— Ваш образ был примером красоты и обаяния для людей старшего поколения. Да и сегодня, кажется, во всех странах вас любят не меньше, чем в Италии.

— Понимаете, в Италии ко мне относятся несколько по-иному, хотя и принимают отлично. Просто ведь я там живу, они могут видеть меня каждый день и, естественно, их интерес ниже. Хотя все равно я не могу просто так пройтись по улице. Поэтому я и в кино хожу не часто: в зале зажигают свет, чтобы приветствовать меня. И в такси езжу редко: шоферы отказываются плату брать, и, между прочим, это происходит не только в Италии.

— А правда, что около вашего дома в Риме огромный сад, где  живет 600 видов птиц?

— Наверное, около 700. Самые разные. И голуби, и павлины. Мой сад полон жизни. Как-то было, что два лебедя, живущие там, отложили яйца в феврале, не дождавшись сезона. Наверное, очень уж любили друг друга.

— И все-таки для всех, сеньора Джина, вы, в первую очередь, остаетесь киноактрисой. А какой ваш любимый фильм?

— Если вы имеете в виду мой, то… пожалуй, «Собор парижской богоматери». Там для меня поставили специальный танец, в котором не было ни одного классического движения, и, кроме того, я там сама пою, и вы можете услышать мой голос. А всего я снялась более чем в 60 фильмах.

— А сейчас, по-вашему, есть хорошие фильмы?

— Конечно. Но я люблю смотреть по телевидению старые картины. Они имеют для меня другой запах и другой вкус.

— Сеньора Джина, большое спасибо вам за то, что согласились дать это интервью.

— А вам спасибо за то, что уговорили меня на это.

Беседовал Григорий Пруслин

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.1

  1. Не зря говорят, что обида и злость губят людей. Плодотворная долгая жизнь Джины Лоллобриджиды тому подтверждение. Красивая женщина, прекрасная актриса, замечательное интервью!