Доброе утречко Вам, Потолок!

 

Доброе утречко Вам, Потолок!
Доброе утречко, Стены!
Вот и вступаю я в новый денёк…
Тапочки только надену.
Зубы почищу, попью кофейку.
И, может быть, в этот раз
Я гениальную выдам строку,
Чтоб не лягался Пегас.

 

***

Кошка не хочет, чтоб ты уходил, —
Хвост распушила и трётся о ногу.
Пёс потихоньку скулит у перил,
Телом своим перекрывши дорогу.
Я же — молчу. Ну, а что я скажу?
Лишь провожаю с улыбкой до двери…
Я тебе вечером стих напишу,
Как очень сильно расстроились звери.

 

***

Ты сегодня зайдёшь за книгой!
Я затеяла выпечь плюшки.
Стала мебель по-новому двигать
И надела блузон с синей рюшкой.
А ещё я взбивала подушки…
А ты даже не стал разуваться…
Я — вся в рюшках — пошла кушать плюшки.
… Ну, и как тут не поправляться?

 

***

Перекопаны дороги,
Ветхие мосточки гнутся.
Я задумалась в тревоге:
Как бы мне не навернуться?
Баба Глаша появилась.
Посмотрев на мостик тот,
На небо перекрестилась
И пошла искать обход.
А мальчишка ползал в яме,
Будто бы солдат в окопе.
Прибежала быстро мама
И нашлёпала по попе.
Я одна стою у ямы,
И берёт меня тоска:
Очень много килограммов,
Очень тонкая доска!

 

***

Я постепенно становлюсь собой.
Эгоистична и капризна.
Хочу — и вовсе не приду домой.
Ведь ужин в одиночестве — как тризна.
Ко мне вернулся мой нормальный взгляд:
Стол… Шифоньер… Машинка… Занавеска…
Стол… Шифоньер… И снова этот ряд.
Глаза спокойны. Но уже без блеска.
Без блеска и без слёз. К чему реветь,
Когда давно никто не обижает?
К чему реветь, коль некому жалеть?
Хоть обрыдайся — не узнает…
Я постепенно становлюсь собой.
Честолюбива и ленива.
Да я ли это, что тогда зимой
Была наивна так и суетлива?
Лежу. Как мачеху, свободу ощутив.
Заброшена поваренная книга,
Прочту-ка лучше глупый детектив.
Заботиться о ком-то? Нет уж — фигу!
Я постепенно становлюсь собой…
А он не знал меня такой…

 

***

На корявых ветках,
Как варёные креветки,
Гроздья рябины.
А луны жёлтый глаз —
Словно медный таз
Кто-то кинул.
У окна я сижу
И на всё гляжу
Равнодушно.
Если даже спеть —
Не повеселеть.
Скучно…
Скучно…

***

Кто вам сказал,
Что Муза — это женщина
И  с лирою летает в облаках?
Уж я-то знаю
(мне не померещилось):
Мой Муза — лысый,
С «Примою» в зубах.
К кому-то Муза
Прилетает ночью.
Как призрак нежный,
Явиться с балкона.
Ко мне же — забредёт, когда захочет
Иль просто позвонит по телефону.
И вот тогда
Я начинаю сочинять…
Такую лабуду ещё никто не пишет.
А что же вы хотите с меня взять?
Какие Музы — и такие вирши.

 

***

В квартире холод. Аж мороз!
Замёрзли уши, щёки, нос.
А ноги, туловище, руки —
Всё в одеялах. Их три штуки.
Со мною рядом телефон.
Молчит. Видать, замёрз и он.
Его что ль сунуть в одеяло?
Чтоб нам двоим теплее стало.
Глядишь, оттает, зазвонит.
Заглушит боль моих обид,
Я сразу же тогда согреюсь.
Я так надеюсь… Так надеюсь…

 

***

Приходите сегодня к обеду!
Приглашаю я Вас в два часа.
Что? Не можете нынче?
Так в среду.
Отпроситесь на полчаса!
Испеку пирожки я с грибами,
Сотворю в первый раз бешбармак…
Вместе мы пообедаем с Вами.
Мне – вина?
Да не надо …Я  — так.
Вам понравится. Ну приходите!
А потом будем кофе мы пить…
Что ж я всё про еду?
Извините….
Только как Вас ещё заманить?!

 

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.1