Без снега

Каково бесснежной зимой человеку, который родился и вырос на Урале? Ах, эти веселые комочки, густо падающие с небес, эта белая пелена, румяные щечки. Стукнешь лыжной палкой по веткам сосны, и искристый плен окатит тебя благодатью свежести и сияния. Красота!

Совсем другое дело Дальний Восток. Ты в шубе, тебе холодно от пронизывающих ветров и минусовой температуры, но, увы, ветер, кроме продрогших путников, перекатывает лишь дорожную пыль и случайный мусор. Неуютно.

Вита замерзла. Где же этот трамвай? День какой-то хмурый, да и не день уже, а вечер, завтра снова на работу, где все – то же самое, да и дома никто не ждет.

Молодая жена Вита приняла в свою судьбу кусочек романтики. Где-то в далеких полярных просторах покорял моря и океаны избранник ее и муж. Она скучала и любила, но была немножко и обижена на него. Он тоже был молод и еще учился жизни, поэтому совершал ошибки, а это ранило ее. Но разлука сглаживала обиды, ведь она была одна, осваивая новую должность жены моряка…

А вот и трамвай, пусть и старый, пусть и заледенелый. Народ поспешно ринулся внутрь, и Вита оказалась у окна на задней площадке. Замерзшие стекла в проталинках дыхания, чьих-то росчерках и инее. Царство снежной королевы.

Знакомое лицо мелькнуло, исчезло и, наконец, притиснулось совсем близко. А, вот это кто. Симпатичный и немного смешной парнишка, которого видела всего раз. Да, да… лето, деревенский дом на сопке, компания рослых моряков и их подружек – шашлыки, гулянка. Она тогда чувствовала себя неуютно среди них – разгоряченных, шумных. Высокие, крепкие, они пили, смеялись, легко погружаясь в какие-то свои темы, а она, в своем нежно-голубом костюмчике из тонкой шерсти на деликатных каблучках, чувствовала себя неуместной, чуждой. Но один из этих великанов – ее муж, а это были его друзья, и Вита знакомилась с их жизнью. Вот тогда и увидела Тараса. Запомнился он, тронул чем-то и как-то забылся. Конечно, зачем же ей думать о нем, ведь у нее есть муж. Тарас был пониже ростом. Большие голубые глаза широко распахнулись миру, смешные рот и нос, казалось, улыбались одновременно. Он был оживлен, веселился, шутил, много двигался и даже пытался разбить ребром ладони пустую бутылку. Зачем?

И вот снова Тарас. Лицо приветливое, одет очень просто. Трамвай бежит по рельсам, они о чем-то говорят, нашлись же темы. Несколько остановок, и он выходит, а она едет дальше. Вита едет в том же замерзшем трамвае, ей вроде бы и холодно, но она явственно ощущает — мир вокруг изменился. Куда-то отошли ее маленькие житейские горести. Вита стояла и улыбалась, и маленькое пока еще тепло дало свой первый росточек в сердце.

И опять забылся он. Вита просто жила, ждала мужа из рейса, складывая мозаику событий в узор жизни.

8 марта непреодолимо захотелось нанести на волосы касторовое масло – маска такая питательная. Волосы были ее гордостью, но почему именно в этот день? Звонок в дверь застал ее в домашнем платье с тюрбаном на голове. Уверенная, что это подруга Настя, она открыла дверь и спряталась за ней. Сначала она увидела много красных лепестков, потом длинные стебли и, наконец, самого держателя букета. Это был Тарас. Он улыбался, он дарил цветы, что-то говорил ей. А что же Вита? У нее смятение, волнение и еще что-то непонятное. Вита жила на квартире. На столе, покрытом новой клееночкой, небольшой металлический подносик, а на нем горкой насыпаны конфеты. Это все, что у нее было к празднику. Они сели к столу напротив друг друга, между ними цветы и конфеты, навстречу – сияющие глаза и смущение. Такое вот 8 марта. Голова в репейном масле, нежданный гость и целая охапка крепких, крупных гвоздик, самых красивых в мире.

Осенью он принес ей посылку – всякие домашние вкусности. Он был весел: «Здесь еще в пакете деньги, давай прокутим?» И пригласил ее в вечерний ресторан. Но Вита возразила: « Ресторан, вечером? Нет, давай встретимся в пять утра и поедем за грибами».  Пошутила так. Но утренний сон потревожил свист под окном. Стоит улыбающийся Тарас, готов к «тихой охоте».

Электричка увезла их далеко. Красиво на станции Тигровой – горные протоки, речушки, распадки и сопки, грибы, калейдоскоп трав, заросли лимонника. Места ярчайшие, но и дикие. И где же этот Тарас? А он не столько шел рядом, сколько исчезал, растворялся, прятался за деревья и скалы и смотрел, смотрел на нее.  Обратно ехали усталые, и голова Виты сонно склонилась ему на плечо. Но почему пассажиры электрички так приветливо и понимающе улыбались им?

Когда ему пришлось уехать, она приняла это спокойно. Вита еще не понимала, что с ней происходит и зачем это все? Письмо, которое пришло тогда, когда события ее жизни казались ей и важными и значимыми, она сохранит. Он писал: «Жил-был на свете паренек. Не блистал ни в спорте, ни в науках. Трудное детство. Большие глаза. Ничем не выделялся среди друзей. Просто жил. И вдруг встретил ее. Он дышал и жил этой любовью. Ему бы только видеть ее, ловить каждое ее слово и смотреть, смотреть на ее удивительные глаза, руки, походку, манеру разговаривать, ухаживать за гостями. Это была она, та о которой пишут книги, картины, музыку. Многие великие создают ее образ всю жизнь, и не всегда получается, не всегда удается. Он смотрел на цветы, вдыхал их запах: «Вита». Красные, желтые листья клена: «Вита «. Запахи леса: «Вита». Море, небо, звезды, тихая ясная ночь, осень, весна, все, чему поклоняется мир в картинах, книгах, стихах, Александр Невский, Русь, покорение Эвереста, песни Высоцкого, атака, бросок на амбразуру, вся земля, вселенная, вечность вмещалось в одно слово: «ВИТА!»

Спешат, грохочут по рельсам трамваи, бережно или небрежно несут цветы влюбленные, растут грибы на станции Тигровая…

Но живет на земле Вита без снега и без Тараса.

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1