Диван Ее Величества

— Ну, что, Лиза, ты готова? — сказала Маргарита и погладила черную кошку. Та прикрыла глаза и замурлыкала. Лиза доверяла только этим пятнистым, словно спинка ларги, старческим рукам, которые восемь лет назад в середине дождливого июня подобрали беспомощного котенка в переулке за мебельной фабрикой. Они принесли живой комочек шерсти в теплый дом, вымыли и накормили. И с тех пор ни разу не дали в обиду.

Лиза никогда не понимала людей. Как можно говорить одно, а делать другое? Но Маргарита не такая. Наверное, она тоже чуть-чуть кошка, просто не знает об этом.

И пускай в сером, ветреном ноябре, когда нападает хандра, Маргарита часто тихонько говорит, что никогда душа ее не лежала к кошкам, Лиза не верит. Дела прошлой жизни, до найденыша из переулка.

Тогда по телевизору показывали одну милую старушку в забавной шляпке и элегантном лиловом костюме. В ее честь устраивали парад. Старушка приветливо улыбалась и махала толпе. Люди отвечали криками радости.

— Это королева Великобритании, — сказала Маргарита, поглаживая котенка. — Сегодня празднуют ее день рождения. Хотя родилась она в апреле, чудно, правда?.. Но такая уж старая английская традиция. Первый раз — 21 апреля в кругу семьи, второй — официально, в одну из суббот июня. У них это настоящий национальный праздник. Бедняжка Эдуард (он тоже был королем, но раньше) родился в ноябре, а какое торжество, когда идут сплошные дожди, и ничего не видно из-за туманов? Вот июнь — другое дело, можно погулять всем королевством от души. Хотя зачем тебе это все? — задумчиво протянула женщина. — Верно, моя маленькая королева Лиза?  

Часы, старинные, деревянные, показывали половину пятого. Время пить чай с овсяным печеньем и смотреть любимую передачу. Но сегодня придется изменить привычке. Маргарита ждала гостей. Она убавила звук телевизора, потом снова сделала погромче — показалось что-то интересное — но нет, ерунда. Опять прикрутила, а потом и вовсе выключила телевизор, чтобы не пропустить звонок, и глянула на себя в зеркало. Надела лучшее платье, накрутила короткие волосы, что стала похожей на овечку, а еще говорит, зачем прихорашиваться. 

Кошка Лиза смотрела на хозяйку серьезно и с укором. 

— Знаю, знаю, Ваше Величество!.. — в наиграно напыщенном тоне произнесла Маргарита. — Мне он так же дорог, как и вам. Но я не отступлюсь.

-Надеюсь, ты будешь не против, Бинджин… — спустя пару минут продолжила женщина и провела рукой по выцветшей ткани дивана, когда-то темно-синей с золотым узором, и ее пальцы дрогнули. Здесь она разлила кофе, в тот день, когда в стране произошел переворот. Вот тут Бинджин, ее сын, часто ел чипсы, и крошки забивались во все щели. Маргарита молча вычищала диван пылесосом, пока однажды Фед, ее покойный муж, не научил Бинджина делать уборку самостоятельно. Годы спустя Бинджин говорил: «Мама, ты слишком добра ко всем! И как ты управляла пекарней столько лет?». «Я только помогала папе», скромно отвечала она.

Маргарита выздоравливала быстрее, когда лежала на диване, а не в кровати. Зимние вечера казались теплее, когда вместе с Федом они садились между подушек, закутывались в плед и смотрели старое кино.

Маргарита живо, будто вчерашний день, помнила ту пятницу, в конце августа, когда Фед вернулся пораньше из пекарни. Сама она ушла в обед — забрать Бинджина из школы. Тогда они жили на съемной квартире, в тихом зеленом районе. Через четверть часа, после того как пришел Фед, приехал большой грузовик. Двери открылись, и Маргарита увидела новехонький диван! От радости женщина захлопала в ладоши и завизжала. Целый год она грезила об этом чуде! Каждую субботу ходила в мебельный супермаркет, устраивалась поудобнее на сидении и мечтательно поглаживала дорогую ткань подушек, наслаждаясь выпуклым узором.

Диван стал первым крупным приобретением семьи Морниных. За 35 лет он переехал лишь раз, со съемной квартиры в маленький домик на улице Рейн, в гостиной которого и  простоял всю жизнь.

В дверь позвонили, и Маргарита вздрогнула. Когда живешь один, конечно, здесь не идет речь о кошке, теряешь счет времени и глубже уходишь в мысли.

— Ну вот, пришли…

На пороге стояли два грузчика. С грубоватыми лицами, на которых застыло одно безразличное выражение, в рабочих куртках. Один жевал жвачку, другой был небритый. У обоих вздернутые воротники и чуть приподнятые плечи — на улице моросило.

Маргарита впустила мужчин в дом. От них пахло затхлостью и сигаретами.

— Ну шо, мамаша, де диван.

На полу мужчины оставляли грязные следы. Маргарита тихонько и печально вздохнула. Она только вчера все вымыла!

Пока грузчики осматривали диван, дождь усилился и теперь требовательно стучал по крыше и карнизам, словно просился войти.

— Может быть, немного подождем? — попросила Маргарита. — Я бы не хотела, чтобы диван намок.

— Некогда ждать. У нас плотный график, — ответил жвачкожеватель.

Маргарита присела на стул, передумав предлагать мужчинам по чашечке кофе.

— А завтра или послезавтра?

— Не, тока через месяц.

— Что ж, — Маргарита кротко вздохнула, — кажется, у меня где-то завалялась клеенка. Сейчас поищу.

Женщина поднялась на второй этаж. Чердак, который был здесь раньше, Морнины переделали в жилую комнату почти сразу после переезда. Теперь тут находилась спальня Маргариты. Кровать, шкаф, комод, два коврика и кресло для чтения.

Клеенку Маргарита нашла в одном из ящиков комода. Вдруг снизу раздался какой-то шум, один из мужчин выругался, пронзительно завопила Лиза, и кто-то с грохотом упал. Маргарита поспешила к лестнице.

Стулья валялись на полу, на смятом коврике, съежившись, сидел грузчик. Все его лицо покрывали царапины. На голове у него, словно диковинная меховая шапка, — разъяренная кошка. Второй мужчина, с перепуганной физиономией, стоял в полуметре, держа в руках подушки.

— Что случилось? — вознегодовала Маргарита.

— Снимите с меня это… животное, — процедил сквозь зубы сидящий на полу. Он больше не жевал жвачку. Наверное, проглотил.

— О-о-о… Простите ее, пожалуйста, — Маргарита протянула к Лизе руки. — Она просто боится, что вы заберете ее любимый диван навсегда.

Кошка жалобно мяукнула и перебралась в объятия хозяйки.

Грузчики молча, с кислыми минами, завернули диван в клеенку, вынесли из дому и поставили в машину.

Маргарита стояла на пороге и вежливо улыбалась, пока грузовик не скрылся за поворотом. Лиза сидела у нее на руках, всем видом показывая, какую моральную травму только что получила и, поглядывая на лицо Маргариты, сколько придется хозяйке приложить усилий, чтобы излечить ее.

Женщина пустила кошку на пол, закрыла дверь и прислонилась к ней спиной.

— И что меня дернуло позвонить в эту фирму? Вечно нужно сэкономить! Что скажет Бинджин?

 

Ливень разошелся не на шутку. Вода потоками текла по улицам. Пешеходы спасались перебежками, ища укрытие. Кошки и собаки промокли до последней шерстинки и с жалким видом ютились под всем, что хоть как-то походило на крышу. Машины незаметно для себя превратились в лодки-корабли и теперь, словно во время шторма, искали пути к тихим гаваням.

— Долбаная старуха! Долбаная кошка! Расцарапала все лицо!

Ругань не мешала грузчику вести машину, лавируя по реке, в которую превратилась дорога. Пострадавший от когтей Лизы был мрачнее тучи за окном.

— Ну, ну, тише, тише! — ворчал его напарник.

Но чем дальше, тем сильнее распалялся первый. Когда в очередной раз товарищ пытался успокоить его, водитель повернулся дать яростный ответ и не заметил легковушку, которая внезапно выскочила из-за поворота.

-Поворачивай!.. — завопил его напарник.

За доли секунды водитель все понял. Он выкрутил руль, но не смог справиться с управлением. Машину резко повело в сторону, засвистели тормоза, и через секунду мир вокруг закувыркался. Грузовик перевернулся и грузно шмякнулся в воду.

Водитель, отстегнув ремень безопасности, помог напарнику, и вместе они кое-как выбрались из машины. Первый отделался парой ушибов и царапин, впрочем, если не считать «ранений», полученных от кошки, и теперь стоял по лодыжки в воде и ругался на чем свет стоит. Второй же здорово ударился головой и теперь держался за нее обеими руками, скривившись от боли.

Диван тоже пострадал в аварии. Он выпал из кузова и лежал посередине дороги, клеенка порвалась и сползла. Вода с неба беспощадно заливала выцветшую темно-синюю ткань с золотым узором.

За столом из ДВП сидела расфуфыренная секретарша в блузе с невероятно глубоким вырезом. Ее лицо скрывал толстый слой косметики, так что трудно было определить, как девушка выглядела на самом деле.

Маргарита представилась.

— Я пришла забрать свой диван, — сказала она. — Я сдавала его на перетяжку.

— Ыгы, — снисходительно протянула секретарша и оторвалась от компьютера.

— Фамилия? Дата сдачи? — спросила она, будто собиралась уличить женщину в каком-то преступлении.

-Морнина. 15 июня, две недели назад, — бесстрастно ответила Маргарита.

Секретарша открыла папку с документами, порылась в ней и достала две бумажки.

-Уважаемый клиент! — с ленивым вздохом прочла она. — В связи с тем, что срок эксплуатации Вашего дивана истек, его реставрация невозможна. Приносим извинения за доставленные неудобства. С уважением, администрация «Сервис Плюс».

— Невозможна? — недоуменно переспросила Маргарита и нахмурилась.

— Я же так и сказала. Можете забрать свой диван со склада.

-Подождите, — с расстановкой проговорила Маргарита, и тут ее понесло: — Как так, невозможна? Диван простоял на одном месте 35 лет! Его берегли, как сокровище! Срок эксплуатации?! Да ему еще служить и служить! Что вы мне здесь мозги пудрите? Шарашкина контора! Я вам устрою! Возвращайте мои деньги и диван в целости и сохранности!

— Что вы тут раскричались?! — запищала секретарша, и лицо ее исказилось в гримасе. — Забирайте свой чертов диван! А деньги мы не возвращаем! Надо внимательнее читать бумаги, которые подписываете.

Маргарита тяжело дышала, словно после долгого и утомительного бега. Она поджала губы и сверлила секретаршу взглядом.

— Хорошо, — наконец сказала она. — Я заберу свой диван. А потом доберусь до вас! У меня влиятельный сын, чтобы вы себе знали.

Секретарша только фыркнула в ответ и отвернулась.

Когда Маргарита вошла на склад и увидела диван, то чуть не разрыдалась. Что они сотворили с ее сокровищем? Диван выглядел так, будто пару раз выпал из окна, а потом на нем повалялось с десяток бомжей.

Маргарита, еле-еле душа в теле, ехала домой на такси. Такую роскошь она позволила себе впервые за последние десять лет.

Они поставили диван между клумбой с тюльпанами и гравийной дорожкой, прямо на траву. Маргарита не стала спорить. Хорошо, хоть назад привезли бесплатно. Для этого она еще раз поругалась. Но что было делать? Маргарита сто лет не выходила из себя. Ей стало стыдно и страшно. Бинджин — влиятельный человек? Врач, который помогает жертвам гражданской войны в Восточной Африке? Если бы он только слышал, лопнул бы от смеха. Прости, сынок… И что на нее нашло? Прям какая бестия вселилась!

Последний раз такое случилось, когда Бинджин учился в школе, в классе шестом. Тогда он здорово подрался с одним мальчишкой. Начал задира Коин, а Бинджин не сдержался и дал сдачу. Но родители Коина были влиятельными  людьми. Бинджина обвинили в неуправляемости, назвали трудным ребенком. И обязали Морниных выплатить компенсацию за моральный ущерб, нанесенный их сыну.

В тот день о Маргарите говорила вся школа. Как же она рассвирепела, никому не дала спуску! И даже теперь ей трудно было вспомнить, какие точно слова тогда слетали с языка, куда она ходила и что делала.

В итоге дело замяли. Родители Коина отказались от претензий. А в конце года забрали сына из школы.

Теперь Маргарита была спокойна: она дома, на любимой лужайке. Запах травы и свежеиспеченных булочек успокаивал, шум летнего ветерка в листве сирени настраивал на приятное.

А вот ее молчаливый друг. Настрадался из-за скупости Маргариты! Такое злоключение не назовешь бережливостью!

Маргарита присела на садовый стул и устремила на диван долгий задумчивый взгляд. Лиза, тихонько урча, терлась о ноги хозяйки.

— Ах, что скажет Бинджин? — прошептала женщина и прослезилась. 

Лиза погуляла вдоль дорожки, потом побегала за бабочками и наконец, подошла к дивану. Словно все это время раздумывала, стоит ли иметь дело с таким уродцем, который некогда был красавцем и ее любимчиком. Возмущенно мяукнув, кошка запрыгнула на сидение и внезапно, будто взбесившись, с остервенением стала царапать его. И чем дальше, тем сильнее!

Перепуганная Маргарита вскочила на ноги.

— Ты что творишь?! Лиза! А ну, прекрати немедленно! — крикнула женщина и побежала по дорожке. — Ах ты негодная четырехлапая перфекционистка!

Но кошку было не остановить. Она вошла в раж и яростно раздирала когтями старую ткань, которая не сопротивлялась и с легкостью расползалась во все стороны.

Маргарита закрыла лицо руками. Она боялась тронуть Лизу, чтобы та не ранила ее, и безучастно стояла рядом.

Вдруг стало тихо. По дороге за домом проехала легковушка. У соседей заговорил телевизор.

Маргарита глубоко вздохнула и только затем открыла глаза.

Кошка Лиза с гордым видом лежала на сидении, которое уцелело, и вылизывала лапы. А в растерзанных внутренностях дивана, среди лоскутов ткани и комков наполнителя, торчало что-то деревянное.

Маргарита с опаской приблизилась.

— Лиза, брысь! — женщина махнула рукой, и кошка с обиженным видом соскочила на траву.

Маргарита осторожно потянула предмет и… достала шкатулку! С виду невзрачная, с потертыми углами и на замке.

Маргарита призадумалась. Как странно! Кто мог оставить шкатулку внутри дивана? Бинджин! Нет, на такое был способен только Фед. Но когда он успел? И где спрятал ключ?

Маргарита побрела к дому. Лиза, поняв, что никто ее сейчас утешать не собирается, вальяжно последовала за хозяйкой.

Гостиная без своего мягкого властелина имела вид пустой и одинокий. Маргарита с трудом перетащила в середину комнаты кресло, но оно лишь подчеркивало утраченное.

До вечера женщина валялась в кровати. Она было совершенно разбита после всего случившегося. Вздремнув, Маргарита послушала радио, потом спустилась на кухню и доела то, что осталось после завтрака.

Ключ… Где найти ключ? Эта мысль не давала Маргарите покоя. Лиза вертелась у ее ног и жалобно мяукала. Она совсем забыла про кошку! Накормив зверушку, Маргарита снова поднялась в спальню. Из нижнего ящика комода женщина достала зашитый мешок, в котором хранились вещи Феда. Но только те, которые были особо дороги ее мужу, остальное она выбросила, так как не любила собирать старье.

Перебирая фотографии, записи и безделушки, Маргарита натолкнулась на одно письмо. Прощальное. Ее пальцы дрогнули, а сердце тоскливо сжалось.

Женщина держала письмо, не в силах начать его. Наконец она собралась с духом и прочла строки, которые десять лет назад вывела на бумаге рука ее любимого мужчины.

Маргарита всплакнула, но заставила себя перечитать послание. Что ж… Фед и вправду упоминал о каких-то ключах! Но где их искать? «Там, где всегда».

Маргарита спустилась на первый этаж и подошла к входной двери. По правую сторону от нее стоял круглый столик, с двумя небольшими ящиками. Маргарита открыла нижний. Здесь всегда хранились все ключи. Женщина вынула ящичек и отнесла в гостиную.

Она уже не помнила, от каких замков была половина этого звенящего собрания отмычек!

Началась кропотливая работа по подбору ключа, который бы подошел к загадочной деревянной шкатулке. Прошло полчаса, и в замке щелкнуло! Маргарита приподняла крышку.

Внутри лежал лист бумаги, сложенный вчетверо. Под ним нечто, завернутое в замшевую ткань. Маргарита развернула ее и увидела толстую пачку денег. От удивления женщина разинула рот, у нее перехватило дыхание. Да здесь целое состояние! Конечно, с точки зрения не миллионера, а лишь простой старушки.

Дрожащими руками Маргарита развернула листок: «Любимая моя! У меня всегда было предчувствие, что я уйду первым. Не знаю, почему, но так случается. Наш Бинджин — неспокойный малый. Он уедет в далекую страну, будет спасать мир или еще что-то там и не сможет заботиться о тебе так, как надо. Ты останешься одна. Моя милая старушка, добрая, предупредительная. Некому будет заварить для тебя чай или поправить одеяло, когда ты спишь. Прости, родная, что оставляю тебя одну. Если я попаду на небо, то каждую минуту, каждый миг буду любоваться тобой и посылать свои мысли и нежность к тебе на землю, в наш маленький домик.

Возьми эти деньги. Я накопил их за долгие годы. Думаю, однажды ты соберешься перетягивать диван и найдешь шкатулку. Не скажу, как я туда ее запрятал. Пусть это будет моя последняя тайна.

Милая, если ты решишь купить новый диван, я только «за».

Прощай, моя родная, и до скорого».

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.1