Жили на Выборгской стороне… Стихи

Tule Clow 

 

Жили на Выборгской стороне,

Глядя на Смольный собор с изнанки.

Изумлялись надписям на стене:

«Русскому графу от юной испанки…».

Пошлости не было никакой.

Остров — без имени. А квартирка –

В доме под флагами, над рекой.

Рельсы с Московского, Монастырка.

«Ты в Калифорнии, я — в тоске.

Очень давно не бывало хуже… » —

пишу тебе щепочкой на песке

на Петропавловском сером пляже.

Эти надписи как одна

в разное время в одном порыве.

Ветер подхватит, качнёт волна

и через час растворит в заливе.

Ехали, ехали… А куда?

Толку с того, что права в кармане?

Линия жизни ещё видна,

а вот машина уже не тянет.

04.2014

 

Поджарю луковку, сварю риску.

Поужинаю, попью чайку.

Полста до Питера, на Выборг — сто.

Былое набело пережито.

Не просто набело, а до конца.

Усни, сомнамбула, comme si comme ca.

И только прошлое — всегда связной

за всё хорошее — тебя со мной.

CD-шник старенький читает блюз,

а из динамиков по капле — пульс:

мой Ottmar Liebert и мой Keb Mo.

Всё получается всегда само.

Когда мелодию свою ищу.

Когда не многое, а всё прощу.

21.10.2011

Прогорит, как петарда, прожужжит, как пчела.

Пару раз отмахнулся… она и прошла.

Проскочил, не увлёкся, не добрал, не догнал.

Отбрыкался, отрёкся, стрекозёл, маргинал.

До конца изолгался, закрутился волчок.

Соблазнился, поддался на задок-язычок.

Не причастен к масскульту, в шоу не вовлечён,

закулисную кухню обхожу как загон.

За бабло не лабаю. Тока если голяк.

Быстро не вынимаю, потому что — ништяк.

Не поверил — повёлся. Одолжил, задолжал.

Затемнил, раскололся, дилетант-неформал.

Я не в свите, не в свете, не прильнул, не примкнул.

На подхвате в буфете кое-как протянул.

Сердцевина — по факту, а по сути — костяк.

Чаще welcome, но fuck you, если что-то не так.

Маячок проблесковый весь последний кусок.

И бухой участковый подмахнёт некролог.

06.04.2014

 

Что бы ни делал — разбрасывал камни и заметал следы.

Старый коняга хромой и крайний в шаге от борозды.

Комната в питерской коммуналке, гнилостный запашок.

И ничего, что себя не жалко, если упал флажок.

Что-то упущено и вернётся, что-то и так сойдёт.

Что-то закончится и зачтётся ровно наоборот.

А за Шушарами над Московским Пулковский гул стоит…

Адски заманчиво и чертовски просто… Ctrl+Alt+Delet.

01.03.2014

 

Правильно хорошо или правильно плохо.

Не торопись, подумай, какая связь.

С Ангелом во плоти шутит дитя порока.

Не говори ничего, если шутка не удалась.

Можно жить за чужой счёт, а потом считаться.

Не претендую. Не сдамся и никого не сдам.

Впору плакать всем миром, а не кривляться.

Не слушай прямые тексты, считывай по губам.

На кой чёрт любить одну (одного), а спать с другими?

Племенная порука и солидарность, давай-давай?

Времена меняются. Мы не меняемся вместе с ними.

No pay, no play… farewell, bye.

30.01.2014

 

Himmel Farbe

Небо цвета маренго поздним ноябрьским утром над Петербургом.

Европейскую Луну сменил азиатский месяц.

Уже ничего не значит, не стоит, почти не весит

Слово, брошенное на ветер, вслед за успевшим истлеть окурком.

Я обожаю CAMEL, разумеется, НАСТОЯЩИЙ!

ДАЖЕ «КРУТОЙ» АНАЛОГ ПРОИГРЫВАЕТ ОРИГИНАЛУ.

ЗА УДОВОЛЬСТВИЕ РАСПЛАЧИВАЕШЬСЯ ТЕМ, ЧЕГО ИЗНАЧАЛЬНО МАЛО.

ВРЕМЯ —ВОКЗАЛ, ГДЕ КАЖДЫЙ СЛЕДУЮЩИЙ МИГ —БЕЗОСТАНОВОЧНО ПРОХОДЯЩИЙ.

ВРЕМЕНЕМ И ЗДОРОВЬЕМ ПЛАТИШЬ ЗА ТО, ЧТО БУДЕТ.

ДЕНЕЖКИ И ТАБАЧОК, ПОНЯТНО, ВРОЗЬ.

ТОЧКА ОПОРЫ ПРЕДПОЛАГАЕТ ОСЬ.

ВЛАСТЬ НАД ТОБОЙ ЗАРАЗИТЕЛЬНО ПЛОХО ШУТИТ.

ГОРОД СТИХИЙНО ЗАЛИТ,

СЕТИ И ЦЕПИ ДОСТУПНЫ ПРИМЕРНО НАПОЛОВИНУ.

ЖИТЕЛИ ЗНАЮТ: ОСЕНЬ НЕ БУДЕТ ДОЛГОЙ.

ПОПЛЫВЁТ И ЗАМЁРЗНЕТ, И ОТТАЕТ ПОД НОВОГОДНЕЙ ЁЛКОЙ.

И НЕБО ДРУГОГО ЦВЕТА, И МЕСЯЦ, И ВЕТЕР В СПИНУ.

25.11.2011

 

 

Треугольник

Между набережных трёх каналов — Остров.

Крюкова, Адмиралтейский, Мойки.

Гениально, значит, очень просто:

невский воздух с ароматом моря.

Это Новая Голландия, незримо

и невозмутимо совершенна.

Откровенно, еле уловимо

приоткрыта, неприкосновенна.

Обретение не сводится к утрате,

как хождение в пустыне или в дюнах.

Кто вошёл — остался Бога ради.

Остальных попутным ветром сдуло.

20.01.2012

 

Птица Божья. И всё. Это я.

Оглянулся и улетел.

Привязался, не стало житья.

Отсиделся, как отсидел.

Мелкий бес приручал, приучал,

разохотил, гордыньку уел.

Сам ошпарил, сам ощипал,

воспылал, полыхнул, охладел.

И заткнул свой фонтан, наконец,

самоед, отщепенец, гордец.

Гули-гули, кукареку, ути-ути, ку-ку и курлы.

На суку не могу и боку,

не люблю похвальбы и хулы.

Что накапало, тем размочил.

Что крошили, то зажевал.

Между грёбаных проскочил.

Что просили — всё передал.

И неважно, куда и кому.

Важно то, что одно к одному.

Проясни как-нибудь, обоснуй

это самое «кукареку»,

и начнётся такой ататуй,

что ни вору, ни мужику

не покажется мало. Летишь –

и лети себе, не соблазняй.

Голубок, воробьишка, крепыш.

Не уверен — не прогоняй.

31.05.2015

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.1