По обе стороны Кара-Дага. (Заметки и полезные советы для отдыхающих на море)

О Крыме вообще

Люди, приезжающие в Крым, многого не знают. В Крыму из-за особенностей флоры и фауны может быть небезопасно. Однако, главное пожелание — берегитесь попасть в поле зрения местных крымоводов и им подобных. Как только вы попадетесь им на глаза, они тотчас начнут донимать вас бесконечными «кыры сыры учу базарами», «кок кара дагами» и прочей чепухой, и если на следующий день вы не повторите за ними эти икающие названия, запишут вас в свои личные враги навечно.

В Крыму много холмов и покосившихся вершин, смахивающих то на профиль, то на чье-то ухо, живот, пардон, даже на жопу. И этот географический нонсенс почему-то странным образом необыкновенно возбуждает экскурсоводов и таксистов. Для удовольствия того же таксиста ты свою голову сверни на 360 градусов и пялься на эту жопу, которую за два часа не объедешь.

В виду вышеизложенного, можно сказать, что Крым местами попадается сентиментальный, сакральный, чаще банальный. Ничего интересного в Крыму нет. Но раз вы уже перетащили сюда свой багаж на колесиках, предвкушая мидий с привкусом нефти, вкушайте далее…

Пузырьки

Я, конечно, не Улицкая и не Эмиль Золя, но друзья посоветовали мне эту историю записать и даже не историю, а в некотором смысле нравоучение, после которого начали происходить со мной необратимые изменения: а именно, при виде шампанского я вроде как робею. И мысли пролетают одна отчаянье другой, вроде того — не отказаться ли вообще от него — будь оно хоть с Нового, хоть со Старого Света. А до того случая я практически каждый сезон в «стране коньяков», как было означено на арке венце при въезде в Коктебель, вполне безмятежно попивала себе вышеозначенное шампанское, отдавая предпочтение брюту.
Так вот, попадаю как-то в одну компанию с шампанским, надо было мне туда залететь, никого из них в лицо не помню, помню голос, а главное слова. И процесс самый волнующий предвкушающий – разливание из бутылки толстого стекла, почти амфоры, его, шипучего, с пузырьками прибоя по пластмассовым стаканчикам. Я уже от кисточки винограда веточку отщипнула, чтобы помешать им немного в стаканчике, выпустить пузырьки, чтобы они не мешали мне, не вставали поперек диафрагмы.

Тут некий гость и озвучил, практически в лоб,…: те в шляпках со страусовым пером, которые привыкли при распитии выпускать из шампанского пузырьки — самые продажные и есть. Опешила я и короткую веточку с тремя виноградинками за спиной незаметно выбросила в пыль. А исторические корни этого повествования зарыты, как оказывается, в Париже в начале прошлого века на бульваре Распай то ли на каком другом бульваре, но все под красными фонарями в тамошних злачных кварталах.

И как не унимался голос: эти самые продажные в ожидании клиентов только и делали, что помешивали в шампанском шоколадкой или мизинчиком, чтобы им предварительно как можно большее количество пузырьков выпустить, чтобы больше клиентов принять и не икать при этом. В общем отработать всю рабочую смену без происшествий.

И с той компании, с того памятного нравоучения стала я с подозрением посматривать на шампанское, хоть и люблю его проклятое со всеми его пузырьками. Сколько же лет я в глазах наших сограждан выглядела этой, с бульвара Распай. Что ж мне теперь остается, неужели на итальянский вермут переходить, от которого у меня только голова болит.

О зубной боли

Вы еще не въехали в Крым, а у вас уже разболелся зуб. Главное, в этом случае — не пить молоко, так как в молоке много микробов. Молоко просто напичкано микробами. От молока до гангрены — один шаг.

Все, кто когда-либо болели гангреной, увлекались молоком. Молоко, микробы, а следом — гангрена.  И вам это надо?

Забудьте о своих деснах и кариесах, лучше включите пылесос и лишний раз пропылесосьте квартиру.

Все лечение в переключении.

Как спрятать попугая от таможенников на корабле

Если до встречи с таможенниками остается несколько часов, то
попугая, не обучая ничему можно просто завернуть в газету. Попугай
чувствует тепло и начинает дремать. Предварительно постучавшись, таможенники заглядывают к вам в каюту, но кроме вас и нескольких завернутых в трубочку газет, не видят никого и ничего.

Если до прохождения таможни времени достаточно, то попугая
тренируют: щелкают его по носу, если при появлении постороннего, он не успевает спрятаться под диван.

На берегу у вас дома при открытом окне попугай моментально сдуется ветром в компанию воробьев. Так он любит воробьев. Ему с ними весело, но только до зимы. Зимой воробьи занимаются тем же, чем и летом, а, не прошедший толком таможню, попугай откидывает лапки.

О женщинах на корабле

Женщинам долгое время пребывать на кораблях не показано. Кошкам и собакам, кстати, тоже. На судне много железа, постоянные вибрации.

Кошка начинает кричать, собака скулить. Капитан выбрасывает надоевшую ему обезьяну в море.

Женщина сходит с ума, и сама выбрасывается за борт.

В таких случаях кошке и собаке надевают на шею магнитный ошейник.

О клещах

Цикады и прочая мелочь в траве невидная. К ней можно относиться нейтрально. Ее все равно не видать. Но и из этой зеленой мелочи есть некоторые небезопасные — клещи, например.

Известно, что клещи дышат через задницу. Мне самой это странно, но так говорят люди, которые знают больше нас с вами. Так вот, в случае попадания клеща на чью-то плоть, чтобы оттянуть его за уши, ему на задний бампер следует налить масла. Масло подойдет любое: оливковое, подсолнечное, можно, из виноградных косточек.

При попадании масла туда, куда надо, клещ, совершенно верно, перестает дышать и вытаскивает свою голову (вероятно, для того чтобы ругнуться), которая к этому времени уже глубоко увязла в вашем целлюлите. При этом клещу надо помогать, разворачивать его голову против часовой стрелки, начиная с задницы. В сущности, процедура доставания клеща разработана давно и не доставляет много хлопот.

О баранах, овцах и козлах

Овцы и бараны — животные противные, особенно, козлы. Все они
живут за счет ветра. В стаде прячут голову друг другу под живот, тогда в области ног у них возникает сквозняк, сдувающий с них комаров.

Бараны в основном ждут, когда подует ветер. Как только ветер подует,
они поворачивают свои бараньи головы против ветра и бегут, как
угорелые за десятки километров, за счет этого с них сдуваются особо
крупные мухи. Чабан догнать их не может. Ему надо возвращаться в
сарай за велосипедом.

Если козла с детства лелеять, он становится вредным. Стремится
ударить тебя сзади рогами, а потом блеет и улыбается. Против такого
козла — одно средство — обухом в лоб, а соседу сказать, что козел
ушел в горы.

Козлы водят баранов. Каждый баран знает своего козла. Когда надо
вести баранов на бойню, вызывают козла-провокатора, который
провожает их до ворот. В общем, одна скукота.

Об африканских комарах

В Ворошиловграде стали появляться большие африканские комары. Участились случаи заболеваний тропической лихорадкой с летальным исходом. Возникает вопрос, как они, африканцы, к нам попали? Очень просто.

Опасный африканский комар, предварительно насосавшись крови больного тропической лихорадкой аборигена бездумно проник на рейс международных авиалиний и сошел на плече среднестатистического заштатного пассажира с трапа в Ворошиловграде.

Вот вам и весь летательный исход.

О рыбах в Черном море

Если взглянуть на атлас подводного мира, вывешенный у Аквариума На Биостанции, то создается впечатление, что рыбное хозяйство Черного моря — преизобильное. Сдается мне, что это не так.

Лично я, плавая в этом самом море который сезон, никого из рыб рядом с собой, слава богу, не замечала. На берегу одних только закостеневших бычков.

В Черном море рыбы не опасные. Это в Средиземном море рыбы с зубами, а у наших рыб зубы все стерты. Они своими губами навредить человеку не могут. Конечно, если у тебя палец порезан, то к тебе может пристроиться какой-нибудь ВИЧ инфицированный кайран пожевать маленько челюстями лямки от купальника, но ты его не бойся. Это у них в океане он — акула, а у нас — калоша.

Да, и вообще, у нас в Черном море рыбы нет. Ходишь, ходишь неделями на рынок за кефалью… напрасно.

Чаек нет и дельфинов нет, даже семечки подсолнечные и те куда-то  пропали. Так что ты никого не бойся. Нет никого.

О крымских пирожках

Крымские пирожки, главным образом, начиняют старыми часовыми механизмами, вернее их деталями, еще точнее давно проржавевшими. Попробуйте с другом где-нибудь на берегу моря на удобном, так сказать, лежаке преломить на двоих крымский пирожок.

Из вас, то есть, из ваших зубов тотчас запросится наружу, а то и застрянет в ваших же недовыправленных резцах начинка пресловутого пирожка — гвоздики, пружинки. Вы станете отплевываться неудобными проволочками, острыми винтиками и грубыми колесиками, ругая крымскую губернию на чем свет, требовать квасу и пива. И так, икая и тикая, забыв о друге и о том, чтобы заплатить своевременно за лежак, скорее всего в расстроенных чувствах, удалитесь за горизонт.

О неопалимой купине

Неопалимая купина — самая коварная и есть. В названии — вся такая милочка, а на деле паленая. Ожоги по полгода не проходят.

Все кто с ней соприкасался – терся сдуру о спинку — толком сказать о ней ничего не могут. С виду, вроде, невзрачная, листьями смахивает на капусту, встречается на обочинах.

Ну, не стерва? Народ в Крыму где в основном гуляет? Правильно — по обочинам и мечтает о чем? О борще. Так что в походах, если вас уже занесло на обочину, хотя бы держите руки в карманах и откажитесь собирать на первое и на салаты.

О богомолах

Богомол научил каратистов удару сверху. Это все, что я знаю о богомолах, поэтому буду писать о клещах и прочей травяной мелочи.

Нет, не буду. Буду о летающих мышах. В кипарисах поселились летающие мыши, которые ничему не обучены, кроме полетов. И сшить из них тоже ничего нельзя, у них кожа слишком тонкая.

О дельфинах

С дельфинами надо вести себя осторожно. Дельфин не рыба и не зверь. В дельфине много человеческого. Дельфин, например, очень спокойно может влюбиться и несмотря на то, что умный, начнет вести себя, как дурак.

Если таковой дельфин заприметит в море понравившуюся ему женщину, то он тут же на приличной скорости устремится к ней, и будет искать, как бы ему с ней поближе познакомиться. Женщину это, конечно, пугает. Она начинает волноваться, оглядываться по сторонам. В море при волнении это небезопасно.    

Справка. На Судакском пляже трое дельфинов заиграли в море одного мужчину. Вот так. Где-то в старых книгах описывается, как дельфины спасали тонущих людей, сажая их себе на спину, доставляли в порт. На моей памяти в нашей бухте ничего такого не происходило. А вот скачки и гримасы их в открытом море наблюдались неоднократно. И с кем конкретно они там веселятся с берега нам не видно…

Лучше все-таки с ними быть осмотрительнее. Может быть, у них интеллектуальный коэффициент и высокий, но женщины тоже должны включать свою соображалку и не рассчитывать, что кто-то станет их бесплатно катать на дегустации по подвалам «Архадересса».

О зайцах

Откровенно говорю: «Люблю зайцев». Повсюду ищу их глазами. Большой коричневый заяц — хороший семьянин. У меня в Москве когда-то тоже был свой заяц, которого я иногда даже называла «заинькой», а он меня — «зайчуней». Теперь мы друг от друга далеко, не доскачешься. Но это все равно лучше, чем сутками валяться бездыханным на диване, накрывшись газетой «Советский спорт», прятать водку за бачком унитаза и говорить, что «у меня кончились сигареты, и я… скоро приду…».

В Крыму зайцы живут по дороге в Старый Крым и одного привезли в Коктебель на набережную фотографироваться. И до того он был обаятелен со своими длинными ушами и по всему видно, что примерный семьянин, что решила я с ним сняться на память.  Стали мы прилаживаться друг к другу. Он ко мне на ладонь на задних лапках, я — щекой к его подрагивающему носику. И отмашку даю фотографу — «снимай на все 50 монет». На следующий день получаю снимки. Заяц вышел как заяц — обыкновенный. Но у меня все лицо в каких-то кара-дагских морщинах. Расстроилась я. Лучше бы я на эти сольди мадеры себе купила.

Вывод: с зайцами следует быть начеку. Двуличные они. Может, зимой он, конечно, белый, а летом — серый, но сниматься с ними не советую. Все выйдет какая-нибудь неприятность.

Еще про зайцев

Оказывается, ирландцы не любят зайцев. Неприятно для последних. Они почему-то считают (ирландцы), что зайцы отбирают у коров молоко. Странно! …Я лично так не считаю. Во-первых, отбирают не в том смысле, чтобы отобрать мяч, а якобы ушастые пьют парное молоко в свое удовольствие, присосавшись к вымени коровы своей заячьей губой. Как-то все это больно мудрено. Но так считают ирландцы, будто, сами все это не раз наблюдали, и посему гоняют этих бедных зайцев по всей Ирландии, не дают им позавтракать.

Очень странно, есть над чем поразмыслить. Что-то я не припомню, чтобы зайцы пили по утрам капучино, опять же молоко с капустой не сочетается. И потом, если подумать, зайцу трудно дотянуться до коровы. Допустим, корова – рослая, у нее, естественно, высоко подвешен ее пакет с молоком. Бедный зайчик старается дотянуться, встает на задние лапки, где-то даже на задние цыпочки, тянется, тянется и – не достает. Что ж, ему табуретку с собой таскать? Плюс эффект заячьей губы. С другой стороны, если корова приземистая и жадная до травы, вымя у нее быстро наполняется и отвисает до земли, зайцу под него тоже не подлезть. А если он станет вкушать молочный продукт, лежа на спине, то вполне может захлебнуться. Никакой я не вижу выгоды зайцам сосать молоко у тамошних коров. Большая выходит заморочка. Конечно, может какой заяц, даже парочка ирландских зайцев и подсели на «латте макьято», и их уже за уши не оттянешь от коров, но все равно, заяц – не теленок и ему трудно найти себе корову, подходящую по размеру. 

Причем здесь Крым и Ирландия, спрашивается? А притом, что здешние пастухи гоняются не за крымскими зайцами, а за коровами, которые в свою очередь скачут по Крыму в поисках провианта, так что зайцы наши давно в Ирландии. Позавидуешь.

Как вторые половинки змей доползли домой, даже не спрашивая дороги, или о мудрости

Как известно, змеи очень мудрые. А история такова. Однажды на закате на Биостанции две змеи выползли из своей норы навстречу одному человеку. Человек отреагировал. Взял косу и маханул обеих змей напополам. В ответ на такое противоправное действие, даже без оглашения состава преступления, две передние половинки остались лежать на месте, а задние, обладая частично генетической памятью, развернувшись, поползли под плинтус домой, даже не спрашивая дороги, сохраняя в отстраненной уже памяти маршрут движения.

Не удивляющая ли это всех мудрость…?

Однако на весь маршрут памяти не хватило, и сии половинки добрались только до лифта, возле которого и замерли, что вполне закономерно, так как в отличие от ящериц, у них нет механизма доращивания, и при всей мудрости трудно ожидать, чтобы напоследок они еще побаловали себя чашечкой кофе на кухне.

Поэтому мы приветствуем мудрость, какова она есть, точнее, — на сколько ее хватит.

Как уберечь бабочек от тараканов на корабле и выгодно продать их коллекционерам

На Цейлоне в ботаническом саду набрать бабочек, их там полно. В каюте пришпилить каждую на булавку и спрятать в картонную коробку, чтобы тараканы до них не добрались и не сожрали.

Перед возвращением домой вынуть бабочек из коробки, выложить каждую аккуратно на кусок ваты и затянуть сверху прозрачным целлофаном.

Как только коллекционеры ринутся к трапу, сохранять полную невозмутимость и демонстрировать коммерческую незаинтересованность, мол, у меня уже есть свой покупатель, которому обещано, тогда остальные коллекционеры не смогут сбить цену.

Как сшить галстук из змеи

Змею вывернуть наизнанку, вообще, снять с нее кожу. Данную кожу выскоблить и просушить на солнце. Взять картонный трафарет галстука и просунуть его в змеиную кожу. Голову змеи выложить так, чтобы она пришлась на узел галстука и в таком виде носить под выходной костюм на людях.

Как поймать паука карракурта на кусок пластилина и делать с ним что хочешь

Скатать небольшой кусочек пластилина в шарик, прикрепить его на нитку и на этой нитке опустить в норку, где живет паук.

Карракурт по своей жадности вцепится лапками в пластилин и почти моментально прилепится. В таком виде его тащить из норки.

По доставании паука наружу с ним можно делать по выбору: либо снова опустить в норку на нитке, простившись с ниткой навсегда, либо, плюнув на Карракурта, растереть его вместе с шариком. В последнем случае соскребать его пластилиновые коленки с подошв своих кроссовок.

О собаках, которых считают за друзей

Я собак побаиваюсь — «бо оно лае и може закусе…». Собаки в природе попадаются комнатные и вне комнаты.

Собака питается докторской колбасой, ест холодец, холодные котлеты, закуски. Не знаю, как она может быть другом человеку, когда она столько всего жрет. И, прежде чем заводить собаку стоит крепко подумать: кто с ней, собственно, будет гулять, на кого ее оставлять и сколько стоит билет для друга в «эконом классе».

О лисицах

Как выясняется, лисы тоже не подарок. Большинство лисиц — бешеные. Это очень доходчиво объяснил шофер маршрутки Коктебель- Феодосия, который, следуя данному маршруту, всю дорогу норовил на повороте обогнать грузовик с более крутыми бортами.

Некий пассажир пожаловался ему, то бишь, шоферу, что на прошлой неделе, когда он пнул крысу ногой, то эта неблагодарная тварь прокусила ему носок, и ботинок, и далее, и теперь он вынужден кататься в Феодосию на уколы. А шофер возьми и брякни: «крысы это что, вот у нас, в Крыму практически все лисицы бешеные, и если какая лиса вдруг кинется под ноги, то лучше поостеречься отшвыривать ее туфлей.

Осознав этот полезный для себя разговор, я предлагаю и вам принять его к сведению. И, в случае если таковая лиса выскочит с пеной у рта наперерез, то лучше дать ей дорогу, ногами своими не размахивать. Нехай она мотает в свою лисью бухту, к своему чокнутому мужу, и пускай они сами там между собой разбираются

Как все равно бесполезно охотиться на волков

Волк — зверь догадливый и только ухмыляется, когда слышит, как на соседнем аэродроме заводят вертолеты. Охота происходит следующим образом. Волки, видя над собой стальных птиц, своевременно сворачивают в лес. В лесу каждый волк выбирает подходящее себе дерево, становится на задние лапы и, тесно прижимаясь к полюбившемуся стволу, поджимая под себя хвост, посматривает с улыбкой сквозь листву на удаляющийся вертолет с разочарованными охотниками.

При охоте на волка в степи, куда более сообразительный степной волк, забирается в ручей и ложится на спинку. Черная пуговка его высунувшегося носа принимается глуповатыми охотниками за речной камушек. Охотники вынуждены в который раз возвращаться на базу. Спрашивается — к чему переводить бензин?

О землетрясении

Однажды на одном острове произошло землетрясение. У нас в Крыму оно тоже произойдет, но точно, пока неизвестно когда. В прошлую пятницу я у подруги спрашивала насчет дождя. Она мне и сообщила, что по поводу дождя не обещали, а вот землетрясение в 9 баллов по шкале готовится … со дня на день.

По приборам его ничем не угадаешь, остается оглядываться вокруг — не поползли ли ужи в горы и не исчезли ли кошки (верный признак). Но под окном ночью кошки так орали, что стало понятно, что до землетрясения еще далеко.

А когда я Толику сообщила про это, что вот, вот… он мне растолковал, что Крым держится не на ножке, как все думали, а на пластине и достаточно твердой, так что в Крыму при любой шкале люстра прозвенит и … все.

А на том острове — Сицилия — оно уже произошло сто лет назад и по самой по шкале. Много тогда всего рухнуло в Мессине. Люди вышли на спасательные работы. Вдруг слышат голос. Кто-то кричит из-под земли: «Спасите, спасите …»! натурально на языке того острова, и так отчаянно.

Люди подналегли, стали копать и отрыли … попугая. Просто голого попугая, правда, с хорошо развитыми подражательными способностями.

Вот что значит развивать свой талант, а не зарывать его в землю.

Из необъяснимого

В подземных пещерах под Карадагом всегда находили и находят скелеты. Скелеты маленькие, но не детские, еще меньше — карликов. Видимо, в пещерах живут карлики. Как и чем эти гномы питаются, остается пока неизвестным. Возможно, они плавают на маленьких лодочках по подземным рекам и озерам и удят, заплывающую к ним в пещеры рыбу. Скорее всего, это так.

Ибо, малое подобно большому и, как любил выражаться Гермес Трисмегист Триждывеличайший: «Что внизу, то и наверху».

Карлику еще тем удобно, что когда он потянет на себя с силой крупную рыбу, то не стукнется головой о сталактиты, которых густо в пещерах и, которые все же подвешены высоко, а если и стукнется, нам то что.

Удивительное о писателях в Крыму

Писатели в Крыму были всегда. Тот же Чехов, Куприн… Но интересно, как со временем все разнится.

Так вот, мы уже не вспоминаем, чем и в каких Ореандах писатели обедали: устрицы там, осетрина… Но если начнем загибать пальцы, на предмет недвижимости, к примеру, так просто от нечего делать, то у того же Чехова — дача в Мелехове, дом в Ялте, дача в Гурзуфе, вишневые компоты в банках. А спроси его, чем он занимается, он ответит: «пишу», то есть хочет сказать, что именно с этого занятия ему деньги на стройматериалы и поступали.

По таковому поводу современного писателя мы и спрашивать не станем. Мы все поймем по его глазам, когда мелькнет перед нами в сумерках его утонченное интеллигентное чеховское лицо. Не станем его тревожить, пусть он и дальше смотрит с пустынного пирса вдаль, не мелькнет ли ему где на горизонте желанный парус — белый лоскут для медитации на голодный желудок. Иному писателю повезет и на обратном пути подберет он с набережной вишневую косточку и положит ее в рот.

Не станем его преследовать, отойдем в сторону. Мы и так знаем, что в углу его сырого сарайчика хранится покосившаяся стопочка книг — уютный домик для любимца семьи — богомола. Он брошюры для этой стопочки сам исписал, на деньги тещи издал и теперь мечтает продать хоть кому-нибудь в розницу по оптовым ценам часть своего строительного материала.

Зальем эту информацию рюмочкой местного коньяка, который в этом году созрел на четыре года раньше и сделаем вывод, что удивительное не в писателях и явлениях, как таковых, а во времени, которое с каждым годом расставляет всех и вся по своим все более удивительным местам.

О крымских художниках

Крымские художники самые несчастные люди и есть. Не было у них счастья, нет, и не предвидится его в будущем. У них одна только сиена жженная, да умбрия, да белила. Разбавителем похмеляются. Белила берегут. Про то и весь их художественный разговор. Кто сколько той сиены на ту умбрию перевел. Развод на белила. А сам голый, как забыла кто, вроде, сокол.

На них даже блохи от собак переходят, которые на обычных людей не переходят, потому что они все в масле и в акварелях.

Зимой живописцы топят свои студии частично дровами, частично независимыми работами. За зиму уничтожают весь запас как того, так и другого.

Летом крымские художники ходят на кладбище, (пошел на пленер). Набирают цветов с могил, сносят их к себе во двор и пишут натюрморты, по завершении которых заваривают себе с того же букета травяной чай, чтобы поддержать печень.

 Нету у них ничего. Бедные они. Никто из них и никогда за всю историю существования Крыма не продал ни одной своей работы.

О летательных аппаратах

На набережной приглашают полетать над Кара-Дагом на летательных аппаратах совершенно безопасно: при приземлении подогнуть ноги. Подруга подогнула – тройной перелом.

О дружбе

С животными, с некоторыми, надо вести себя с опаской, с другими — с любовью. Например, на той же набережной есть регулярно поедаемый кабанчик. То есть сам кабанчик карликовый, а поедает его регулярно его хозяйка.

То есть — о б ъ я с н е н и е: хозяйка заработала в первый год на кабанчике, которого предварительно перекрасила в синий цвет, сделав ему прическу ирокез, много денег. На эти деньги она съездила в Париж, а по возвращении съела своего кабанчика. Люди говорят, что на Рождество.

К слову сказать, первый кабанчик был подвижный, с разносторонними интересами, он любил смотреть в разные стороны, а теперешний — сонный, несколько вялый, возможно, ему дают какие-то таблетки для умиротворения.

Возникает вопрос — откуда у хозяйки, которая просто стоит на набережной берутся деньги, тем более на Париж. Оказывается, деньги дают ей добровольно проходящие мимо люди за предоставленный им шанс — сфотографироваться с карликовой свиньей.

А он — кабанчик, действительно милый и очень симпатичный. У него для красоты выкрашены серебряной краской копытца (французский маникюр), съехавшие на кончик пятачка круглые очки. Вылитый Вуди Аллен. Еще он на поводке и поджимает хвостик.

На самом деле все это ужасно. Его целый день держат на солнцепеке, подергивая за поводок. И вспотевшие отдыхающие трутся о его прическу потными ладонями.

Моя подруга, проходя мимо, сказал на эту хозяйку, что она — «сволочуга». Я, разумеется, повторять это слово лишний раз не буду, но, если подумать о … Рождестве?

А как же понятие дружбы?

Нет, просто сердце разрывается.

К кабанчику следует относиться с очень большой любовью, а не жрать его с гречневой кашей, запивая «этой» … на «бруньках».

Пусть бы провалился он этот Париж. Сколько они там сами своих гусей перевели. То же, небось, сперва причешут под Пресли с хохолком, а потом извольте, какое Рождество без «фуа гра». И так каждый раз: от Рождества к Рождеству.

Оскорбительно для человека, который где-то и когда-то звучал гордо.

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1

  1. На мой взгляд, очень хорошо написано! Один из лучших материалов номера (если не лучший). Легко и непринужденно. Но, главное, талантливо.

  2. Прочитал с удовольствием двух тёзок, двух Наталий. И, ведь, похожи обе друг на друга, Похожи лёгкостью повествования, ироничностью, особым взглядом на окружающее. В этом взгляде то, что недоступно мне: воспринимать мир с лёгкостью и улыбкой. Поэтому и завидую обеим белой завистью!

  3. Уважаемая Наталия Сидоровна! Большое спасибо за бесценные советы.
    Даже если не придётся мне посетить Крым, подробно описанные Вами бараны, овцы, бабочки, попугаи — да! попугаи! — и прочие богомолы-каратисты запомнятся надолго. До следующего непосещения.
    Замечательно иронично и весело. Хоть заучивай и цитируй.