Елена Степаненко: «Пусть будет больше морщинок веселых»

Это интервью состоялось около десяти лет назад. Но мне кажется, что оно и сегодня будет интересно читателям в связи с широко обсуждаемом разводе между Евгением Петросяном и Еленой Степаненко. Немало СМИ посвятило, да и сейчас еще уделяет этой семейной драме большое внимание. Как все-таки с годами меняются люди…

— Елена Григорьевна, в одной из газет мне попался кроссворд, в котором слово «Петросян» зашифровано как — муж юмористки Елены Степаненко. То есть имеется ввиду, что народ уже должен знать не Степаненко, как жену Петросяна, а Петросяна, как мужа Степаненко. Что вы скажете по этому поводу?

— Ну, я думаю, что это вы шутите, такого кроссворда быть не может. Потому что Степаненко всегда останется женой Петросяна. Он — мэтр нашего жанра, мастер эстрады и у меня нет комментария к этому вопросу.

— В интернете приведен список лучших российских сатириков из 15 имен, среди которых только две женщины — вы и Клара Новикова. Попав в такую «обойму», вы не боитесь «звездной болезни»?

— Совершенно не боюсь, во-первых, потому, что не считаю себя звездой, а во-вторых, звезды такие далекие и холодные, а я мягкая, пушистая и близкая.

— На телеэкране регулярно шли ваши передачи: «Шоу Елены Степаненко», «Кышкин дом». Они появились по вашей инициативе или вы там только исполнительница? И почему они исчезли в последнее время?

— В свое время почти все каналы телевидения предлагали мне вести юмористическую программу, но быть просто ведущей мне не хотелось. Мы с Евгением Вагановичем стали думать, какую можно создать юмористическую программу. И вот именно такая программа приснилась Петросяну во сне, как Менделееву его таблица. А поскольку на первом и втором канале российского ТВ уже были юмористические передачи, тот же, скажем, «Аншлаг», я ушла на четвертый канал, чтобы никому не мешать. Так появился «Кышкин дом» и я — его хозяйка Мальвина Степановна Кыш. Скажу сразу, что мнение о ней у зрителей было разное, но я относилась к этому, как к своей работе. Художник не может писать только одни шедевры. Какая-то картина у него выходит хорошо, какая-то хуже. Так же и у нас. Программа отнимала у меня очень много времени и сил, ведь она представляла собой телетеатр, в котором принимали участие многие артисты, а мне приходилось играть с ними. Я имею сольные концерты, гастролирую в стране и за рубежом, а «Кышкин дом» должен был появляться регулярно каждую неделю. Это стало для меня тяжело, я ее закрыла. В принципе мне популярность не нужна, слава Богу, меня знают и без этой программы.

— В театральном агентстве «Кышкин дом» у вашей секретарши Лели над головой висел барометр, который всегда показывал «ясно». Это сделано случайно или продуманно?

— Нет, это случайно. У нас в программе много таких случайностей. Например, там на стене висит портрет Петросяна. Женя просил, чтобы мы повесили его где-нибудь с краю. Но почему-то, как мы его не перевешивали, он всегда попадал в кадр.

— А лично ваш, Елены Степаненко, барометр всегда показывает «ясно»?

— Я живой, нормальный человек и как у каждого у меня может, допустим, нога болеть или я от чего-то расстраиваюсь, но вообще по жизни я оптимист. Я считаю, что жизнь дается человеку один раз и прожить ее надо весело. У меня есть «железное» правило: я никогда свои проблемы не перекладываю на других. Бывает, что люди «разряжаются» на своих ближних. Я такого не допускаю никогда. Близкие люди ведь тебе самые дорогие и им ты должен дарить радость.

— Вы кончали музыкальный факультет ГИТИСа, почему же в 1979 году вы пошли держать конкурс к Петросяну. У него же не музыкальный театр?

— После института я работала в Москонцерте, пела там и танцевала. Но как раз в то время Петросян искал себе такую «синтетическую» актрису, чтобы с песнями и танцами. Вот я и пошла. К слову, конкурс у него был приличный, человек 150. А он выбрал меня. В свое время, когда я сдавала номер в театре эстрады, на прослушивании меня увидел Аркадий Хайт. И потом, при просмотре у Петросяна, он сказал ему: «Вот эту девушку бери, она нам подходит, она тебе понравится». А Женя меня ни разу до этого и не видел, но поверил Аркадию и я на самом деле так ему понравилась, что, как видите, стала его женой.

— А сколько лет вы были знакомы с Евгением Вагановичем до замужества?

— Шесть лет я была просто артисткой его коллектива, ну, а потом…

— Как-то вы сказали, что вас с Петросяном потянуло друг к другу на гастролях в Семипалатинске. Может, там воздух такой радиоактивный от полигона?

— Да, знаете, как раз в это время там проходили эти атомные испытания и в гостинице нас так здорово тряхануло. Может, этот толчок нас и подтолкнул друг к другу.

— Вы в жизни над мужем подшучиваете? А он над вами?

— Мне кажется, что наша профессия закладывает в нас какой-то код мышления и мы во всем стараемся увидеть что-то необычное, смешное. Поэтому мы, бывает, и подшучиваем друг над другом и подначиваем. И, самое главное, не обижаемся на это.

— Интересно, а в вашей семье на автоответчике ваш голос?

— Мой. Женя с техникой вообще не очень.

— А что у вас записано на автоответчике? Что-нибудь веселое?

— Раньше я что-то придумывала, но поняла, что запись должна быть короткой, не надоедливой. Только на праздники, скажем, на Новый год, я записываю на автоответчик что-то соответствующее.

— Петросян написал много книг, а вас не тянет?

— Нет, нет, нет… Я не писатель, я читатель.

— А мне недавно попались какие-то стихи Елены Степаненко. Это не ваши?

— Нет, точно не мои. Причем я стала замечать, что, когда моя фамилия стала, как говорится, на слуху, она все чаще мне стала попадаться.

— Может, раньше внимания не обращали? Это ваша девичья фамилия?

— Да, девичья. Мой отец был Степаненко, а мама Мещерякова.

— Между прочим, у той Елены Степаненко есть стихотворение про клоуна и там такие слова: «Так веселить умеешь только ты». Я и подумал, что это про вас. А как вы считаете, у артиста эстрады и клоуна есть что-то общее?

— Безусловно! Это где-то очень близко. Клоун веселит, каламбурит. Артист эстрады такой же клоун.

— Одним из ваших авторов является Наталья Коростелева. А вот интересно, как вы считаете, для женщин-исполнительниц женщины-авторы пишут лучше, чем мужчины?

— Я бы так не сказала. Наташа Коростелева, пожалуй, единственная женщина, которая пишет для нас. Кстати, она ученица Петросяна и пишет не только мне, но и Евгению Вагановичу, и Кларе Новиковой. Но, конечно, женщина острее чувствует женскую психологию. Хотя есть и мужчины, прекрасно пишущие для женщин. Например, Алексей Цапик, которого я читаю.

— А как вы ищите авторов? Или они вас ищут?

— Ну, мне в этом смысле легче, потому что у Евгения Вагановича большие связи с авторами и я со всеми ими знакома. Так что, можно сказать, авторов я получаю по-знакомству.

— Я знаю, что в свое время, когда Хайт вас увидел, то сказал: «Надо же, какая тоненькая, как там только пища проходит. У нее же не телосложение, а теловычитание». А потом вы стали дамой солидной. Это что же от жизни хорошей?
— Просто я хорошо умею готовить, а так как у артиста возможность нормально поесть только после спектакля вечером, к тому же к нам приходит много народа и я любила делать и борщи, и пампушки.… У женщины с годами приходит какой-то рубеж обмена веществ, когда надо продержаться. А Женя считает, что хорошего человека должно быть много. И если мужу нравится полная жена, то, спрашивается, зачем себя сдерживать? К тому же здесь примешивается вопрос в другой плоскости. Все почему-то считали, что Петросян меня зажимает, не выпускает на передний план. А как раз наоборот, он все время «толкал» меня делать сольные номера, что-то придумывать. Я думала, к тому же, ну вот зачем я, толстая тетка буду «маячить» на сцене. А вот когда я потом похудела, то, наверно, как каждый в такой ситуации, ожила, энергия прибавилась. Представляете, я похудела на 30 килограмм.

— Ну и как же это у вас получилось?

— Да никак, все очень просто. Вы идете в аптеку, покупаете пластырь, заклеиваете рот и никаких проблем. Чтобы сбросить такой вес, действительно надо сначала голодать. Я дней 20 утром пила один чай, зеленый или черный, в обед — апельсин и 8 чернослив или протертая каша и вечером две картошки отварные и салат. А потом, когда вес пошел вниз, сесть на раздельное питание. И вес будет идти дальше и остановится на той границе, какую вы ему укажете. Когда при большом лишнем весе вы сбросите первые 10 килограмм, то почувствуете кайф и другой вкус еды. И вам перестанут нравиться сосиски и сардельки. Организм сам начнет делать отбор продуктов.
— А у Петросяна тоже раздельное питание?

— Да что вы! Женя «метет» все подряд.

— Вы как-то сказали, что гладить рубашки Петросяну это целое искусство. А быт не отвлекает вас от творчества?

— Не то, чтобы отвлекает, а просто мешает, поскольку его много. Домработницы у нас нет и делаю я все сама. И в связи с выступлениями, гастролями времени совсем не остается. Но рубашки Петросян доверяет только мне. В этом вопросе он эстет. Ну, а что делать? Когда человека любишь, ничего сделать для него не трудно. У нас женщины забывают об этом. Они считают, раз уж он ее муж, то все, он уже ее собственность, ее вещь. Это неправильно. Появится другая, которой твой муж понравится, которая будет ему все делать и… Я знаю случай, когда муж пошел к соседке за куревом и остался жить.

— Елена Григорьевна, а ваше прозвище «Блин-Клин» вас не смущает? Какое-то оно уж очень неженственное.

— Да нет, не смущает. Просто эти слова из моего выступления запомнились народу, мол, надо же, такой красавец президент пошел налево. И все это на кухнях обсуждали. Господи, да для наших баб пускай ходит хоть куда, лишь бы домой вернулся. Русские женщины даже в президенте хотят видеть мужика.

— Вот слова «стою я перед вами, простая русская баба», это про ваших героинь?

— Отчасти, конечно. Но у меня и другие героини есть: искусствовед, косметолог, экскурсовод. Но в основном — простые русские женщины. Я их просто обожаю. Потому что теплее, добрее, всепрощающе в мире нет. Недаром русские жены идут везде нарасхват.

— А что значит — простая женщина?

— А это как в искусстве. Вот смотрит человек картину. Кажется, все просто, а завораживает, глаз не оторвешь и уходить не хочется. Энергетика какая-то человека охватывает. Настоящую хорошую картину поймут все — от академика до дворника. К этому и нужно стремиться.

— В своих ролях вы быстро переходите из одного образа в другой. То вы — ребенок, то — женщина-вумен, то — торговка. Вам такой переход легко дается?

— Здесь надо говорить о профессионализме. Артист, как и любой человек, в своем деле должен быть профессионалом, уметь в нужный момент переключить психологию, его нервная система должна быть организована и моментально реагировать на ситуацию. Я считаю, что самый большой грех в человеке — это равнодушие, когда нам все равно, что происходит.

— Жванецкий сказал про кого-то: «Прелесть, какая дурочка». Это не про ваших героинь?

— Да я бы не сказала, что мои героини дурочки, совсем даже нет. Да и героини-то разные, достаточно посмотреть весь мой сольный концерт.

— Вам никогда не хотелось сыграть драматическую роль?

— Хотелось, и я играла. Я снялась в двух фильмах. У Самсонова в картине «Мышеловка» и в фильме «Самоубийца», где играли замечательные актеры — Шакуров, Гафт, Невинный. Это вполне серьезные роли.

— А хобби у вас есть?

— У меня хорошее хобби — я люблю всех людей.

— Понятно, Петросяна вы любите как жизнь, а всех остальных, как хобби. На даче вы сами работаете?

— И сама работаю, и мама моя, и тетка, и племянники. Там работы на всех хватит.

— А что вы больше любите выращивать — помидоры или розы?

— У меня там есть три куста роз, но они растут как бы сами по себе. А помидоры я выращиваю, и огурцы, и баклажаны, и травы вкусные. Всем друзьям нравятся мои малосольные огурчики.

— Если я не ошибаюсь, у вас машина — зеленая «Хонда». Вы с ней дружите?

— Очень. Я ее люблю. У нее даже имя есть — Галя. И машина меня любит тоже. Когда на ней ездит наш шофер, она мне потом жалуется. Потому что я обращаюсь с ней нежно, тихо торможу, тихо трогаюсь, а он все — рывками.

— Вы любите больше ходить в гости или принимать гостей?

— И то, и другое. А больше всего люблю наши девичники. У меня есть шесть подруг и когда мы собираемся, нам очень хорошо, все время хохочем. У меня замечательные подруги, и все любят моего мужа. И когда я говорю ему, что иду на «девчатник», он меня спокойно отпускает. Это не подруги детства, они появились где-то после 30-ти, но мы как-то «притерлись» друг к другу.

— Какой подарок для вас самый дорогой?

— Знаете, я в принципе не люблю, когда мне дарят подарки. Во-первых, я терпеть не могу, когда люди на меня тратятся, во-вторых, все, что мне нужно по жизни, у меня есть. А в–третьих, я люблю подарки какие-то с выдумкой. Например, я люблю траву руколла, итальянская, потрясающая. И моя подруга Наташа привезла мне на день рождения целый таз руколлы, посадила туда цыплят. Между прочим, из Германии привезла, она у вас продается.

— Как вы относитесь к вредным привычкам?

— В смысле курить и пить? Курить я вообще не курю, и когда моя Мальвина Кыш курит, я это просто изображаю. А выпить.… Почему бы и нет? Я люблю коньяк.

— Елена Григорьевна, смех — это хорошо. Но ведь от него морщины бывают…

— От горя бывают гораздо больше морщин, чем от смеха. А от смеха и морщинки смешные, как от солнышка. Так пусть будет больше морщинок веселых, чем грустных.

Григорий Пруслин

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.1