ЮРИЙ ВЛОДОВ (1932 – 2009) Стихи о Мандельштаме

НЭПМАНСКАЯ БАЛЛАДА

 

Ну кто не знает Мандельштама?

Фигура-дура, скажем прямо:

Шатун, крамольный стихоплет,

В какой ты цвет его не выкрась.

Одни подачки: ест да пьет.

По виду – грач, по слухам – выкрест.

Но, черт возьми, какой пассаж,

Когда морали строгий страж

Его читает зло в гостиной…

С овчинку кажется уют!

И по лощеным барским спинам

Мурашки вящие снуют!..

Столица. Вкусный пар харчевни

Швейцары сумрачны и древни,

В хрустальной вазе мягкий хлеб.

Патруль — небритый и холодный —

Заглянет —  грозный и свободный,

Слюну проглотит: «Ишь ты, нэп!»

Мой Бог! Какая сервировка!

Тарелку взять – нужна сноровка,

Не двинь-ка локтем невзначай…

В окне — тельняшка, клеш, винтовка…

Пиит два супа спросит робко

И для жены – горячий чай.

Цивилизованный приказчик

С хозяйским прозвищем «Проказник»

На полового в нос ворчит.

Весь распомаженный и узкий

Гитарой ласково журчит,

Картавя на манер французский:

«Вся-то наша жизнюшка,

Как пустой стакан…

У меня на сег’дце бг’одит

Чег’ный таг’акан…»

Морозно хлещут струи водки.

Рагу шипит на сковородке.

Приказчик! Душка! Пей до дна!

Берет высоко и фальшиво

Гитары дряблая струна…

Ах, пшенный суп! Ну что за диво!

 

 

 

                                    БАЛЛАДА О НОЧЛЕГЕ

 

Гой, робята! Рви на тройке!

Фордыбачь, российский сын!

Завались в суконной тройке

Хошь – в харчевню, хошь – в Торгсин!..

Время, время – прямо в темя

Бац! – навроде кирпича…

Хлоп ушами – ты уж с теми, –

Дунет шашечка сплеча!..

Хрен, капуста да печенка,

Все сегодня не зазря…

Водка, кровушка, чечетка –

Тридцать три богатыря!

«Вам бы надо б – чьи мы? Чьи мы?

Ну, так можем пачпорт дать…

На печи бы…на печи бы…

Нам бы надо б…нам бы спать…»

Печь высока да калена –

Подюжей жилец сперва!

Ой, потеха! До колена

От жилетки рукава!..

«Слухай, Кузька! – не конфузь-ка!

Не помни на них пальто!»

Широка натура русська! –

Степ – и то – чуток не то!..

«Так негоже при народе! –

Слышь, лежачего не бей!..»

Любит пшенку в огороде

Наш залетный воробей!..

Спит под печкой сучка Моська,

Снится ей мосол свиной.

Спит на печке странник Оська

(Ну, конечно, и с женой!)…

Мает маятник судьбину…

Русь! Кладбище да труба…

Через пущу-луговину

Продирается изба…

Под щекой у сучки Моськи

Сохнет Оськин башмачок…

Ая-яй! Не стыдно, Оська?!

Ведь не спишь ты, дурачок!..

«Здрассте! Здрассте! Нет, не сплю я…

Потому что вот – не сплю…

Вашу родину люблю я!

Нашу родину люблю!…

Почему-то лилипуты

Повставали в уголки

На кривых ножонках путы,

А в глазенках – угольки!..

Как же? – круглые недели

Чтоб ни крыши, ни угла?!

В самом деле, вы хотели,

Чтобы мы как чучела?!

Извините…Мерзость…Мысли…

Просто карлики в углах…

Нам бы надо б в зябкой выси,

Чтоб на легоньких крылах!

Над ветрами колокольни,

Где зарница, как нарыв!

Черной птицей в небо, что ли?

Три ха-ха! – какой наив!

Вы поймите, вы поймите,

Как я счастлив за житьё!..

Ну, пожалуйста, возьмите

Сердце алое мое!!..»

В раннем поле, где Морозко

Машет гривушкой льняной,

От села уходит Оська

/Ну, конечно, и с женой!/…

 

 

                         ЛАГЕРНАЯ БАЛЛАДА

 

                     Не оставляйте спички детям
                                   (плакат противопожарной охраны)

Вступление.
Как совы сонны и недобры воры.
Бесята смерти прыгают в кострах.
И плавают над зоной разговоры
Липучие и едкие, как страх.

В болотине увяз таежный лагерь,
Закручено сплетенье душ и тел.
Земной любви неуловимый ангел
По Северу в тот день не пролетел.

Авторитетный вор (дурачась).
Коль нечего в паскудной зоне пить
Пора слезами глотку окропить,
В утробу непутевую пролить их…
Эй, шмуль, канай сюда,
Ты кто? — политик?..
Поэт.
Я – Мандельштам! Я – лодочник!
Безумец, настигнутый зигзагом громовым!
Спалил всю лодку огненный трезубец
И я завис над морем гробовым,
Не перейти пучину смерти вброд!..
Авторитетный вор.
Он чокнутый! кило печенья в рот!
Поэт.
Я помню, в Петергофской колоннаде
Свистел ветров мучительный кларнет!
На Пасху я послал два слова Наде, –
Ответа нет, увы! – ответа нет!…
Гнусавый.
Кого жалеть? Что есть в натуре баба? –
Всего лишь дырка, скользкая, как жаба!
Поэт.
Не смейте! Это гнусно!
Авторитетный вор.
Не дури. На, лучше, самосаду подкури…
Вор-заика.
Б-бабье – они как п-плохонькие лодки,
В любовной жизни н-надобно в-весло…
Гнусавый.
Залить бы, что ли, валерьяном глотки,
Да так, чтобы поносом пронесло!…
Поэт.
Мне страшно здесь! Лежишь во тьме барака
Как Гоголь, пробудившийся в гробу!
Гнусавый.
О чем и речь? Зачем горбатым драка?
Тащи потом несчастье на горбу.
Авторитетный вор.
Ты, говорят, был в должности поэта,
Что ж, растолкуй нам в рифмочку про это.
Гнусавый.
Пусть пожует жиганской колбасы,
Чтоб укрепить поэтские басы.
Вор-заика.
Жри, не давись. Трясется, доходяга.
Что делать? Жизнь – преподлая бодяга.
Авторитетный вор.
Поел? Теперь натурой заплати:
Изобрази поэта во плоти!
Поэт.
Извольте! Но едва ли вы поймете!
Поэзия не кража, не грабеж!..
Авторитетный вор.
Воры, считай, жемчужины в помете,
Копни навоз, авось да разгребешь!

Поэт.

Поэзии Божественные чары

Подобны внеземному кораблю!..

Авторитетный вор.

Оставь свои загадки для сучары,

А я так созвучия люблю!…
Поэт.
Забыл!.. Ах, да! ..
На треснувшей иконе
С ухмылкой сатанинской полубог!..
Авторитетный вор.
Поэт, навроде, тоже вор в законе! –
Живет себе как вольный голубок!
Поэт (читает).
Кладбище Вселенной. Полуночь души.
Могу ли во мраке расцвесть я?
Незрячую землю в тишайшей глуши
На ощупь находят созвездья
.
Авторитетный вор.
Не стыдно, жид! С невинными глазами
Толкаешь нам Серегу из Рязани.
Я смолоду завзятый книгочей,
Профессор ярославских уркачей!
Поэт.
Есенин! Чушь! Певец святых коров!
Поэт – как луч столетий и миров!
Авторитетный вор.
Цыц! Не вертись, как устрица на блюде!
Тебя, придурка, пригласили люди,
Тебя, барбоса, слушает ворье,
Так расскажи, пожалуйста, свое.
Поэт (читает).
И глух человеческий разум, и слеп.
Мерцают просветы скупые.
Ключицы любимой и горестный хлеб
На ощупь находят слепые.
Авторитетный вор.
Над кем смеешься, лагерная рвань?
Кого дурачишь – деревенских вань?
Гнусавый.
Поносник! Спер Серегины стишата!
Обдай его баландой из ушата!
Вор-заика.
Мы для н-него п-преступники, х-хамье…
Поэт.
Клянусь Надеждой, это все – мое!
Я – Мандельштам! – клейменный, именной!
Весь Петроград качался, как хмельной!
Сам Блок сказал: «Строка сечет как розга!..»
Гнусавый.
Огладь его орясиной вдоль мозга!
Вор-заика.
Он полудурок, б-брось его, н-не трожь!
Б-боюсь к-кровянки, аж в к-коленках дрлжь!
Авторитетный вор.
Пусть не наглеет!Фраер! Тварь! Дебил!
На получи! (бьет)
Вор-заика.
Да ты его п-прибил!…
Авторитетный вор.
Не будоражьте душу, Бога ради!…
Поэт.
Кровь…Умираю… Передайте Наде…
Авторитетный вор.
Эй, работяги! Тут один шакал
Упал и в рай небесный ускакал!

(Ворам вполголоса)
Атас! Расход! Что приуныли, братцы?
Давай, урло, запишем жида в святцы!

Эпилог.
Где тени мертвых бродят не дыша,
Где вьюга воет лагерной сиреной,
Гори-гори одна во всей вселенной
Незрячая молочная душа.

Где говорят земля смешалась с небом,
Где ни ходьба ни гоже, ни езда
Над ледяным закостенелым снегом
Гори-гори младенчества звезда.

 

***

Хиленькому Осипу

До ума б дожить,  –

Сколько можно сослепу

Хныкать и ханжить?

 

Влезет вместе с пейсами

На чужой диван,

Слушая, как с песнями

Ждет в ночи Иван.

 

* **

Тайги сухая осыпь.

Ухмылка пахана:

«Не бзди, товарищ Осип!

Всему хана!»

 

Мертвее смерти в сто раз

Слепой слезы слюда…

Луна – твой вечный сторож –

Туда –сюда…

 

Снежинки сеет осень.

Аминь. Каюк.

Что хнычешь, бедный Осип,

Слабо – на юг?!..

 

 

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1