Всего три спички…

ВСЕГО ТРИ СПИЧКИ, ЧТОБ ДОЖИТЬ ДО ЛЕТА

Паркет скрипит. Сверчок на антресолях…
Из-под обоев старые газеты…
Листки календаря февраль мусолит,
И не желает наступленья лета.

Я весь промёрз. В углах ютятся тени.
Погасла печь. Ловлю тепло губами…
Февраль лютует, кровожадный гений…
Но нЕчего во мне уже убавить.

Огонь свечи — маяк переживаний,
Всего три спички, чтоб дожить до лета.
Душа в холодном теле на диване,
Да крошки от надкушенной галеты.

ПРОСТИ, ЕСЛИ МОЖЕШЬ

Прости, если можешь и, если не можешь, — прости.
Зима наступила, завьюжила белой разлукой,
И реки замёрзли, деревьев заломлены руки…
Уйду не прощаясь, сжигая надежды мосты.

Позёмка очертит шагов неуверенных цепь,
Свеча задрожит на ветру мотыльковою тенью,
Ещё я надеюсь твоё получить всепрощенье,
И может быть где-то на гранях судьбы уцелеть.

Прости, если можешь и, если не можешь,- прости.
Скитаться по свету издревле мужская забава,
Так часто меняются женские слёзы на славу,
Но так тяжело эту славу по жизни нести.

И кто-то опять наполняет мечтой паруса,
И кровь закипает опять в набухающих жилах,
А я измениться никак очевидно не в силах…
Но снова и снова мои произносят уста:

Прости, если можешь и, если не можешь, — прости….

КОГДА СЛЫШУ В НОЧИ ЗАТИХАЮЩИЙ СТУК КАБЛУЧКОВ

Когда слышу в ночи затихающий стук каблучков,
Выхожу на балкон и смотрю в темноту Недоверья.
И Луна поправляет за тучами дужки очков,
И собака скулит за неплотно прикрытою дверью.

И куда-то спешат беспрерывной толпой облака,
Грустный клён за окном не даёт успокоиться ветру,
Каблучки затихают…Наверно ты так далека,
Что уже ни к чему приносить бесполезную жертву.
 

Я НЕ ЛЮБЛЮ МОМЕНТ ПРОЩАНИЯ

Я не люблю момент прощания,
Он так безжалостен и груб.
Боль сердца, обуздав желания,
Пьёт влагу с пересохших губ.

“Прощай!”- короткое, как выстрел,
Всё разделило,- “до” и “от”,-
Смешались краски на палитре,
Раскрасив жизнь наоборот.

И белый снег стал ярко-красным
У Чёрной речки. Пистолет
Свой выстрел сделал. Это страшно…
Прощаться, если шанса нет.

УТРО

Луна всё более бледнела,
День набирал в свои права,
И падало на землю небо,
Порозовевшее едва.

И тишина, взорвавшись смехом,
Играла в золоте листвы,
И блики лунные несмело,
Ласкали волосы твои.

Я собирал твой смех губами,
И пил, как утренний бальзам.
А солнце, первыми лучами,
Скользило нежно по телам.

Я РАД, ВЫ ИЗЛЕЧИЛИСЬ ОТ МЕНЯ

Я рад, Вы излечились от меня.
А я, все так-же, безнадёжно болен,
Размениваю чувства у менял,
И вновь зову на помощь силу воли.

Я рад, что улыбаетесь другим,
Что можете смеяться, как и прежде.
Вернулось всё на старые круги,
В безмолвие сомнительной надежды…

Я рад, что память, множа пустоту,
Мне сохранила абрис Ваш в тумане.
Срывает осень жёлтую листву,
Ещё не веря, что зима обманет.

Я рад тому, что…впрочем дела нет
Вам до того, что так меня волнует…
Лишь силуэт в зашторенном окне,
Да губы помнят Ваши поцелуи…

СТИХИ НИ ДЛЯ КОГО

Как сладостно слагать
Стихи ни для кого!
(А. Вознесенский)

Упавшая рука,
Дрожащее перо,
Возлюбленный слуга-
Заплаканный Пьеро.

Заученность реприз,
Софитов полукруг,
На две ступни карниз-
И воздух так упруг.

Когда звено цепи,
Разрублено сплеча,
Строка не исцелит,
Улыбку палача…

И некому солгать,
Но так писать легко…
Так сладостно слагать
Стихи ни для кого!

НО КАК ЛЮБИЛ Я ВАС

 За гранью обнажённого стекла,
Отчётливей видны чужие лица.
Дней череда, случайной вереницей
Опять куда-то память унесла.

На улице свирепствует январь,
Камин дымит…, паук, немой сожитель…,
А время то стремительно кружится,
То тащится в хвосте едва-едва.

Мелькает силуэт знакомых рук,
И исчезает невесомой тенью.
И, как всегда, скрепят во след ступени,
А время начинает новый круг
За гранью обнажённого стекла…

Не надо притворяться и лукавить…,
Плеча коснуться нежными руками…
И пыль смахнуть с кухонного стола…
Кукушка отхрипит двенадцать раз…
Рябит стекло- всё в нитях паутины…
Как любим мы отыскивать причины…
Как любим мы… но как любил я Вас…

ЛЮБЛЮ Я ДОЖДЬ…

Люблю я дождь…
Ночной гулящий дождь.
Когда он пробирается по крыше,
И думает никто его не слышит,
И на окно кидает капель гроздь.

Проскачет по нагретой мостовой,
Перебежит пустынную дорогу,
Запузырит ступени на пороге,-
Точь в точь, как возвращались мы с тобой…

Промокшие…на цыпочках…вдвоём…
Омытые безумною любовью,
И дождевые тучи в изголовье
Постели нашей, пахнущей дождём…

Люблю я дождь…
             Ночной
                     гулящий
                                дождь….

 

ОСЕНЬ В НЬЮ-ЙОРКЕ

 

Осколки солнца в жёлтых листьях осени
Ещё хранят тепло твоих ладоней,
Рисует утро на оконной плоскости
Улыбку рафаэлевской Мадонны.

Уже фольгой похрустывают лужицы,
Всё глубже осень промерзает за ночь.
И первый снег вот-вот уже закружится,
В два раза удлиняя Verrazano.1

Нью-Йоркская палитра поздней осени:
Сегодня снег, а завтра дождь…, но между
Опавший лист строку наполнить просится
И подарить твоих ладоней нежность.

______________________

1 Verrazano-Narrows Bridge (англ.)-мост
соединяющий Бруклин и Статен Айлэнд, районы
большого Нью-Йорка.

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1