Вдохновение города на Неве

Петербургский денек

Назначенная встреча на Садовой,
Слегка угрюмым питерским деньком,
Бездумно их вела маршрутом новым,
Что начинался сразу за мостом.

Дворцы и львы, лепнина и каналы,
Сверканье золоченых куполов.
Вода и небо — все их волновало,
На улочках сплошных особняков.

На вынос кофе, роспись на витрине,
Многоголосье улиц, пелена…
И для печалей вовсе нет причины,
Ведь с ними Питер, нежность и весна.

И шли они вперед через усталость,
И улыбались вовсе без причин:
Росточком не удавшаяся мама,
Такой ее высокий, взрослый сын.

Суаре

Я приглашаю вас на суаре,
Где сервировка будет безупречной.
Хозяйка в серебре и янтаре,
Вас увлечет беседою беспечной.

Разложены на блюде канапе,
В графинчике — рубиновые блики.
И согласитесь, чем не «Сан-Тропе»?!
В хрустальных вазах — ранние гвоздики.

Зажгу для вас я каждую свечу
В тяжелом канделябре у камина,
И аромат кофейный различу,
Подать сервиз старинный не премину.

Беседа будет плавной, и стихи
в приоритете будут в этот вечер.
Неуловимой прелести штрихи
Окутают теплом, обняв за плечи.

Когда останусь я совсем одна,
И посижу тихонько со свечами,
Из приоткрытой форточки окна
Повеет затаенными мечтами.

На сто первом километре

Гном в ветвях пушистой елки,
Древний Идол на земле,
В уголке, где нет прополки,
Бюст поэта «в ковыле»…

Огурцы в колодце старом,
Тихих яблонь благодать,
И лужайки пред сараем,
Как же мне не вспоминать?

У реки фиалки в цвете,
Есть и радость рыбакам,
Заговорщик — тихий ветер
Не мешает их трудам.

Будоражит дым мангала,
Ах ты, город, был ли ты?
С этим днем я совпадала,
Находилась посреди…

И в веселья хороводе,
Между множеством всего,
Я в шутливом «садоводе»
Вижу то, что глубоко.

Декаданс без позументов

Сегодня все без позументов,
Так ранит оголенной сутью,
Сгущение неясных прецедентов,
И уязвимости души лоскутья.

Какой могучий ветер где-то в кронах,
Выкручивает ветви на живучесть,
И в некогда спокойных «балахонах»
Тревожный смысл смятению созвучен.

Романсов звуки, с нотками надрыва,
С тревогой-ветром, добавляют грусть.
Не все воспринимаем мы правдиво,
Но постараюсь я и разберусь.

Мимо осени

Мимо осени. Лист календарный
Промелькнет, словно призрачный сон.
И дожди, и листва и туманы
Для меня уже лишь за окном.

Нет, не грусть, а смятения призма,
Вдруг накроет, от дум уводя.
И, конечно же, хочется жизни.
И огня моего фонаря.

Очень многое стало неважным,
Потускнели былого дары,
Лишь остался кораблик бумажный,
Но намокший от слез изнутри.

В плену декабря

Так бывает: все будни и будни,
Все привычно, знакомо, старо…
И души закрома как-то скудны,
И молчит вдохновенья «перо».

Но чудес на земле не убавить,
И какое-то тронет крылом,
И ты даже не можешь представить,
Что манящее — в очень простом.

Зимний вечер, огнями отрады,
Тихо льдины плывут по Неве,
И дворцов, освещенных, громады,
И ворота в чугунной резьбе.

В темноте все, как будто, иначе.
Фонари. Снег и ветер. Судьба.
И ты вихрями, словно подхвачен,
Понимая, что здесь навсегда.

Чашка кофе в кофейне известной,
С тихой музыкой — точно не зря!
Я в гостях у зимы бессловесной,
Я в плену моего декабря…

Уходящий аромат осени

Михайловский замок. Осенний денек.
И листья каштанов узором у ног.
Прямые дорожки, в каналах вода,
Опять потянуло приехать сюда.

Незримая тайна минувших веков.
Все в питерском небе за мглой облаков.
Но дышится славно, и сердце поет,
А осень объятья свои распахнет.

На ровном газоне в зеленой канве
Опавшие листья пестрят в озорстве.
Не раз наклонюсь, соберу «талисманы»,
И буду дышать этим запахом пряным.

Встречая весну

Вот и весна календарная —
Бодрый морозец, снега.
Хочется быть благодарною,
Благо, еще не пурга.

Зябко и скользко отчаянно,
Все, как и было зимой.
В новый сезон неприкаянный
Это билетик входной.

Только по-новому видится
Все, что с приметой зимы.
Просто весна-очевидица
Вдруг попросила взаймы.

И ощущения странные
Все поменяют в душе.
Все-таки есть созерцание,
Пусть и весна в мираже.

Будем следить за приметами,
Ждать терпеливо тепла.
Жизнь ведь такая, с просветами,
Этим она и светла.

Летний сад в летний дождь

Рябь дождя по Лебяжьей канавке,
С листьев лип вековых, словно ноты,
В самый полдень июльской субботы,
Капли лета по Божьей заявке.

Там аллеи, фонтаны и гроты,
Тихо лебедь плывет по пруду,
Я сегодня здесь все обойду,
Углубляясь во все повороты.

Пестрых зонтиков яркая блажь…
Мелкий дождик — теперь уже ливень.
И стихии поток неизбывен.
Мокрых статуй немой вернисаж…

Глубина и покой. Тишина.
И катрены стихов от поэтов.
Наваждение их силуэтов.
Летний сад, ты на все времена.

Декаданс дождя

Из эстетки не сделать аскетку,
Как ее не крути, не ломай.
И, подбросив на счастье монетку,
Вдруг уйдет в жизнерадостный май.

К одиночеству милого плена,
Положив на алтарь, неспроста,
Ароматную ветку вербены,
Под чуть видные капли дождя.

Тонкий план не увидеть глазами,
Но почувствовать — это дано.
Представляя себя зеркалами,
Осознать, что давно прощено.

Обретя и созвучья и смыслы,
У гудящих весной проводов.
Вдруг увидеть немалые цифры –
Это — «крапинки наших грехов».*

_________________________
* — слова из стихотворения Светланы Шаляпиной.

В городе дождей

Удивительный город, поверь.
И открытий не счесть и потерь.
Будет небом к земле пригибать,
И поделится счастьем — летать.

Этих улиц прямых имена,
Уводящие в те времена,
На которые мы опоздали,
Избежали, в веках не совпали.

Сколько надо увидеть, узнать,
Чтобы глубже его понимать.
Принимать его вместе с дождями,
Этот воздух сырой пить горстями.

А пока что иду по Гороховой,
Восхищаясь былыми эпохами.
Дом Распутина, «Пиковой дамы»,
И доходных домов панорамы.

Здесь лежала его треуголка

В этом городе тайны и былого печать.
Как хотелось мне место — то, одно угадать.
Обращалась и к книге: «Тайну мне распахни»…
«Где его треуголка, да и томик Парни?» **

Шла ли я по гранитам, иль сидела в саду,
Всюду чудилось место, с коим я совпаду,
Где шагами своими и дыханьем стихов
Неизменны волненья из прошедших веков.

Летний сад невесомо, углубленность даря,
Осыпал меня снегом в маете фонаря.
Так скамейка подходит, может здесь он бывал?
И с особым смятеньем и тоскою вздыхал?

Но не город причиной этих слез на стекле.
Их встречали аллеи, те, что в Царском Селе.
Над прудами деревья наклонились к воде.
И мелькали столетья, намокая в дожде.

________________________________________

* В названии использована строка Анны Ахматовой из стихотворения, посвященного А.Пушкину.

** перефраз строк Анны Ахматовой: «Здесь лежала его треуголка
И растрепанный том Парни».

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.1

  1. В стихах Ирины Чебоксаровой особенная свежесть и особое восприятие мира, нерастраченный восторг и удивление рядом с грустью, искренность и тепло души.

    1. Татьяна, я растрогана таким откликом и благодарю от всей души. Прочитав столько удивительных слов, я не поверила, что это все мне. Мне тепло. Спасибо!!