«В его глазах – грусть, но это светлая грусть». 25 марта 2016 года исполнилось 60 лет со дня рождения Ефиму Шифрину

Когда меня попросили подготовить этот материал к юбилею популярного артиста Ефима Шифрина, то я, естественно, начал с того, что обратился к социальным сетям в поисках данного имени, но, к своему удивлению, не обнаружил его там. Представляете, в интернете не было сайта с такими известными именем и фамилией.
Только потом я сообразил, что искать мне надо было не Ефима, а Нахима. И все встало на свое место. Принадлежащий артисту сайт был зарегистрирован на его настоящее имя — Нахи́м Залма́нович Шифри́н. И это не случайно. Вот что он сам говорит по данному поводу: «Я не кричу на каждом углу, что я — еврей, но никогда и не скрываю, да в этом уже и нет нужды». Ефим (будем называть его привычно) хорошо знает идиш, хотя родным языком считает, конечно, русский. Вот его слова: «Судьба нашего народа сложилась так, что мы свое еврейство обнаруживаем в красках, линиях, во взгляде, в особой интонации, но не в письме, не в речи, не в литературе».
Идишу Ефима обучил отец, которого он безмерно уважал. К слову, и мама его хорошо знала идиш и пела на нем. Ефим вспоминает: «Много лет спустя после ее кончины я стал петь на эстраде фольклорную песню «Машке», которую слышал только от нее. Мама пела ее на всех семейных праздниках, пела своеобразно. Идишские слова я записал на листке русскими буквами. Листок этот прошагал со мной все эти годы и словно взывал ко мне. Впервые я спел эту песню в эмигрантских общинах Израиля и как будто что-то меня освободило, песня как бы задраила брешь в моей судьбе. Я как бы выполнил долг перед родителями — один долг из многих».
О родителях Ефима Шифрина можно написать отдельную книгу. Хотя почему можно? Она уже написана его отцом Залманом-Иосифом Шмуиловичем Шифриным и называется «Печальная рапсодия». В этой книге описана во многом типичная судьба советского человека. Это жизнь политзека, прошедшего все круги сталинского ада — и застенки, и золотые прииски, и вольфрамовые рудники Крайнего Севера и Колыму. Но Залман Шифрин выжил, оставшись достойным человеком.
Не менее героическая судьба была и у матери Ефима. Раша Ципина (Раиса Ильинична), которой в то время было уже 35 лет, узнала о трагической судьбе Залмана в доме его брата Гесселя, с которым они вместе работали в школе. Она написала Залману теплое трогательное письмо. Завязалась переписка, в которой открылось родство душ. И вот, зная друг друга лишь по письмам, два одиноких уже не молодых человека решили соединить свои судьбы. Она поехала к нему на Колыму, где Залман жил на поселении. «Со стороны Раисы это был подвиг, — пишет Залман Шифрин в своей книге.- Но ею руководила не жалость. Ее привлекло мужество, с каким я перенес столько страшного, и она поверила мне. Так, оказывается, бывает не только в романах».
Она приехала к нему через всю страну в колымский поселок Адыглах, что в восьмистах километрах от бухты Нагаево. Жить поначалу пришлось в пятиметровой комнатушке в бараке, где умещались кровать и два стула. Но заочная любовь, переросшая в реальную, помогла им не только выжить, но и заиметь двух сыновей. Первенцем был Самуэль, который стал музыкантом и живет сейчас с семьей в Израиле. Три года спустя Раису повезли в роддом в кузове грузовика, права на место в кабине у нее не было. На колымской трассе ее так растрясло, что ребенок родился мертвым. А еще через год на свет появился Нахим. Это случилось 25 марта 1956 года в посёлке Нексикан, Сусуманского района, Магаданской области.
Хотя Залман Шифрин был реабилитирован, но они смогли покинуть этот каторжный край только через десять лет. В 1966 году семья Шифриных перебралась в Латвию, в Юрмалу.
Там, в Юрмале, Ефим Шифрин окончил среднюю школу № 5 и в 1973 году поступил в Латвийский государственный университет на факультет филологии.
Еще учась в школе, Ефим активно занимался в художественной самодеятельности. Это очень нравилось ему, и он пользовался успехом. Поэтому не удивительно, что уже, будучи студентом, он стал принимать участие в кружках университетской художественной самодеятельности, и после одного из выступлений понял, что его призвание – сцена.
После первого же курса Шифрин забрал документы из университета в Риге и уехал покорять Москву. В российской столице он поступил в единственное в то время учебное заведение в Москве, которое готовило артистов эстрады: Государственное училище циркового и эстрадного искусства имени Румянцева на эстрадное отделение (курс Романа Виктюка). Выпускниками его стали многие эстрадные артисты, среди которых можно выделить, например, Геннадия Хазанова или Илью Клямера, более известного под фамилией Олейников. К слову говоря, в этом училище подрабатывала концертмейстером молодая тогда еще мало кому известная Алла Пугачева. В этом ВУЗе Ефим Шифрин учился в 1974-1978 годах.
Руководитель его курса Роман Виктюк обратил внимание на своего способного студента и в 1977 году пригласил его играть в Студенческом театре московского госуниверситета, где он работал режиссером. Надо сказать, что в то время этот театр был чрезвычайно популярным в Москве и не то, что попасть на сцену его, но и просто быть зрителем считалось удачей. Молодой Шифрин сразу же вписался в труппу театра. Среди его театральных работ того времени можно отметить роли в постановках «До свидания, мальчики!», «Утиная охота», «Ночь после выпуска».
А уже год спустя, получив диплом, артист начинает работать в Москонцерте. Там он трудился на протяжении десяти лет. При этом надо отметить, что тяга к учебе у Ефима Шифрина была постоянной. После училища он не забросил учебу, а пошел в институт театрального искусства (ГИТИС), на факультет эстрадной режиссуры, который и окончил в 1985 году.
Популярность Шифрина становилась все шире не только у зрителей, которым нравилась его манера исполнения, не похожая на других. Определенный авторитет он приобрел и в своей профессиональной среде. В 1979 году Ефим стал Лауреатом 1-го Московского конкурса артистов эстрады, а в 1983 году — Лауреатом 7-го Всесоюзного конкурса артистов эстрады.
Удачные выступления артиста с отдельными номерами в различных концертах хоть и пользовались успехом, но, в конце концов, у него все сильнее возникало желание идти дальше, сделать на эстраде что-то более объемное, например, создать и сыграть целый спектакль. Но для этого актеру в первую очередь предстояло найти своего автора. И такой автор, к счастью, нашелся. В начале 80-х годов Ефим Шифрин познакомился с молодым писателем Виктором Коклюшкиным и его произведениями. Надо сказать, что и Коклюшкин в свою очередь увидел в Шифрине именно своего исполнителя.
Так в их совместной работе в 1985 году появился сольный спектакль Ефима Шифрина «Я хотел бы сказать» по произведениям Виктора Коклюшкина. В нем профессионально слились мастерство и автора, и исполнителя. Этот спектакль, прошедший в театре Эстрады, оказался настолько удачным, что у соавторов в дальнейшем вышли еще две такие же солидные работы — спектакли «Три вопроса» и «Круглая луна».
Постепенно Шифрин вошел в первую обойму эстрадных юмористов. Если в афише появлялось его имя, то зритель знал, что сможет получить удовольствие от концерта, в котором принимает участие артист. У Ефима был ряд очень «ударных» номеров. Среди них, например, монолог под названием «Мария Магдалина» Семена Альтова, который он исполнил в телепередаче «В нашем доме» в 1986 году.
Следует сказать и о том, что наряду с драматическим даром Ефим обладал и хорошим даром певца, что позволяло ему в своих выступлениях не только читать монологи, но и исполнять вокальные произведения. В его репертуаре песни «Возвращение» Владимира Матецкого, «Иерусалим» Марка Минкова, «Южная ночь» Александра Клевицкого, «Музыка во мне» Михаила Кочеткова и многие другие. А в 1990 году он играет в эстрадном музыкальном моноспектакле «Я играю Шостаковича», где исполняет романсы Дмитрия Шостаковича на слова Саши Черного.
Моноспектакли Ефима Шифрина стали появляться на сцене регулярно. А в 1990 году Ефим создал свой «Шифрин-Театр», которым руководит до сих пор. В репертуаре театра идут спектакли «Фотография на память», «Новый русский пасьянс» и многие другие.
Но Шифрин не успокаивается на достигнутом. Ему постоянно хочется добиться чего-то нового. Он сам объясняет это состояние. «Я, не бросая эту землю, не обходя ее своим вниманием, просто взял в аренду еще несколько участков. Один из них одно время назывался цирком, другой по соседству — кино, третий участок называется телевидение, а четвертый — мой любимый — это театр. Теперь к нему прибавился еще один лоскут, который называется театр Мюзикла. С этими угодьями жить куда веселей. С ними, конечно, труднее управляться, но зато я приблизился к профессии больше, чем тогда, когда она еще только рисовалась мне в радужных тонах или чем тогда, когда пришел первый успех».
С 1994 года артист начал играть как драматический актер. Его дебют состоялся на сцене театра имени Вахтангова, в спектакле «Я тебя больше не знаю, милый», который поставил Роман Виктюк, сказавши о Шифрине: «Фима был самый талантливый на курсе. Он единственный, кто сразу же стал лидером, и то, что он возвращается в наш театр – это счастье, потому что он тоже грань: грань, которая отличается своей незащищенностью. Он так ребенком и остался, жутко ранимым. При всем этом в нем есть та доля иронии, которая всегда заставляет человека посмотреть со стороны на то, что он делает».
Позже были роли в постановках театра Виктюка «Любовь с придурком», «Путаны» и «Коза, или кто такая Сильвия». В 1998 году Ефим уже появляется на телеэкране. Он снялся в мюзикле «Ангел с окурком» Евгения Гинзбурга, где исполнил 13 песен на музыку Александра Клевицкого и стихи Юрия Ряшенцева. При этом, было сыграно 20 ролей в фильмах, «Ералашах».
Вообще, остается только удивляться работоспособности Шифрина, разнообразию его деятельности и успехам в этих различных областях. Это эстрада, драматический театр, кино, телевидение, радиопостановки и даже аудиокниги. Голос Шифрина очень характерный и слушатели его узнают сразу же. Каждый год артист проводил мартовские бенефисы, где принимали участие звезды российской эстрады: в 2000 году была программа «Шифриноев ковчег» в Театре Эстрады, через год последовала «WWW.SHIFRIN.RU», затем «Опус № 10», через год «Лестница», в 2004 году «Перепись населения», далее «Люди в масках». И наконец, юбилейный бенефис, посвященный 50-летию артиста, «Кабаре. Перезагрузка» зрители увидели в 2006 году.
А еще Ефим Шифрин написал три книги. В 1994 году в соавторстве с Георгием Виреном он выпустил «Театр имени меня». В 1997 году из-под его пера вышла рукопись «Личное дело Ефима Шифрина», а в 2010 году читатели увидели книгу «Течет река Лета».
Зрители видели Ефима и на цирковой арене. В 2007 году артист завоевал премию и Кубок Никулина. Такой чести он удостоился за участие в телешоу Первого канала «Цирк со звездами». И кто видел атлетическую фигуру Ефима, тот не удивится, что актера наградили Дипломом Комитета физкультуры и спорта, Федерации бодибилдинга и фитнеса Правительства Москвы за пропаганду спорта и здорового образа жизни. «Я продолжаю бороться со стрессами или с депрессиями, — говорит Ефим, — не при помощи стакана или выпадения из жизни, а приходя всего лишь на час в день в спортзал”.
И это не последняя награда Шифрина. Кроме вышеупомянутых, можно назвать Премию «Золотой Остап», первым Лауреатом которой он стал, Кубок Райкина на фестивале «MORE SMEHA» в г. Рига и многие другие.
«Я мало сплю, — улыбается Ефим, — мне этого хватает. Я много успеваю и, например, никогда не думал, что смогу полюбить чтение с монитора, мне казалось, что мне это — противопоказано. Но сейчас электронный формат вернул меня к запойному чтению. У меня скачано огромное количество книг, и я могу одновременно читать несколько произведений сразу».
Замечательному, популярному артисту Нахиму Шифрину исполнилось 60 лет. Его творчество за эти годы стало любимым народу. Его нельзя спутать ни с кем, ни на эстраде, ни на сцене, ни на экране. И в первую очередь потому, что какие бы веселые монологи не читал актер, как бы не смеялся зритель в зале, из глаз Нахима не уходит печаль. Может быть, и скорее всего, что это выдает его гены. «Меня часто спрашивают, — говорит Шифрин, — как получается, что самые искрометные и довольно простые номера приобретают оттенок безысходной печали? Почему я так делаю? И зачем нарочно «гружу» какие-то веселые ситуации или забавные тексты серьезностью? Этот вопрос меня просто обескураживает. Поверьте, я не делаю этого специально, так во мне звучит мое еврейство. И ничего не поделаешь. Любую, абсолютно лишенную минора музыку, «ухитряюсь» перевести в минорный лад. Так получается. Как ляжется, так и вяжется, помимо моей воли. Я носитель определенного мистического свойства, которым меня наделили, не спросив. Но я бесконечно благодарен за эту наделенность и счастлив, что именно так со мной случилось на небесном распределении».
Известный актер Владимир Стеклов как-то сказал о Шифрине: «Такие люди мне невероятно симпатичны. В его глазах – грусть, но это светлая грусть. Мне кажется, Фима в некотором смысле – доктор. Или очень хороший психолог».
Что же касается личной жизни Ефима Шифрина, то достаточно ответить его же словами на вопрос в одном из интервью. «А я и не считаю нужным рассказывать о ней. Думаю, что на это есть право у каждого человека. Если уж говорить в вашем ключе, то я живу как бы не один. Я не считаю, что Фаина Раневская могла кому-то позволить лезть в личную жизнь. Такого принципа придерживаюсь и я».
На Сайте у Нахима Залмановича Шифрина много писем. И вот одно из них. «Ефим Шифрин по моему мнению один из тех немногих юмористов, который делает своё дело с большой любовью и преданностью! Я очень его уважаю! Арина, 19 лет. Вологда». Нельзя не согласиться с девушкой.

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.1