Улица зодчего Росси

***
Ко мне не спеша возвращается город,
Бессовестно в прошлом украденный вами, —
Где были мы вместе, там горечь и холод,
А я будто вашими вижу глазами

Атлантов и окна, прохожих и лужи,
Фонтаны и Летнего сада дорожки…
Не с каждым он ласков, но каждому нужен.
Надеюсь, и я ему нужен немножко.

Вы с нами расстались, а мы продолжаем,
Приветствуя: «Доброе утро!» с улыбкой,
И он меня слышит и мне отвечает
Волной у гранита, туманностью зыбкой.

Уйти, не прощаясь – что ж, вольному воля!
Прямого пути и в попутчики ветер!
А мы остаемся, не ропщем на долю,
И так ли уж нужен нам кто-нибудь третий?

***
Нам не понять прогулочную спесь
Теней былого Невского проспекта,
Когда бурлила ядерная смесь
Желаний, флирта, чести, интеллекта…

Мы стали как бы старше, и важней
Становится укрытие от ветра,
С годами преодолевать сложней
Четыре с половиной километра.

За домом дом – по списку имена,
Но лица в окнах видятся неясно,
И каждая, по сути, сторона
По-прежнему печальна и опасна.

Адмиралтейский компас так же крут,
Как идеалы и былые споры,
Однако рядом терпеливо ждут
Объятия Казанского собора.

Тогда организуем свой досуг,
А платежи долгов пока отложим.
Ах, Невский, ты несносный старый друг!
Позволь мне снова быть твоим прохожим.

***
Я больше о нем не грущу, не мечтаю,
По улицам прежним теперь не пройти,
И ногтем замерзшие стекла трамвая
Тревожить не буду на долгом пути.

А улицы детства звучат по-иному –
Историкам в радость, а нам невдомек,
Теряется в прошлом дорога до дома,
Где вечером поздним горел огонек.

Черемухам старым пришлось потесниться,
Теперь вместо них дорогие авто,
Мы делаем вид, что как будто столица,
И зябнем по-прежнему в старом пальто.

Осталось прожить, ни на что не надеясь,
Чтоб солью не стать, обернувшись назад.
Последней пчелою пузатый троллейбус
Усталую память везет в Ленинград.

***
Мы вернемся с тобой на чужую могилу,
На какое-то время забыв суету.
Все теперь успокоилось, стихло, остыло,
Только прячется птица в густую листву.

Ей несложно домыслить мелодию счастья,
Маскируя призыва заливистый свист,
Камни лижет природы настойчивый ластик,
И слова укрывает задумчивый лист.

Не поняв этой жизни загадку простую,
Глядя в темные воды на самом краю,
Мы вернемся с тобой на могилу чужую,
Чью-то тихую пристань приняв за свою.

***
Старый фонд, железные ворота,
Город остается за спиной.
Магия дворового прохода,
Что опять ты делаешь со мной?

Путь несложен, но пройти придется,
Бросив беглый взгляд на письмена
Серых стен, и в глубине колодца
Ощутить судьбу свою сполна.

Кем ты был снаружи – здесь неважно,
Это дно не знает суеты,
На тебя внимательно и страшно
Смотрят с подоконников коты.

И незряча стекол глаукома,
Дух портьер колышется слегка,
Чтоб намек о жизни в недрах дома
Легкие узнали облака.

Где-то их щекочут новостройки
Бликами высотных этажей,
Ну а здесь – истории настойка
И свиданья горькое драже.

Книги, чай, фиалки, фортепьяно,
Надо всем словесности полёт –
Так живет неспешно и упрямо
Питерской культуры старый фонд.

***
Когда на душе беспробудная осень
И мировоззрение полно дождем,
Поедем на улицу зодчего Росси,
А лучше пойдем. Как обычно, вдвоем.

Два дома – два берега – города помощь –
Обнимут и ласково скажут: «Привет!
Мы помним тебя, но нечасто приходишь.
Ну что там, опять о любви? Или нет?..»

Здесь время упало ампирною шалью
На суетный мир подворотен глухих.
Конечно, мы справимся с этой печалью
И даже, возможно, напишем стихи.

Двусложных размеров чеканится поступь,
Колонны попарно взлетели строкой.
На улице этой все кажется просто:
Светла перспектива, простор – голубой.

И так перспективны балетные дети,
Что прячешь невольные спазмы в груди
И веришь: не все еще плохо на свете,
На «Зодчего Росси» и там, впереди.

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.1