Цветаевский костёр

В Людвигсбурге, в Карловых казармах после некоторого перерыва 18-го октября в 15.00 вновь запылал Седьмой Цветаевский костёр. По закону наибольшей подлости, который в народе носит почему-то название «Закона бутерброда», в Штутгарте в эти дни проходила транспортная забастовка. Не буду рассказывать обо всех транспортных перипетиях, но лично я на зажжение костра опоздал. Не смогли приехать и поэты-барды, короче любители поэзии, причем, не только из Штутгарта и окрестностей, но и из Констанца, Нюрнберга и Швебиш Халле, так как транспортная забастовка, оказывается, проходила по всей Германии. А Клара Генрих, многократная победительница турнира бардов на поэтическом турнире Ibykus, автор трех песен на стихи Марины Цветаевой и песни, посвящённой Марине, умудрилась захлопнуть дверь своей квартиры, позабыв ключ внутри. Расхворалась Елена Куприянова, тоже написавшая стихи Марине, и намеревавшаяся прочесть стихотворения Бешенковской, посвящённые Марине. Короче, сплошные накладки.

Тем не менее… На концерте после костра выступила Мария Плетинская, руководитель «Славянского общества». Рассказала о творчестве и судьбе Марины. Затем Лиля Фогельзанг, организатор Цветаевских костров в Германии, рассказала о 1914 году в жизни Марины. Затем Вера Анапольская, Александр Цетлин, Людмила Балабанова и Виктор Гагин – артисты «Литературного театра» под руководством Софьи Орловской, показали отрывок  из спектакля «Серебряный век».

На стихи Марины Цветаевой спела много песен Наталья Петрова. Наталья не только бард, но и мастер спорта по дельтапланеризму, чемпионка Европы по этому виду спорта. Короче, высоко летает и к нам на костёр постоянно залетает!

Затем Людмила Балабанова и Виктор Гагин спели песни на стихи Марины Цветаевой и на стихи собственного сочинения. Выступил и Андрей Пуш, который был по совместительству звукооператором. Звучала музыка в исполнении Светланы Паули (виолончель) и Натальи Колико (фортепиано). В конце все выступающие спели несколько песен на стихи Марины.

По окончании концерта вновь запылал костёр, и мне удалось всё же прочесть свои вирши. Пока слушал концерт, дописал ещё один «флажок» о транспортной забастовке. По традиции я бросаю стихи в костёр. В удачных случаях пылающий листок устремляется в небо. Стихи у меня были в двух экземплярах. Кто-то сказал: «А второй листок?» Бросил, он запылал, а я застонал: «Там же все записи об участниках концерта!»

С помощью Елены Гарш и частично по памяти восстановил участников концерта. Елена кратко сообщила, что же было у костра, Лиля Фогельзанг рассказала историю костров, Наталья Петрова пела стихи Цветаевой. Читали стихи Марины.

Виктор Старшенко,

Председатель оргкомитета

открытого поэтического турнира

Ibykus Баден-Вюртемберга.

Фото Виктора Старшенко и Елены Гарш

 

Участники Цветаевского костра.
Участники Цветаевского костра.

 

Наталья Колико и Светлана Паули
Наталья Колико и Светлана Паули

 

Лиля Фогельзанг и Дина Бутинская
Лиля Фогельзанг и Дина Бутинская

 

Наталья Колико, Светлана Паули, Лиля Фогельзанг и Виктор Гагин
Наталья Колико, Светлана Паули, Лиля Фогельзанг и Виктор Гагин

 

Андрей Пуш
Андрей Пуш

 

Наталья Петрова
Наталья Петрова

 

У костра
У костра

 

Елена Гарш и Лиля Фогельзанг
Елена Гарш и Лиля Фогельзанг

 

,,Марине, в костёр“, читает Виктор Старшенко
,,Марине, в костёр“, читает Виктор Старшенко

 

.

.

Стихи, посвященные Марине Цветаевой

 

Клара Генрих

ПАМЯТИ МАРИНЫ ЦВЕТАЕВОЙ

Струны тихонечко коснусь…
Прольются звуки во вселенной
Звенит Душа: „Я к вам вернусь
Ещё однажды, непременно“.

В живом сложении стиха
Возникнет образ всем известный.
А ночь торжественно-тиха
Укроет тайну под завесой

И вновь на аспидной доске
И на морском песке прибрежном
Начертит строчки о тоске
По Родине, о неизбежном…

И то, что не смогла сказать,
О чём лишь завывает ветер.
Из плена в плен… Что было ждать?
Не встретив утра — сразу вечер…

Могла любить, могла прощать.
За что сожгли её Планету?
Cмириться?… Жизнь как есть принять?…
Звездой ли полететь по свету…

Струны тихонечко коснусь…
Прольются звуки во вселенной…
Звенит Душа: ,,Я к вам вернусь,
Ещё вернусь к вам, непременно!“

Вальдемар Ванке

ЦВЕТАЕВСКИЙ КОСТЁР

1.
Я на вечере был,
посвящённом Марине Цветаевой.
Зажигали костёр
и с надрывом читали стихи,
И летели слова
роем искр к небесам обитаемым,
И светлели глаза,
словно нам отпускали грехи.
Ах, Марина Ивановна –
фея, жена, чернокнижница,
Роковая пророчица,
на какой обитаешь звезде?
На каком волшебстве
мироздание строк твоих зиждется?
И какой беспощадной
тебя поручили судьбе!

2.
Читаю в сто первый, в сто тысячный раз,
В чеканную строчку вонзаю свой глаз,
В суть каждого слова, гласящего мысль,
В глубь самую чувств и магических чисел,
Тот срок обозначивших – месяц и год,
Когда воздвигался трагический свод
Поэм твоих, песен. И гулкая мгла
Их скорбных напевов меня облегла,
И гроз твоих эхо, как пушечный бой,
Меня настигает волна за волной,
И бьется на шее, как будто петля,
Страданий твоих ледяная змея.
И вижу, как Время –
двух кровных сестёр:
Марину и Жанну ведет на костёр!

 

Елена Куприянова

МАРИНЕ ЦВЕТАЕВОЙ

«Дробясь о гранитные ваши колена
Я с каждой волной – воскресаю!
Да здравствует пена – весёлая пена,
Высокая пена морская!»
Марина Цветаева

А море грозило, рычало и пело,
Песком золотистым швыряло.
«Да здравствует пена, веселая пена!», —
Марина светло повторяла.

И сердце рвалось на простор из неволи,
На мелкие брызги разбито.
И кудри твои припорошены солью,
Поэзии всей Афродита.

Тянуло в пучину, крутило и мяло,
Носило тебя, как скорлупку.
Стихия жестока. Стихии всё мало.
Но радостно было и жутко.

Твой лик, точно море, а норов неистов.
В любовь и в стихи – на закланье.
Марина, ты слышишь, мы все маринисты,
К тебе – на поклон, на свиданье…

 

Ольга Бешенковская

ПАМЯТИ ПОЭТА

Слава богу, что так, в Елабуге,
а иначе бы шли за гробом
равнодушно смурные лабухи,
каждый – нанят, и каждый – робот.
А в Париже или в Берлинии
провожали бы языками
злыми. Платьями – сплошь павлиньими.
(Время – бросить последний камень…)
Кто травил – тот бы первый –
плаксою
над челом, что уже увенчано…
Если мазал при жизни ваксою,
возопил бы: «Святая женщина!»
Ты и так им, как Богородица,
отдала всё своё святое…
Не страдают от безработицы.
Не бывает у них простоя:
расшифровывают, печатают,
набиваются в фавориты…
Хорошо, что ушла, печальная,
прямо к Богу! – Без волокиты…
И — поклон тебе от поэзии.
И – ночной мой дрожащий шепот…

Мне легко танцевать по лезвию:
у меня – твой бессмертный опыт…

                                                                (2004)

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1