«Трудные люди» Йосефа Бар-Йосефа во Львове. Режиссерские заметки

  DSCN0374

История этой долгожданной постановки такова. Несколько лет назад встретились накоротке два соратника по молодёжному театральному движению во Львове, да и не только, в 70 – 80-х годах минувшего столетия, живо обсуждая сегодняшнее затруднительное положение еврейского театра в национальных сообществах Львова. Она. Тогда это – ведущая актриса Молодёжного театра «Гаудеамус», а ныне руководитель Всеукраинского еврейского фонда «Хэсэд-Арье» Адель Дианова. Он. Это – Михал Влад, организатор поэтического клуба во Львове «Парасолька на п’ятьох» (Зонтик на пятерых), поэт и писатель. В том далёком прошлом – режиссёр того же театра, а ныне ещё и руководитель театральной студии. Вспоминая своё сотрудничество, Михал совершенно естественно задал своей очаровательной спутнице вопрос: «Ада, а что бы ты, вот сейчас, хотела сыграть?». Она задумалась и, доверительно наклонившись к нему, сказала: «Ты знаешь – Рахель! Это героиня великолепной пьесы «Трудные люди» замечательного израильского драматурга Йосефа Бар-Йосефа. Зайди в нашу библиотеку там она есть. Познакомься! Но учти, Иерусалим должен быть у каждого в его сердце!». Во взгляде её была надежда. И я бесконечно благодарен этой мудрой и талантливой женщине за то свидание с поистине мировым именем в драматургии и незабываемым его творением, пьесой «Трудные люди».
Пьеса эта написана в 1973 году и сюжет её, казалось бы, прост – сватовство. Скорее, несостоявшееся жениховство. Уж больно трудные люди встретились не в тот час и, скорее всего, не в том месте на своём жизненном пути. Классический сюжет, но сколько там невероятных нюансов, жизненных коллизий, трепета душ. Именно это желание разобраться в истоках душевных поисков героев, не нарушая основную сюжетную линию, проследить за их движением и превращением стало моей важнейшей задачей. Мир женщины, в данном случае главной героини пьесы, в этом сложном, достающем её тревогами и трудными вопросами, вторгающимися в её личное, казалось бы, давно устоявшееся жизненное пространство людьми, перипетиями тайных смыслов их разговоров – вот тот бриллиант, который нужно было со всей правдивостью и точностью явить зрителю, чтобы получить его адекватный отклик и понимание.
Парадигма же истинных истоков, предпосланная автором, которая и открылась мне при непосредственном соприкосновении с материалом пьесы и причинами её написания, оказалась намного более захватывающей, глубокой и интересной. При внимательном рассмотрении историй персонажей, явно существующих и постоянно подтверждаемых их действиями комплексов, возрастных цензов и гендерных противостояний возникает сложная картина еврейского мира, удалённого друг от друга в своих частях, размываемого ассимиляцией принявших те части иных цивилизаций и уповающего только на генетическое осознание и воспитание суровой правдой и истинной историей этого многострадального народа. Тогда есть смысл в сохранении заветов, тогда и есть надежда на сохранение и преемственность того особого, своего зрения и слуха ко всему, что окружает тебя в таком невероятном и отчаянном мире.
Работа началась с существовавшим на то время составом актёров, но температурные режимы неотапливаемого зимой помещения старой Синагоги на Угольной во Львове, а также то и дело возникавшие болезни сподвижников отодвигали её завершение. Некоторые не выдержали этих испытаний. Лишь летом 2015 года всё сложилось более удачно, и даже некоторые досадные купюры с нездоровьем исполнительницы главной роли, нашей прекрасной, чрезвычайно стойкой, умнейшей и всё понимающей женщины, философа и филолога, Людмилы Котовой, уже не остановили наши усилия над постановкой этой знаменитой пьесы. Я также искренне благодарен своим бескорыстным и не унывавшим всё это трудное время партнёрам: философу и культурологу Эдуарду Еленевскому, тонко, интеллигентно и достойно представившему зрителю неоднозначный, сложный и противоречивый образ Лейзера – Жениха-правдолюбца из Иерусалима, физику и теоретику Виктору Юркаеву, живо и достоверно сыгравшему Бэни Альтера, хозяина квартиры, в которой давно проживает близкая ему по человеческим взглядам героиня Рахель. А ещё и безусловно признателен знаменитому композитору и автору Джеймсу Брауну и невероятно талантливой певице Кристине Агиллере, так исполнившей его всемирно известный блюз об этом жёстком и безжалостном мире, что Академия уже не сомневалась, кому в тот раз вручить одну из престижнейших в мире премий – «Грэмми»! Мне же довелось сыграть неунывающего брата невесты – Саймона, а точнее – Меера-Шимона Голд. Я был доволен этой работой. Я имею ввиду, процессом постановки, сотрудничеством с актёрами и этноконсультантами. Среди этих знающих людей хочу выделить опытного педагога и душевного человека Александру Соломоновну Местецкую. Эксперты строго наблюдали за правильностью соблюдения всех этнических моментов в спектакле, а их было предостаточно. Всё в конце концов счастливо завершилось. Сегодня в планах коллектива показать эту ансамблевую работу широкому зрителю и, если придётся, на международных фестивалях. Лишь бы своевременно нашлись те спонсоры и радеющие за дело люди, которые продвинули бы эту постановку в мир любителей и почитателей живого Театра.
Таким образом многотрудная работа, основывавшаяся на безальтернативном энтузиазме, была успешно завершена. Премьерный показ был осуществлён в апреле 2016 года. Теперь судить о ней только зрителю!
01 июня 2016

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.1