Так кто я? Слово или цвет?

Зеркало

Мне предложили то, что быть должно,
Опомниться не дав и растеряться.
Принять придётся это всё равно,
Хоть плачь, хоть смейся – а куда деваться?..
Я пристальней взглянула на него –
Безмолвно в нём застыло громогласье
И горькая улыбка моего,
Со мною не согласного согласья.

Душа

Сестра моя, моя подруга,
Кормилица моя и мать!
За дверью – мир хоронит вьюга…
Где сил берёшь ты утешать?
Но эту тьму, но этот хаос
И добротой не превозмочь.
Учить, учить тебя пытаюсь,
Как непоседливую дочь.

* * *
Так кто я? Слово или цвет?
Я форма, звук или движенье?
Ведь было всё-таки решенье
Произвести меня на свет.

Я расцвела, иль прозвучала?
Я пролилась или взошла?
Что жизнь – конец или начало?
Я есть?
Я буду?
Я была?..

* * *
На паутине – капельки росы,
Развешенные по минутам.
Спешат или отстали те часы
Туманным утром?
Они идут легко: тик-так, тик-так, –
Шагами стрелок изменяют судьбы
И разрезают, рассекают мрак
Ударами, мгновенными по сути.
Светлеет небо в глубине росы,
На тонком круге – бесконечность линий…
Вгляжусь и вдруг увижу, не часы –
Вселенная на паутине!

* * *
За окном снова зябкий дождь
Конопатит мой подоконник.
А в душе – непонятная дрожь,
Не дающая мне покоя.

Всё меня напугать норовит
Тихий шорох оконной шторки…
Он как-будто мне говорит:
«Каждый шаг человека – горький».

Спорить с ним не хватает сил –
Опыт жизни то подтверждает.
На сегодня он победил,
А на будущее – кто знает?..

* * *
Зимний сад, зимний сад.
И никто не виноват.
По заснеженной дороге
Ходит одинокий брат.

Снег на плечи, снег под ноги,
В волосах искрится снег…
Не видать назад дороги,
А вперёд – подавно нет.

Так и ходит понемногу,
Хочет протоптать дорогу.

Зимний сад, зимний сад…
Ходит одинокий брат.
И никто не виноват.
Всё, как сотни лет назад.

* * *
Ляжешь, уснёшь и… вдруг
Птицей взлетаешь в небо!
Утром – сплошной испуг,
Буд-то нигде и не был…

Дело совсем не в сне.
Я это считаю былью.
Просто когда-то мне
За что-то подрезали крылья.

* * *
Раздвинув сутки в стороны на миг,
Я добавляю памяти мгновенье.
Пусть – это мелочь, как ненужный стих.
Но там запечатлелось вдохновенье.
Фрагмент Вселенной, мелочь Бытия…
Подумать – это только лишь мгновенье.
Но ведь такой мгновенной есть и я.
И может быть, я – чьё-то вдохновенье.

* * *
Вы говорите, надо о любви
Хоть пару слов сказать при этой встрече…
О ней уже пропели соловьи.
Где были вы в тот звонкий майский вечер?
Они – не я, умеют говорить.
Да, то не песнь, не щебет и не трели.
И разве б хуже мы умели жить,
Когда б вот так же говорить умели?
Звучанье слов – их ветер истрепал.
Движенье мысли – отзвуки свирелей.
Мысль о любви никто не излагал
Точней, пронзительней и глубже этих трелей.

* * *
Унылых улиц серый день
И мудрые цитаты ночи,
Которым голову ни лень
До самого утра морочить.
Блуждать среди миров иных,
В межбуквенном паря пространстве…
Над миром рифмы ветер стих
И это, видимо, к ненастью.
Но мыслью пробудить рассвет
Желание неудержимо!
Вот, вот. Вон там, за далью лет…
И лишь не пролететь бы мимо.

* * *
И нечего сказать друг другу
И незачем смотреть в глаза.
И, почему-то, всё по кругу:
Шаги и мненья «против», «за».
И в этом замкнутом пространстве
Так тих часов водоворот
И тихо всё вокруг… Ну разве
Что маятник пространство рвёт.

* * *
А в детстве был белее снег
И травы – зеленей и выше.
Часов неумолимый бег
Был незаметен, только слышен.
И паутинок кружева
Ажуром на траве блестели,
Ручьев речные рукава
Кораблики несли… И ели,
Под Новый год, до потолка,
И мишура волшебных сказок…
А волны лет несёт река…
И воздух душен стал и вязок.

* * *
За дверью призрачных надежд
Изношенный пиджак повешен
На тонкий гвоздик для одежд.
За садом собранных черешен,
Над старым полем пар застыл
И ветру не под силу сдвинуть
Дыхание земли. Порыв
Был бесполезен. Могут минуть
Десятки, может сотни лет…
А неизменность будет длиться
И превратиться в тихий бред…
Лишь вскрикнет, пролетая, птица.

Осенее

С деревьев лето облетает
И вороньё шумит, кружа.
Иначе, видно, не бывает,
Меняется всё не спеша.
И сарафан сменив на кофту,
Девчонка мчится в институт,
И вопреки любви к комфорту
Дожди унылые идут.
Вдоль улиц мокрые трамваи
Везут нерадостных людей.
Иначе, видно, не бывает,
Других, наверно, нет идей.
Всё подчиняется закону.
Не спрашивают: все ли «за»?
Законы эти всем знакомы,
Иначе, видимо, нельзя.
А в парке, в сквере, вдоль аллеи,
Сметая, как ненужный хлам,
(Другой, как видно, нет идеи),
Пакуют осень по мешкам.

* * *
Забывчивость приходит утром,
С рассветом дня, как верный страж,
Не запоздав ни на минуту –
И начинается мираж:
Друзья, заботы, карусели
Мероприятий и звонки,
Какой-то план на всю неделю,
Покупки, игры, чудаки,
Причёски, взгляды, кухня, платье,
Стихи и кофе аромат,
По контурной гаданье карте,
Зной полдня, к вечеру – закат…
И только с наступленьем ночи,
Когда глаза смыкает сон,
Забывчивость, хоть и не хочет,
Но всё-таки уходит вон.
И открывается пространство
Где явь светла и воздух чист.
И все возможности подвластны
Тебе. Как иллюзионист
Проходишь сквозь огонь и воду!
Летать – затея не хитра!
И чувствуешь её – свободу!
И можешь всё… но, до утра.
……………………………….
Восход расцвёл. И ни минуты
Не задержаться там. Опять
Забывчивость приходит утром
И на ночь отпускает спать…

* * *
Я научусь тебя не понимать.
Я перестрою ритм сердцебиенья.
И, может быть, ещё смогу создать
На взлёте тишины и вдохновенья
Страну любви, непонятой тобой,
Страну зари негаснущего солнца,
Где белой пеной плещется прибой,
Где иволга не плачет, а смеётся,
Где кружат в танце лепестки цветов
И нет нужды им оседать на травы…
И если ты к такому не готов,
Я ключ оставлю там, у переправы.

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.1