Стихи разных лет

Уйти в воображеньи далеко
и замереть в подъезде над ступенькой.
Здесь где-то убежало молоко,
и вкусно пахло подгоревшей пенкой.

Здесь у стены стоял велосипед…
Встречались наши губы и колени,
когда нам было по пятнадцать лет,
горели мы до белого каленья.

Цвели мы, как один весенний сад,
когда плоды и стебли в небо рвутся…
Уйти в воображении назад –
и хорошо бы больше не вернуться.
***
Проста фамилия моя
и имя несколько топорно.
Я не стремился за моря –
мне в тесноте моей просторно.

Мне в темноте вполне светло,
уютно мне в ближайшем сквере,
где всюду битое стекло
и сквозняки, как на Венере.

Космические корабли
троллейбусов влачатся мимо.
И уличные кобели
милее мне волчицы Рима.
***
Я стану стариком внезапно.
Проснусь: взыграет боль в боку.
И выпью, как отраву, залпом
страх, одиночество, тоску.

Захочется проведать друга
и женщине сказать – прости,
не выдав своего испуга
на самом финише пути.

А может быть, пуститься сдуру
в ошеломляющий запой,
который все сметет и сдует,
реальность заменив собой.

Всех, кого предал и обидел,
семью, которую разбил…
И скажет друг на панихиде:
он жизнь, как бабу разлюбил.

…Я стану стариком. И все же
в угрюмых линиях лица
с трудом – но разглядит прохожий
поэта, клоуна, лжеца.
***
Главный Чтец уронил на колени
недописанный свиток тугой.
Надоела борьба, а покой
к нам придет через сто поколений.

Надоели борцы-болтуны,
зазывалы, витии, кликуши.
Да услышит имеющий уши
весть о том, что мы тяжко больны.

Да оплавится бледной золой
нескончаемый вкрадчивый свиток
о грядущем сплочении сытых
и изгнании пьяных долой.

Главный Чтец, отдохни от речей,
распусти свою верную челядь.
До зарезу нам нужно леченье
тишиной и мерцаньем свечей.

Мы устали от пышной тщеты
обещаний и увещеваний.
Откажи нам в своем завещанье
миг покоя и чуть простоты.
***
Знаешь ли, что время истекает?
Видишь – занимается закат!
Что же ты застыла истуканом?
Что же ты торопишься назад!

К той поре, когда легко и просто
все – от неудачи до греха.
И светло поигрывает проза
чистым звоном белого стиха.

К той поре, когда не знаешь горя
и нелепой жалости к себе…
Горечь перехватывает горло.
Радость все скупее и скупей.

Нет уже воздушных замков рифмы.
Нет уже волшебных берегов.
И взлетают медленно, как грифы,
стаи обесценившихся слов.

Тонем мы. А ты еще не знаешь:
весело журчишь о пустяках.
Но уже заметно ускользаешь…
…вот и пустота в моих руках!
***
Среди заслуженных, народных
и академиков простых,
смешно звучал мой инородный
и в общем-то безродный стих.

Он никого никак не славил,
не обличал, не призывал.
Слегка грустил, чуть-чуть лукавил
и от безделья изнывал.

Он был хорош в часы запоя,
но не в труде и не в борьбе.
Дружил он только сам с собою
и подпевал лишь сам себе.
***
РЕБЕНОК ПЛАЧЕТ, плачет, плачет.
Стучит в окно осенний ветр.
А женщина печаль не прячет
на ласки бурные в ответ.

Она ведь чует, чует, чует,
что я давно уже не здесь.
Опять душа моя кочует,
взывая к Богу: Даждь нам днесь».

Оставь нам, Боже, нашу долю –
томиться, плакать и страдать.
И нашу призрачную волю –
легко любимых покидать.
***
ГДЕ-ТО КАПЛЯ СТУЧИТ монотонно
по железному донцу бадьи.
А с обложки альбома Мадонна
смотрит с грустью простой попадьи.

Пахнет влажным и горьким рассветом
без любви – до скончания дней.
Рядом женщина бьется с корсетом,
становясь все стройней и стройней.

Вот совсем уж осиная талия,
несовместная с формой греха,
словно маленькая аномалия
в образцовом порядке стиха.
***
ЖИЗНЬ ПРОНОСИТСЯ со свистом,
объявив себя подарком.
Был недавно гимназистом,
стал давно уж патриархом.

Мы почти привыкли к стужам,
как и к веснам в этом мире.
Был твоим любимым мужем,
стал соседом по квартире.

Жизнь летит ослепшей птицей,
будто вовсе неживая.
Ты была моей частицей,
но давно уже чужая.
***
Солдат на пенсии тоскует о войне.
Что он умеет кроме вопля «Пли!
Мурашки пробегают по спине,
когда он слышит выстрелы вдали.

На белых шрамах выступает пот,
когда он чует кровь и гари вонь.
И он почти не ест, а только пьет,
терзая грустной песнею гармонь.

Он так хотел бы снова в бой идти
и рвать кольцо, и нажимать курок.
Но он не может встать – под ним культи
когда-то быстрых и веселых ног.
***
Боже, дай отдохнуть загребущим рукам,
править не лимузином, а детской коляской,
из совковой лопаты стрелять по врагам
и тиранить любимую медленной лаской.

Класть не в банк – в руку нищего и простака,
верить в щедрость природы – не в милость сатрапа,
наливать до краев беззаботный стакан,
а не слушать речистый рецепт эскулапа.

Отпусти меня петь и летать как пчелу –
без царя в голове, без руля и без места…
Боже, дай умереть, не поняв почему,
только прежде пожить – для чего неизвестно!
***
Говорят, поэты часто плачут,
это оттого, что много пьют,
когда все кругом усердно пляшут
и не очень хорошо поют.

Когда все справляют юбилеи,
когда всем вручают ордена,
в стороне болезненно белеет
ранняя поэта седина…

Пусть надежды нету на удачу
и деньжат уже не накоплю,
но зато я так красиво плачу,
но зато я так ретиво пью!
***
Я землянику собирал
на животе открытым ртом.
И от восторга замирал,
маня кузнечика перстом.

Заглядывал в глаза жуку,
в тень лопуха переползал.
В тени придумывал строку –
и тут же сразу забывал.

Ну что стихи, ну что слова,
когда природа так близка,
что лесом кажется трава –
с коровкой божьей у виска.

ДВУСТИШИЯ Никиты ИВАНОВА

Я искал себя везде, часто и помногу.
Только нет меня нигде. Ну, и, слава Богу!
*
Постепенно сползаю с постамента
истинного русского интеллигента.
*
Сникли поэты в напрасном дерзании,
ратью вломились дельцы и дизайнеры.
*
Стихи мои стареют и глупеют.
И всё спешат, боятся, не успеют.
*
Ли – частица сомненья, частица печали:
так ли, тот ли, тому ли, едва ли…
*
Поэту рифма, художнику рама
нужны для постройки воздушного храма.
*
Ваятель говорил с улыбкою скупой:
хорошую скульптуру чувствует слепой.
*
У Мастера и творческое бессилие
бывает осмысленное и стильное.
*
Стихи не обязаны правильно течь,
ведь это прямая и вольная речь.
*
Я сам себя выдумал и назначил поэтом.
Только кто догадался об этом!
*
В стихах излишни вежливость и точность.
И у поэтов не бывает отчеств…
*
Все великие звуки – из тишины,
но её кладовые истощены.
*
Любовь уже не та, иная красота:
целуются, не вынимая жвачки изо рта.
*
Я погружён в себя, возвышен и глубок…
пока на шляпу мне не гадит голубок.
*
Не странно ли, что путь тернист,
посетовал бульдозерист!
*
Кандидат в Президенты поклялся народу:
дни рабочие – только в плохую погоду.
*
Воспоминание пьяной жизни былой:
как распиливали арбуз двуручной пилой.
*
Точность – вежливость королей,
а также электричек, самолётов, кораблей…
*
Раньше я любил коньки и лыжи,
а теперь – бандаж для грыжи.
*
МВД, ФСБ и ГРУ –
выбирайте любую игру.
*
Я стал легко переносить беременность подруг:
как поп их утешал, журил как политрук.
*
Поговорка: сегодня – ох, а завтра – сдох.
Хоть плох слог, да точен эпилог.
*
Интеллигенция – люди, моющие руки перед едой.
И не стоит заморачиваться духовной ерундой.
*
Есть маленькая льгота у поэта –
не пропускать ни одного банкета.
*
Врач нежно дорожит болезнью богача.
Корысть сродни любви – крепка и горяча.
*
Нет должностей, присутствий и вакансий
для женщины с профессией вакханки.
*
Есть женщины раскладушки,а есть неваляшки.
Первые – душки, вторые – дурашки.
*
Кривая вырождения видна
на менеджерах среднего звена.
*
Девочка горько плачет о сломанной кукле,
что удивительно в мире продажи и купли.
*
Его призвание – художественный свист,
хотя политик он, а не артист.
*
Страшно далеки они от народа –
закодированные и не знающие своего кода.
*
Он знал одну любовь, одно веселье –
Рожденье строчки, рифмы новоселье.
*
Вся жизнь проходит наша как на фронте.
Последний выстрел – в пенсионном фонде.
*
Какая скука гнуть баранки,
когда мечтаешь грабить банки.
*
Советской власти не прощу разбавленное пиво.
А, в общем, жили мы счастливо
*
У нашего народа всегда железное алиби:
он был в запое, когда его убивали и грабили.
*
Чайка убита, продан вишнёвый сад.
Раньше хотелось вперёд, а теперь назад.
*
Приятно слышать, как течёт вода…
А то, что кран сломался, ерунда.
*
Евреи никогда не выйдут из моды,
какие бы ни претендовали на это народы.
*
Ленись, народ, ленись! Старайся больше спать!
А то опять начнёшь ворочать речки вспять.

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.1