Служебно-эротический роман

В тот год я осталась без работы. Быть медсестрой в больнице я больше не могла. Зарплата — слезы, ее только на коммунальные, да еще чуть на покушать хватало. И работа дурацкая, какая-то бесконечно изматывающая. У меня есть сострадание, но у всего есть предел. Чуть ли не каждое ночное дежурство на свои деньги приходилось покупать лекарства для тех, у кого денег нет. Лежит бабушка, стонет, я ж понимаю, что если я не дам ей таблетку, так она мне заснуть не даст. Устала я от всего этого. Да и дочке моей тогда было шесть лет, скоро в школу, портфели, тетради, учебники и т.д., на медсестринскую зарплату это нереально. И самой хотелось выглядеть прилично. Сходить в обычный салон, покрасить волосы. Укладку я могла сделать сама, маникюр тоже, но коррекция ресничек? И духи стоят денег. Приходилось себе в еде отказывать, на кашах сидеть, я тогда была стройная до невозможности. Хоть в чем-то польза. Мужа у меня не было, любовника тоже. Но я на мужчин зла не держу. Даже на отца своей дочери, хоть он и сразу слинял, как Машенька родилась, я бы ему еще заплатила за то, что у меня есть такая доченька. Хотя, гад, мог бы помогать, конечно, ну да к черту его.
И вот как-то, когда я сидела на кухне, смотрела в окно на грустную осень, и думала, может мне на панель пойти, а че, я хоть и не красавица, но фигурка у меня отменная, мужики нос не воротят вроде, но это я в шутку так думала, на панель я бы конечно никогда бы не пошла, тут звонит мне подруга моя, которая мне хотела помочь, и которая от своей подруги узнала, что есть работа менеджером на какой-то фирме, и вроде зарплата ничего. Я, конечно, сразу согласилась пойти на собеседование. Работа мне на самом деле была очень нужна, только переживала я, что мало у меня опыта и образования, я после своего медучилища училась еще на заочном в экономическом университете, но до диплома было еще далеко.
Так я впервые встретилась со своим шефом. Он был старше меня, выглядел интеллигентно, манера общения у него была достаточно жесткая, с периодическими смягчениями. Иногда он как бы расслаблялся, бросал какую-то легкую фразу, но потом сразу собирался и переходил к своей жесткой, не терпящей возражений, интонации. На собеседовании мне было как-то не по себе.
Шеф рассказал мне про фирму, чем она занимается. Головной офис находился в столице, а нашем городе было представительство, которому еще подчинялся филиал в соседнем городе в двух часах езды. Представительство было оформлено на шефа, я так думала, что шеф — не просто директор, но и совладелец. Во всяком случае, было видно, что он человек обеспеченный. А еще я заметила, что у него на пальце нет обручального кольца. Но это так, по ходу дела. Я очень переживала тогда на собеседовании, но пыталась откровенно ответить на все вопросы. Я сказала, что я очень ответственная, выполняю все указания незамедлительно и дотошно. Меня взяли с испытательным сроком. Про зарплату я не могу сказать, что она была какой-то заоблачной, но в моем положении тогда это был предел мечтаний.
В мои обязанности входила работа с документами, я вела компьютерную базу покупателей, делала общую ведомость по продажам продукции, а еще в мои обязанности входило кураторство над нашим филиалом.
Я быстро втянулась в работу. Шеф помогал, учил работать. Также я выполняла некоторые функции секретаря, когда кто-то приезжал на фирму, делала чай, кофе. Уже через пару недель я совершенно свободно пользовалась программным обеспечением, разносила данные. Я старалась не допускать ошибок, тем более, что шеф очень не любил, когда люди ошибались. Когда у него было плохое настроение, все старались не попадаться ему на глаза. Коллектив на фирме был небольшим, кроме меня, были еще только две женщины — бухгалтер и кассир, обе замужние. Я с ними познакомилась, от кассирши я узнала, что шеф наш уже давно разведен, живет в большом доме в частном секторе, но есть ли у него кто-то или нет, покрыто мраком, оказывается он человек достаточно скрытный.
Через некоторое время шеф стал меня брать в инспекционные поездки на филиал. После утренней оперативки мы выходили на улицу к его машине. Отличная дорогая иномарка бежевого цвета с кожаными сидениями. Шеф галантно открывал мне дверцу машины, и захлопывал ее, после того, как я садилась. При этом он бы холоден. В ходе этих поездок я смогла ближе приглядеться к нему. Он был умен, образован, афористичен, но при этом жесток, непоколебим. Все время пребывания с ним я не могла расслабиться. Я все время помнила, как быстро он может перейти к начальственной, не терпящей возражений, интонации. От этого меня бросало в дрожь. Я и в машину садилась с дрожью, хотя этого никто не замечал. Шеф ездил очень быстро, до филиала мы добирались за два часа, включая езду по городу. Во время пути я вжималась в сидение. Мне нравилась высокая скорость, но я не могла понять свое состояние, здесь был и страх перед человеком, который сидит рядом и может рявкнуть в любую минуту, но была и радость, что у меня есть работа, и что я нужна, что эта работа у меня получается, и что шеф у меня, хоть и жесткий, но галантный и интеллигентный, как бы он ни ругался, он не позволял себе ругаться матом, а у нас это сплошь и рядом. Еще я пыталась понять, что он за человек, что у него на душе, есть ли у него кто-то, но понять это было невозможно, его личная жизнь была где-то далеко за пределами офиса.
Я освоилась на фирме, дела у нас шли неплохо, я старалась. Однажды, когда я забыла вовремя отправить отчет на филиал, шеф очень жестко выговорил мне, что нужно не полагаться на память, а делать записи и напоминания, и что он об этом предупреждал раньше. И добавил, что он разрешает своим сотрудникам ошибаться только один раз, потому что один раз — это случайность, а два раза — это система. Я очень испугалась, потому что подумала, что он намекает на увольнение. Это было бы ужасно, поскольку у меня только сейчас все наладилось, я отдала долги, Машенька пошла в школу, я заказала новую мебель. Я старалась изо всех сил, чтобы не допускать оплошности. Все также периодически мы ездили с шефом в однодневные командировки, он бы все также галантен, открывал дверь, на заправке угощал меня кофе и шоколадом, иногда даже рассказывал анекдоты. Но между нами была какая-то непреодолимая стена. Он начальник, я подчиненная. Я все также дрожала, когда садилась к нему в машину, это был какой-то рефлекс, как у собаки Павлова. Я часто думала, может мне нужно как-то пофлиртовать, ведь это может быть мой шанс, — успешный приятный неженатый мужчина. Я об этом думала, но мне было страшно. Моя подруга, которая нашла мне эту работу, иногда спрашивала с подкалыванием «ну как там у вас?». Я отвечала ей, что для меня шеф — не мужчина, это мой начальник, я совершенно не могу воспринимать его по-другому, такой был задан тон отношениям. К тому же у моего шефа, как мне сказали в бухгалтерии, не было детей от первого брака, а я точно не хотела бы снова рожать. Если что, двоих я не потяну. Только под какие-то стопроцентно финансовые гарантии, но это же смешно — требовать их. И самое главное, — мне было комфортно, что у меня есть хорошо оплачиваемая работа, нормальный шеф, не жлоб, который ко мне не пристает. Если я попытаюсь флиртовать, не разрушит ли это комфортное состояние, и не окажусь ли я на грани финансовой катастрофы? Т.е. шаг в сторону личных отношений был шагом в неизвестность. А с другой стороны, хотелось и попробовать. У меня к тому времени уже очень давно не было отношений с мужчиной.
Так прошел год. Ничего не менялось, и, вероятно, не поменялось бы, если бы на нашу фирму не пришла новая сотрудница — юристконсульт. Зачем ее взяли, не знаю, ведь в центральном офисе есть свой юристконсульт, говорили, что много неплатежей со стороны покупателей и нужно работать с ними и с судами. Особа это была видная, такая, на которую реагируют практически все мужчины. Крашеная блондинка, с изящной фигурой, я бы не сказала, что она красавица, но в ее взгляде, в ее облике было что-то такое, что нравится мужчинам, что-то дающее надежду на то, что что-то может быть. Даже я заглядывалась на эту особь, хотя девочками совершенно не интересуюсь. Что-то было в ней такое, какая-то аура. Она начала сразу подбивать клинья к сотрудникам, набиваться в друзья, особенно ко мне. Пригласила меня в кафе в обед, стала расспрашивать про то, да се. Про шефа. Вот стерва, все ей хотелось узнать. Я что могла, рассказала, хотя я ничего особенного не знала. Она спрашивала, как мы ездим на филиал. Я ответила, как ездим, так и ездим. Я чувствовала, что мне тяжело уклоняться от ее вопросов. У нее была мягкая, но настойчивая манера общаться. Она была из тех, кто добивается своего не мытьем, так катаньем. Мне стало ясно, что я в опасности. Такая могла очень быстро найти подход к шефу. Я стала ее бояться, хотя я правильно сделала, что не стала с ней ссориться. Получить такого врага было бы очень опасно. Мы с ней вроде даже как стали подругами. Она пригласила меня на день рождения. Она снимала квартиру и жила с сыном 10 лет. Я заметила, что она будто бы оказывает мне знаки внимания, берет за руки, обнимает за плечи. Что ей от меня нужно? Но общались мы неплохо, нам было весело.
Через некоторое время я заметила, что это консультантша стала менять порядки на нашей фирме. В частности, она настояла, чтобы из бухгалтерии к ней приносили документы, а не наоборот. И бухгалтерша стала посылать к ней кассиршу, хотя раньше они своих задов от стула не отрывали. И меня она немного построила. Мне пришлось немного изменить форму для сбора данных по ее просьбе, ей, видите ли, так было удобнее. Я спрашивала себя, почему она себя так ведет? Шеф внешне никак не изменился. Но я заметила, что он никогда не повышал голос на нее, хотя продолжал делать это по отношению к другим. И она, очевидно, никак его не боялась, всегда очень уверенно отстаивая свою точку зрения. Вскоре нам всем троим пришлось ехать в командировку в филиал. Все началось с того, что особа, видите ли, опоздала, и нам пришлось ее ждать. Когда же она заявилась, то открыла переднюю пассажирскую дверь, где уже сидела я, и ласково попросила меня пересесть. Я была в шоке от наглости, но шеф тихо сказал: «пересядь». У меня, конечно, был покер-фейс, но внутри была целая буря. Вот сучка, смотри, чего она уже успела натворить. И так быстро. По пути, мы, как всегда остановились на заправке попить кофе. Внешне все было красиво, шеф был в отличном настроении, шутил, рассказывал анекдоты, эта особь была тоже очень радостна. Она, казалось, не испытывает перед шефом никакого страха. В какой-то момент, мне показалось, она даже прислонилась к шефу, как к чему-то своему. А он никак не среагировал. Вот сука! Она уже так быстро его захомутала. Смотри, какая прошмандовка. Мне стало обидно, что я так не могу, стала проклинать себя за то, что я не стерва, и не умею так быстро обтяпывать дела с мужчинами. Я чувствовала себя проигравшей, ведь у меня было столько времени, целый год, а я даже не попыталась. Будет ли у меня такой шанс, смогу ли я познакомиться с кем-то еще? Я же не красавица, просто хорошенькая девушка, к тому же живу в режиме дом-работа-дом, в выходные дочку вожу на музыку, у меня просто нет времени кого-то искать.
Через пару недель мы с шефом, на этот раз без консультантши, мы поехали в командировку в филиал. Шеф был в этот день каким-то молчаливым, ничего не говорил. Мы доехали до заправки, как всегда остановились попить кофе. Расположились за столиками, шеф продолжал хранить молчание, что для него было нетипичным, обычно он обсуждал рабочие вопросы. Я почему-то решила разговорить его сама. Что-то придавало мне решимости, откуда-то у меня появилась тяга к действию. Я поинтересовалась у него, почему он такой угрюмый сегодня, может дома что случилось, а он ответил, что для него работа и дом — это одно и тоже. Я спросила его, а почему он живет один, ведь вокруг столько женщин. Он удивился слегка поднятой теме, но ответил, слегка улыбнувшись, что не видит достойной кандидатуры. Тут я совсем обнаглела и сказала, что под лежачий камень вода не течет, нужно предпринимать активные действия, а вот мы с ним ездим уже год, а он в мою сторону даже не посмотрел. На лице шефа изобразилось удивление, он внимательно посмотрел на меня, и сказал, что подумает. Мы помолчали еще, допили кофе и пошли в машину. Когда он открывал мне дверь, он взял меня за руку и какое-то время не отпускал. Я дрожала.
В машине я сняла куртку, упала глубоко в сидение, почти лежала, и раздвинула широко ноги. Я не понимала, что и зачем я делаю, все это было, скорее всего, кошачьими инстинктами. Шеф, управляя одной рукой мчащийся автомобиль, другую руку положил мне на колено, и стал гладить, забираясь все выше. Я еще больше раздвинула ноги, я делала это, потому что понимала, что должна сделать это, иначе в моей жизни будет что-то не так. А еще мне нравилось, что все это происходит на большой скорости. «Ты хочешь?» — вдруг спросил шеф. «Хочу» — ответила я. Мы приехали на филиал. Я не помню, что и как мы там делали, я была в каком-то тумане, помню только, что мы быстро закончили все дела и поехали назад. В пути он все также клал мне руку между колен и гладил, а я подвинулась как можно ближе, чтобы ему было удобно. «Мы едем ко мне» — сказал он. Это было то, чего я хотела, тем более, что по времени было еще не поздно.
В тот раз я не в состоянии была осмотреться у него дома. Я была то ли в экстазе, то ли в обмороке. Он заехал во двор своего дома, на руках занес меня в дом, и тут же стал осыпать меня ласками, снимая с меня одну вещь за другой. У меня сто лет не было мужчины, и я, по-моему, кончила еще от первого прикосновения, а потом был еще замечательный секс, долгий и нежный, и у меня был второй оргазм. Мой экстаз был силен еще тем, что из меня выходил весь этот годичный стресс, этот человек, от которого зависела моя жизнь, который заставлял меня трепетать, сейчас был здесь со мной рядом, целовал меня, был очень милым и очень нежным. Мы закончили, он отвез меня домой, мы тепло попрощались, ничего не обговаривая и не строя никаких планов.
Началась другая жизнь. Мне стало намного легче, словно тяжелый груз с шеи свалился. Шеф не кричал на меня, был тактичен. Наши отношения наладились. Мы стали друзьями. Я совершенно не задумывалась, что теперь будет дальше, есть ли у кого какие обязательства или их нет. Я испытывала огромное облегчение, что могу теперь не бояться грозного окрика, требовательная интонация не могла меня обмануть. Я улыбалась теперь тому, чего раньше боялась. Я смело плюхалась в машину шефа, и в ней теперь все было для меня по-другому. Консультантша заметила перемену в отношениях, да я и не пыталась это скрывать. Пару раз при ней, я назвала шефа по имени с такой интонацией, с какой обычно не называют своего босса. Хаха, видели бы вы ее лицо! Да, мне все равно, как минимум, я сравнялась с ней по очкам, если не послала ее в нокдаун!
Но внешне все осталось, как прежде. Никто на фирме ничего не заметил, кроме консультантши. А ей не было резона трепать языком, у самой рыльце в пуху. Я пыталась понять, как у нее развиваются отношения с шефом, встречаются ли они. А себя я спрашивала, а что у нас с шефом будет дальше, будет ли продолжение? Если честно, я была не против. Когда мы в следующий раз поехали в командировку, рука шефа снова лежала между моих ног. Для меня это уже как бы было привычно. На обратном пути шеф предложил встретиться у него дома в субботу, чтобы как он выразился «никуда не торопиться». Для меня это было не очень удобно, но я подумала, что смогу договориться с подругой, она сводит дочку на музыку. Еще у меня возникла мысль, а почему бы шефу не пригласить меня куда-то в ресторан? Но это так, я была рада приглашению. В субботу шеф заехал за мной, и увез к себе. У него дома я смогла осмотреться. Было видно, что в доме живет холостяк, хотя нельзя сказать, что был беспорядок. Нет, был нормальный мужской порядок, хотя, если бы моя воля, я бы многое поменяла. В ванной я обратила внимание на гель для душа, это был женский аромат. «Это она?» — подумала я. Хотя этот вопрос меня интересовал, я чувствовала себя не вправе задать его шефу напрямую. В этот раз секс был не совсем обычным. Он приказал мне раздеться, завязал мне глаза. Затем долго ласкал меня руками, забираясь пальчиками в тайны моего тела. Потом он поставил меня вниз животом на кровати, подложив под мою грудь две подушки. Он связал мне руки у меня на спине. Он продолжил ласкать меня рукой, аккуратно проникая внутрь моего тела. Его пальцы встретились у меня внутри. Для меня это все было внове, очень необычные ощущения. Это было что-то, что отвечало моим тайным фантазиям. Как он их угадал? Я полностью принадлежала мужчине, и моя плоть, и моя жизнь, я была в полной власти этого мужчины, он мог делать со мной, все что хотел. И я доверяла этому мужчине. Шеф продолжая свою игру, взял меня рукой за подбородок и придвинул к своему другу. Я очень любила и люблю делать это, а тогда особенно, с этими новыми ощущениями, я погрузилась отчаянно в его плоть и не останавливалась и не чувствовала усталости до самого финала. Я была так взбудоражена этим осуществлением моих тайных фантазий, чтобы если шеф мне тогда сказал выйти голой на улицу, я бы это сделала.
Началось странное время. Шеф к нам с консультантшей был вежлив. На 8 марта он сделал нам подарки, пригласил в ресторан. Нам было весело и хорошо, о личных отношениях мы не говорили. А шеф, очевидно, имел отношения не только со мной, но и с консультантшей. В конце концов, это ее волосы я видела в ванной на полотенце. И она, конечно, догадывалась, что я хожу к шефу домой. Я не могла понять, как она к этому относится. Как-то она меня пригласила к себе домой, сына отправила делать уроки на кухню, а сама уселась рядом со мной. Мы пили коньяк, запивали его чаем, болтали. Я быстро пьянею, и не заметила, как рука консультантши обвила мою талию. Но я почувствовала, когда она стала покрывать мою шею поцелуями. Я была в шоке, но боялась шевельнуться. У меня было ощущение, что я кролик перед удавом. Я понимала, что сила этой женщины такова, что она может навредить мне. Я раньше не понимала, почему она не препятствует моим отношениям с шефом. Теперь поняла. «Давай как-то встретимся»,— прошептала она. Я ничего не ответила, что я могла ей сказать? Я боялась ее и ненавидела ее. Но мне нельзя было допустить, чтобы она стала моим врагом. И я не допустила.
Как-то наша бухгалтерша намекнула мне, что у нашего шефа есть в столице могущественные покровители, которых он боится не меньше, чем мы его самого. Я подумал, что можно из этого извлечь. Мне надоела эта фурия в нашем офисе, я понимала, что от нее можно ждать всего чего угодно. И ее хорошее отношение ко мне вмиг может смениться на противоположное. Я долго думала, но решилась. Из головного офиса к нам приезжал периодически замдиректора, который курировал региональные отделения. Он подбивал клинья к нашему юристконсульту, эта стерва строила глазки всем мужчинам. Как-то так получилось, что мы пошли вдвоем обедать. Ко мне он хорошо относился, мы с ним часто общались по работе и во время его приездов, и по телефону. Заговорили о том, о сем, и я набралась наглости и сказала, что зря он пытается ухаживать за консультантшей, что она давно занята. Он изменился в лице и спросил: «Кем?». Я ответила, что не могу ответить, но консультантша — птица высокого полета, и отсюда нужно делать выводы. Замдиректора задумался, я думаю, он все понял. Некоторые моменты, которые он не замечал раньше, стали ему ясны. С моей стороны это было рискованно так действовать, но я была уверена, что замдиректора не будет устраивать никаких сцен, а примет все к сведению. И от него эта информация станет известна в центральном офисе.
Не знаю, как и что там происходило в столице, какие тайные интриги кто плел, только через месяц должность консультантши сократили. Прошла информация, что есть юристконсульт в центральном офисе, его одного будет достаточно. К тому же упали продажи из-за начавшегося кризиса, а ненужные вакансии для любовниц — это не то, что помогает фирме выжить в кризис. Консультантша сверкала глазами ненависти в последний день, но она, по-моему, так и не догадалась, кто был причиной ее увольнению. Меня она не воспринимала всерьез. Наверно, корила себя, что в центральном офисе кому-то там не дала вовремя.
Внешне шеф был почти невозмутим. Он, похоже, больше переживал из-за кризиса и падения продаж. Наши отношения продолжились. Но теперь они стали какими-то другими. Если раньше все было спонтанно, по наитию, то теперь все происходило размеренно, с отлаженной периодичностью. Где-то раз в месяц он звал меня к себе домой. Он уже не заезжал за мной, я сама к нему приезжала, на маршрутке.
Мы пили чай, кофе, потом он раздевал меня, ставил на колени, завязывал глаза, приказывал открыть рот. Я повиновалась, я уже привыкла повиноваться ему, делать все, что он скажет. И мне нравилось то, что он делал со мной. Я начинала его ласкать только по его приказу, после того, как несколько минут он держал своего друга у меня во рту. Шеф все время экспериментировал. Перед началом действа он часто говорил, что «если будет неприятно, скажешь». Но я ни разу, по-моему, ни воспользовалась этим правом. Традиционным сексом мы редко занимались. По правде говоря, так мне было даже удобнее,— мужик получал разрядку, а я не рисковала никакими залетами.
В то же время, я начала задавать себе вопросы. Что происходит? Да, я сама этого хотела. А что я хотела? Может я хотела любви, отношений. Я являюсь к нему домой, по первому зову. Кто я? Это точно не ухаживание, и не любовь. Это секс, но я к нему уже привыкла, моя плоть не так горит как раньше. Нужно ли мне это? И могу ли я отказаться? Я спрашивала себя, но не могла найти ответ. Может отказаться в следующий раз, как позовет? Но мне казалось, что отказаться я не могу, что это моя обязанность— приходить к шефу и делать то, что он скажет. Я продолжала к нему хорошо относиться, я продолжала его уважать, но я не могла понять, что это за отношения у нас, как они называются. Я уже давно была одна, и стала задумываться, что мне стоило бы выйти замуж.
Как раз в это время, у меня случился неожиданный роман. Я голосовала на дороге, и меня подвез частник. Слово, за слово, мы познакомились. Веселый, заботливый. У нас начались отношения. Мы съехались. Быстро все как-то произошло, молниеносно. Я сказала шефу об этом. Он посмотрел на меня внимательно, и сказал, что рад за меня. Отношение шефа ко мне осталось хорошее, наши встречи прекратились. Он меня больше не звал, и ни в чем не ущемлял по работе, даже поднял немного зарплату. Когда мы ездили в филиал, интересовался как у меня дела, у дочки. Так прошло несколько месяцев. Мой роман с таксистом прошел все стадии, и заканчивался очень тяжело. Эти взаимные упреки, как они надоели. Ну почему мне так не везет? Когда я рассталась с таксистом, я пришла на работу в мрачном настроении. Еле сдерживала слезы. Шеф, конечно, заметил это. Он предложил проехать в парк прогуляться. Я согласилась. Он молчал, просто был рядом, а я жаловалась на свою жизнь. Вдруг я сама предложила поехать к нему. Мы приехали, расположились в гостиной, он предложил мне вина. Я пила, но мне не становилось легче. Слезы текли из моих глаз, шеф сидел просто напротив, и молчал. Он был грустен, молча сопереживал мне. Я была благодарна ему. «Давай?»— вдруг я сказала, когда немного успокоилась. Сама от себя этого не ожидала. И мы занялись тем, чем обычно.
Через несколько дней я успокоилась. И твердо решила, что эти отношения с шефом мне не нужны. Мне нужно серьезно заняться собой, найти себе мужа.
Через некоторое время шеф снова позвал меня к себе, но я сказала, что больше не нужно этих встреч. Это было в первый раз такое. Ему это не понравилось. Он ничего не сказал, но через некоторое время я стала замечать, что он стал снова придирчив к моей работе, как в начале, когда я только пришла на фирму. Как назло, я допустила ошибку в выходной форме, и столицу ушел отчет с неверными данными. Шеф снова повысил голос на меня, чего давно не было. А на следующий день он положил мне на стол письмо с предупреждением об увольнении. Вот сволочь. В этот момент я подумала, что ненавижу его, в первый раз. А еще через пару дней, когда мы возвращались из командировки, он предложил мне придти к нему домой. Что мне оставалось делать? Хотя мое финансовое положение стало намного лучшим, я не могла позволить себе остаться без работы. Мне еще нужно было окончить университет, платить за учебу. И я сделала то, что делала много раз— пришла к шефу домой. Только ощущения мои были совсем другими. То, от чего я получало раньше удовольствие, сейчас было мне противно. Почему я должна делать это? И могу ли я отказаться? Есть ли у меня выбор? Может не надо было тогда, раньше все это начинать? Пожалуй, я была готова психануть, и высказать ему все, что я думаю. Но он чувствовал мое переменившееся отношение к этому делу, и был очень вежлив, говорил, «ну милая, ну что с тобой, будь умницей, моя хорошая, ну не переживай». Я чувствовала, что у меня просто нет выбора, и стала делать то, что он просил. То, отчего я раньше получала удовольствие, теперь унижало меня. Домой я ушла в мерзком настроении.
Как ни странно, после этого еще пару раз я была у шефа дома, но при этом не испытывала, как в тот раз, отвращения. Шефу удавалось как-то шутками прибаутками поднять мне настроение. Он сделал мне дорогие подарки. Я смирилась. В конце концов, не девственность же я теряю. Все развитие наших отношений с шефом каким-то образом привело к тому, что мне неудобно было ему отказать, я чувствовала себя не вправе не быть благосклонной к нему. Да и ничего страшного шеф со мной не делал. Что должно произойти, то и происходит. Дочка у меня росла, я разместила свою анкету на сайте знакомств, пользовалась успехом у мужчин.
Вскоре кризис сделал свое дело, продажи упали настолько, что представительство пришлось закрыть. Я уволилась одной из первых, так как подыскала себе новое место. Меня взяли, поскольку уже у меня был большой опыт работы менеджером. С шефом мы расстались хорошо, он потом пару раз звонил, спрашивал как дела. Я вышла замуж на новой работе за своего сослуживца.
Прошло много лет. Я слышала, что бывший шеф женился и снова развелся, а в бизнесе у него не все в порядке. Как-то раз я его встретила случайно в городе. Он был хорошо одет, но был небритым. И ходил пешком, так как был весь мокрый от моросившего дождя, а где ж его дорогой автомобиль? Мы обнялись, даже поцеловались. Он порадовался за меня, про себя рассказал, что сейчас дела идут не очень хорошо, но чем-то он там занимается. Рассказал пару новых анекдотов. Сказал, что вспоминает меня и скучает. Даже вдруг сказал, что я была лучшей женщиной в его жизни. Мне это было очень приятно услышать, и я подумала, что жалко, что я не могу ни перед кем этим похвастаться. Я смотрела на бывшего шефа и думала, что как я могла в свое время бояться его и трепетать от его голоса? Вот он стоит, такой милый, мокрый и, кажется, даже несчастный. Мы попрощались, я посмотрела ему вслед. Это человек, за которого я подумывала выйти замуж, была полностью его, а он этим не воспользовался. Создал не отношения, а непонятно что. Наверно, искал каких-то красавиц. Но я не буду злорадствовать, я ему благодарна, ведь он — по сути, хороший парень, одна из немногих удач в моей жизни, благодаря ему я встала на ноги, окончила университет, обрела уверенность в себе. Пусть у него все будет хорошо.

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1