Серьезные чувства

Юля ойкнула и со злостью бросила нож на стол. Зажав палец, чтобы не закапать все кровью, она схватила попавшееся под руки кухонное полотенце и обернула вокруг кисти.

— Ой, доченька! Порезалась? Держи так руку, сейчас пластырь принесу – всполошилась Светлана Васильевна.

-Да не суетись ты, мам. Сама еще покалечишься – ответила Юля, глядя, как мать впопыхах зубами пытается открыть бутылочку с перекисью – Просто ты с утра темп взвинтила. Сама вся на нервах и мне передала.

-Прости, дочь. Я и, правда, сама не своя сегодня. Очень волнуюсь.

— Этот гость для тебя так важен? – Юля с интересом уставилась на мать.

— Думаю, да… То есть точно, да – Светлана Васильевна густо покраснела, ей еще не приходилось обсуждать с дочкой свою личную жизнь — Знаешь, Геннадий Викторович воплощение мечты всей моей жизни.

— А я думала, что папа был твоей мечтою.

-Твой папа был моей первой юношеской любовью. У нас, к сожалению, ничего не вышло, но я ему очень благодарна. Ведь он оставил мне тебя. А с Геной иное. Я уже не девочка и он зрелый мужчина. Мои чувства к нему очень серьезные, но иные, нежели к твоему отцу. Понимаешь?

Юля неопределенно пожала плечами, но кивнула в знак согласия. Сама она еще не влюблялась в свои двадцать с небольшим лет, поэтому не могла по-настоящему вникнуть в состояние своей матери.

— То есть, вы намерены жить вместе?

— Не знаю, мы об этом пока не говорили – растерялась Светлана Васильевна – Может после сегодняшнего вечера что-то решится. Вы познакомитесь, пообвыкнитесь, а там видно будет. Но я почему-то уверена, что он очень скоро не на шутку войдет в мою жизнь. В нашу жизнь…

— Ну, раз так, давай продолжим готовить суперужин для этого человека.

— Да мы уж почти все сделали с тобой. Отдохни, Юлечка, ручку свою побереги. Я сама закончу.

Светлана Васильевна отправилась украшать салаты, перебирая в уме платья из гардероба, которые еще могут на ней сойтись.

В шесть тридцать вечера в их квартире раздался звонок «домофона». Светлана Васильевна кинулась открывать дверь, на ходу поправляя колготки, прическу и скатерть на столе. Геннадий Викторович явился с букетом роз для матери и коробкой шоколадных конфет для дочери. Не сказать, чтобы знакомство и последующий ужин прошли экстремально или на грани, но почему-то оставили на душе Светланы Васильевны смутную тревогу. Юля весь вечер просидела потупив взгляд, почти не разговаривала, на вопросы отвечала неохотно и односложно. Геннадий же наоборот вел себя очень оживленно. Все время смеялся, рассказывал разные истории, жестикулируя руками, и под конец так разошелся, что смахнул со стола вазу с конфетами. В общем, таким Светлана его еще не знала. Не то чтобы ей что-то не понравилось, просто это был немного другой мужчина. После ухода гостя дочь сразу отправилась в свою комнату и заперлась на ключ, чем полностью шокировала Светлану Васильевну.

-Юля, с тобой все в порядке? Ты меня пугаешь. Открой, пожалуйста – скреблась она в закрытую дверь спальни.

-Мам, все нормально. Просто я очень устала и голова болит – послышался слабый голос дочери.

-Открой, я посмотрю. Может тебе чего нужно? Таблетка, чай, доктор? Доченька, я волнуюсь!

-Нет, ничего не нужно. Я сейчас просто лягу спать и все пройдет.

Светлана Васильевна, наконец, сдалась и стала убирать со стола, стараясь как можно быстрее управиться и не греметь посудой. Утром, встретив Юлю выходящей из ванной, она поинтересовалась ее здоровьем. Та заверила, что боль после сна как рукой сняло и ее самочувствие вновь отличное.

-Ну, и слава Богу! – обрадовалась мать – А как тебе мой жених? Мы вчера не поговорили.

-Нормальный…

-Это все? Больше ничего не скажешь?

Юля съежилась и, протиснувшись мимо матери, быстро направилась в комнату, бросив на ходу:

-Потом поговорим. Некогда, в институт опоздаю.

Светлана Васильевна осталась стоять посреди коридора, снова ломая голову над поведением дочери. Все размышления ее сводились к тому, что Геннадий Викторович вызвал у Юли жесткую антипатию и она, не желая обидеть мать, старается увильнуть от разговора о нем. Если так, то Светлана обязательно должна все выяснить и срочно обсудить сложившуюся ситуацию сначала с дочкой, а потом и с Геннадием. Но поговорить ни с кем из них в ближайшее время не получилось. Днем Светлане Васильевне позвонила ее мама и сообщила, что серьезно заболел отец. Пришлось срочно брать отпуск и выезжать к родителям. Папа был и, правда, очень плох. Сердечный приступ. Она варила больному еду, относила ее в больницу вместе с лекарствами, которые покупала, обежав в их поисках весь город и выстояв длиннющие очереди в аптеках. А вечерами всячески старалась отвлекать мать от невеселых мыслей и переживаний. Свои же переживания пришлось убрать на дальнюю полочку. Но дочери Светлана Васильевна звонила постоянно. Юля говорила, что у нее все хорошо, учеба идет, в художественной студии тоже все получается, а потом, сославшись на большой объем литературы, которую необходимо прочесть в ближайшие пару дней, быстро прощалась и отключала телефон. А вот с Геннадием Викторовичем у нее была предварительная договоренность, что он сам будет набирать ее номер в удобное для него время, так как на работе он очень занят и не имеет постоянной возможности для общения. По редким звонкам раз в два дня, она поняла, что эта возможность почти что исключительная. Что поделать – он у нее фигура важная.
Светлана очень скучала и рвалась домой, но пока болезнь отца ее не отпускала. Почти месяц они с мамой поднимали его на ноги. Наконец, появились заметные улучшения и для Светланы Васильевны пришла пора возвращаться домой. Когда же, окрыленная мыслью о скором отъезде женщина, прибежала в кассу, оказалось, что билетов на ближайшие пару недель нет. Она вышла из здания вокзала и побрела к остановке, еще не зная, что будет делать дальше, но тут со стоянки машин донесся призыв уехать в ее город на такси. « Это выход!» — мелькнула радостная мысль и Светлана Васильевна бросилась через дорогу. Таксист совершал обратный рейс, поэтому на удивление, озвучил вполне приемлемую цену при условии, что наберется полное авто. Кроме Светланы еще парочка влюбленных изъявила желание уехать, осталось найти только одного пассажира и можно отправляться в путь. Пока Светлана Васильевна, предлагая дополнительную плату, уговаривала водителя заскочить к ней домой за вещами, нашлась женщина, которой срочно понадобилось навестить сестру. Все неожиданно складывалось вполне удачно – можно попрощаться с родителями и за не очень большие деньги к шести часам завтрашнего утра быть дома. Конечно, ехать втроем на заднем сидении с постоянно целующимися молодыми людьми не совсем комфортно, но, по крайней мере, не так тесно, как если бы с ней сидела та полная дама, которой они, не сговариваясь, отдали место рядом с водителем. Светлана Васильевна даже умудрилась немного поспать, хотя большую часть пути провела в мыслях о встрече с Геннадием. За дни их вынужденной разлуки, она еще острее почувствовала необходимость в нем. Желание быть рядом, все время видеть его улыбку, касаться его руки, стало почти непреодолимым. Она слушала воркование парня и девушки, думая, что скоро и они с Геннадием будут вместе — вместе уже сегодня, а возможно, что потом и навсегда. Как счастливо они заживут одной семьей! Маленькой семьей – она, Гена и дочка.
Все еще греясь в мечтах, Светлана Васильевна вышла из такси на холодный утренний воздух и направилась к метро. Хотя все тело ломило, шея затекла и тихо подбиралась головная боль, она все равно чувствовала огромную радость от возвращения. Предвкушая скорую встречу с дочерью, а вечером с любимым мужчиной, Светлана осторожно, чтобы не разбудить Юлю, открыла входную дверь и вдохнула знакомые запахи родного дома. Как же хорошо вернуться! Не удержавшись, она все же решила посмотреть на дочь до ее пробуждения. Сдерживая дыхание, она приоткрыла дверь в спальню Юли. Дочери там не оказалось. Не успев испугаться, Светлана Васильевна автоматически толкнула дверь своей комнаты.
На ее кровати плод ее первой любви мирно спал в обнимку с Воплощением ее Мечты.

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1