Пьяцца Маттеи, или Последний вечер в Риме. Рассказ

Я пил из этого фонтана
в ущелье Рима.
Теперь, не замочив кафтана,
канаю мимо.

Иосиф Бродский «Пьяцца Маттеи»

— Быть целую неделю в Риме, бегать как сумашедший по всем его развалинам, и не посетить «Пьяцца Маттеи», чьим именем Иосиф Бродский назвал своё знаменитое стихотворение — это преступление! — возмущённо произнесла жена. — И тратить свой последний вечер в Риме на упаковку чемоданов — я тоже отказываюсь!
— А что же ты собираешься делать? — устало спросил я жену.
— Я собираюсь наконец-то посетить площадь с фонтаном четырёх черепах и кафе, где бывал Бродский.                                                                                        Пьяцца Маттеи

 

Фонтан 4-х черепах

 

— Как мне знакомы все эти рестораны и кафе, где бывали знаменитости, — отозвался я. Помнишь любимый ресторан Ремарка на озере Лаго-Маджоре, место, где он любил сидеть и меню с напитками Ремарка? А торт «Густав Климт» в кафе музея, где находится картина «Золотая Адель»?

— И это я слышу от человека, написавшего книжку о Бродском!
— Вот именно! И тут в кафе на пьяцца Маттеи будет то же самое, можем поспорить: как войдешь — сразу увидишь слева и справа два фото Бродского, потом официант с первого взгляда определивший, что мы из России, предложит нам сесть на любимое место Бродского и укажет в меню коктейль «Бродский», а потом покажет на стене отрывок из его стихотворения «Пьяцца Маттеи»:

Зима.Звенит хрусталь фонтана.
Цвет неба — синий.
………………………………………………………….
И даже

сорвись все звезды с небосвода,
исчезни местность,
все ж не оставлена свобода,
чья дочь — словесность.

— Хорошо, — радостно воскликнула жена, — пари принято, едем!

Вход в кафе

Мы вошли в кафе, посмотрели направо и налево, но не увидели фотографий Бродского.

— Возможно, фото Бродского висят в зале, — успокоил я жену.

Подошла официантка и спросила, где бы мы хотели сидеть.
— На любимом месте Иосифа Бродского, — быстро ответил я.
Официантка вопросительно посмотрела на нас и повторила вопрос ещё раз: хотите сидеть у окна, или в центре зала, или в углу?
Я недовольно пробурчал: в углу! А про себя ещё добавил: в медвежьем!

Официантка усадила нас в углу за столик, принесла меню и ушла. Быстро пробежав меню я понял, что Бродским здесь и не пахнет.
— Пойду посмотрю в другом зале фотографии, — сказал я жене. На стенах было много фотографий, но современных и самых обычных, из комиксов. Я вернулся за столик.

— Ну, что дорогой, — не без доли злорадства заметила жена, — ты проиграл пари!
Поэтому давай с горя выпьем водки — тут у них есть столичная! Мы подозвали официантку, но оказалось, что просто столичную они не подают, а подают коктейль «Кровавая Мэри» (это для выигравших пари), а для проигравших пари жена заказала «Московский мул» — столичную со льдом в медной кружке и с зеленью.

Два коктейля

Проигравшему для утешения взяли также ветчину, а выигравшей — лазанью.
Выпили, и стало веселее.

Я снова подозвал официантку и спросил:

— Вам знакомо имя Иосиф Бродский? — Официантка только пожала плечами.

— А можно поговорить с шефом? — вновь спросил я бедную официантку, не понимающую, что же от неё хотят.

— Вам что-то не нравится? — спросила она чуть обиженно.

— Нет, нет, всё в порядке! Просто я хочу спросить шефа об истории кафе.

Официантка позвала шефа. Подошёл высокий мужчина и представился: — Роберто.

Я тоже назвал себя.

— Роберто, Вам знакомо имя Иосиф Бродский?

— Конечно, — спокойно ответил он. — Бродский прославил эту площадь и наше кафе, написав стихотворение «Пьяцца Маттеи».

— А почему же тогда у вас в кафе нет ни одного предмета, связанного с именем поэта?

— Есть, только они не бросаются в глаза, — ответил шеф.

— И что же это? — теперь настало время удивляться мне.

— А вот догадайтесь сами, — ответил Роберто, перехватывая инициативу.

Я ещё раз посмотрел по сторонам и теперь настала моя очередь пожать плечами, как чуть раньше это сделала официантка.

— Не буду вас мучить, — торжествующе сказал Роберто, — это зеркала, они помнят поэта и хранят отражения Бродского!

Зеркала, помнящие отражение ИБ

— Да, Вы поэт, Роберто! — воскликнул я.
— Не только поэт, — отреагировал он, — но и прозаик!
— И что же Вы написали?
— Последняя моя книга посвящена поэзии шотландского поэта Роберта Бёрнса. Главный герой Аллесандро — простой шеф-повар отеля вдруг начинает искать смысл жизни.  В этих поисках он случайно попадает на «Ночь Бёрнса» в Шотландию — поэтический праздник, посвящённый Роберту Бёрнсу, который отмечается каждый год в день его рождения 25 января и сопровождается чтением стихов Бёрнса и поеданием блюд, воспетых поэтом в его стихах, под музыку шотландской волынки.

Обложка книги Роберто

Тут я поднял свою медную кружку и произнёс тост, благо помнил его со студенческих лет:

 

У которых есть, что есть,
 — те подчас не могут есть,
А другие могут есть, да сидят без хлеба.
А у нас тут есть, что есть,
да при этом есть, чем есть, —
Значит, нам благодарить остается небо!

Роберто что-то сказал официантке, она принесла нам выпить и мы чокнулись. Жена предложила нас сфотографировать, построила всех троих рядком и нажала на кнопку.

Роберто, официантка и автор

— А Вы тоже что-то пишете? , — спросил меня Роберто.

— Да, бывает. Моя последняя книжка называется «Бродский и судьбы трёх женщин».

— Значит Вы тоже литератор? Это замечательно! Я люблю русскую литературу, особенно поэзию: раннего Маяковского, Пушкина, Цветаеву, Мандельштама, Заболоцкого.

В ответ я заметил, что жена не подаёт мне утром завтрак, пока я не прочитаю очередную строчку из «Божественной комедии» Данте. Сейчас я уже дошёл до строки: «Nel mezzo del cammin di nostra vita». Роберто рассмеялся и мы сели за наш столик.

— Роберто, — сказал я, — почему бы вам не повесить пару фотографий Бродского, не включить в меню отрывок из стихотворения «Пьяцца Маттеи» на итальянском, не оформить место, где сидел поэт, отрывками из его стихов?

—Я уже подумал об этом и мы обязательно сделаем всё возможное! — ответил Роберто, — вот вам моя визитка.

Визитная карточка кафе

— Как всё-таки странно, — заметил я, — что итальянский литератор XXI века написал книгу о шотландском поэте XVIII века и рассказывает об этом литератору из России.

Роберто поднял бокал и сказал: — Давайте выпьем за Её Величество Литературу, объединяющую людей, где бы они ни жили: в Италии, в Шотландии, в России!

Мы выпили за Её Величиство Литературу, объединяющую людей.

Она, пока есть в горле влага,
не без приюта.
Скрипи, перо. Черней, бумага.
Лети, минута.

 

 

 

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1