Поэзия для «элиты» и поэзия для «широких» масс. В чём заключается парадигма познавания? (разговор о восприятии поэтических текстов)

В этом году в Михайловском прошёл юбилейный (уже пятидесятый!) Всероссийский Пушкинский праздник поэзии. Событие в культурной жизни страны несомненное, являющееся очередным поводом поговорить о проблемах не только поэзии вообще, но и современных, а частности. Мой сегодняшний собеседник — коломенский литератор (или как он сам себя предпочитает определять, «сочинитель литературных текстов») Алексей Курганов.

— Алексей Николаевич, статистики подсчитали: художественную литературу сегодня более или менее регулярно читает лишь ЧЕТВЕРТЬ взрослого населения страны. Из них поэзию — около десяти процентов. Если отбросить статистические лукавости, то вырисовывается совершенно безрадостная картина: поэзию у нас читают… совершенно грустно признать, сколь мизерное количество народа! Зато «поэтов» — тьма! Зайдите на любой литературный портал: пушкины с лермонтовыми и твардовские с мандельштамами — буквально стеной!
— Понимаю, Сергей Владимирович, вашу иронию, но что вы видите неожиданного в таком положении дел? Кто из нас в молодости не баловался сочинением стихов (точнее, считал, что пишет стихи, а не рифмованные строки)? Некоторые — и таковых немало — перенесли это юношеское увлечение (и убеждение!) и на свою взрослую жизнь! Как говорила моя замечательная соседка, баба Нюша, «всё лучше, чем водку трескать!»
— Кто бы спорил с бабами нюшами… Вы- то сами себя поэтом считаете?
— С какой стати?
— Как это с какой! У вас на днях вышел уже третий поэтический сборник, и не где-нибудь в заштатной провинциальной типографии за собственные или спонсорские деньги, а в одном из крупнейших канадских издательств ALTASPERA PUBLISHING за счёт самого издательства! И всё-таки не поэт?
— Я объяснял уже не один раз — похоже, придётся повторить. Рифмовать слова и строки и писать стихи — это не совсем одно и то же.
— Но родственно?
— Родственно. Но не тождественно. Есть поэтические тексты, а есть стихотворные. Я не возьмусь дать КОНКРЕТНОЕ определение первым. Поэтому определю их как некое ТАИНСТВО, на уровне интуитивных понимания и восприятия. Вторые (то есть стихотворные) пишутся с применением шаблонных образов и приёмов, использованием строфики, рифмическо-ритмической организации текста, и прочее, прочее, прочее… Понятно, что стихотворные тексты сочиняет большинство пишущих. А поэтические создают Поэты (да, только так, с Большой буквы!). Таковых всегда было, есть и будет единицы.
— Хотя каждый пишущий и поэтические, и стихотворные тексты называет и считает себя, конечно, Поэтом… Вернёмся к нашей теме. Под узостью понимания стихотворных текстов вы подразумеваете элитарность?
— Это неожиданно трудный вопрос. А что понимать под элитарностью? Избранность? То есть, есть поэзия для избранных, а есть — для быдла? Не согласен я с такой градацией КАТЕГОРИЧЕСКИ! Почему? Объясняю на конкретном примере. Не так давно на телеканале «Культура» Сергей Шакуров читал пушкинскую «Анджело»:

— Был некто Анджело, муж опытный, не новый
В искусстве властвовать, обычаем суровый,
Бледнеющий в трудах, ученье и посте,
За нравы строгие прославленный везде, —

Вещь труднейшая и для чтения (шестистопный ямб с вольной рифмовкой), и для восприятия этими самыми «широкими» массами! Кстати, сам Александр Сергеевич говорил, по— моему, Нащокину, что критики считают «Анджело» одним из самых слабых его произведений, а он сам был уверен, что ничего лучшего в своей жизни не написал.
— Да, я помню эту поэму. Так называемый «александрийский стих» (парная рифмовка). Этот приём практиковали Тредиаковский, Сумароков… А ведь Белинский «Анджело» нещадно ругал! И к чему вы привели в пример эту поэму?
— К тому, что КАК читать и КТО читает. Слушал я Шакурова и вдруг понял: дело не в сложности размера! Здесь дело как раз в исполнении! Шакуров — МАСТЕР, это неоспоримо, и поэтому поэма читателем (в данном случае — телезрителем, тем самым представителем всё тех же «широких» масс) будет восприниматься! Читай её какой-нибудь актёр из подмастерьев — всё, не было бы никаких ни восприятия, ни понимания, ни даже ОЩУЩЕНИЯ поэзии!
— Это частный случай. Мы же говорим о восприятии стихов с «письма». То есть, непосредственно читателем непосредственно из книги.
— А может, в этом тоже есть своеобразная градация? Какие-то тексты сподручнее читать самому, какие-то — слушать?
— Опять согласен, но на всё те же «широкие» народные массы ваше предложение распространить сложно (или как сейчас говорят, проблемно). Пушкина актёры читают и будут читать. А вот какого— нибудь никому не известного Васю Пупкина — это вопрос…
— Но ведь никто же не пробует! Предпочитают идти по проторенному пути, сиречь – читать классиков и признанных мэтров! А если отойти от шаблонов? Хотя бы в качестве эксперимента?
— При чём тут эксперимент? Во многих городах ( в том числе и нашей родной Коломне) регулярно проводятся поэтические чтения (например, те же «поэтические марафоны), на которых с городских площадок местные авторы читают собственные произведения.
— Вы меня не поняли. Я говорю не о любительских исполнениях. Я имею в виду профессионалов, и не в местном, а в общегосударственном масштабе. Например, на той же «Культуре». Другое дело, что это — совершенно ново, а потому очень хлопотно и рискованно. А кому хочется рисковать?
— … и вот на этом деликатном вопросе мы и закончим наш сегодняшний разговор. Потому что его обсуждение это уже отдельная и очень противоречивая тема. Спасибо, Алексей Николаевич, за беседу!

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1