Поэма отъезда

Из ранней поэзии

«…так неизбывны наши темы
преступной правдою потерь».

1.
Ты сегодня близка мне
как свежая рана,
и как рана саднишь
где-то там, в глубине,
не щадя даже призраком самообмана.

2.
Странная штука — вокзал!

К нему всё стремится, всё уезжает.
Словно таврический бал,
он суетится и угрожает
городу взрывом
щемящих порывов.

Грустная штука — вокзал!

Россыпь людская, усталые лица,
не ожидается, не сидится,
строг нетерпения зал.
Дугами арок
он светел и марок.

Горькая штука — вокзал!

3.
Не виноваты в том, что суетитесь,
не виноваты! В розовом чаду:
«Держи!», «Возьми!», «Подвиньтесь!»,
«Расплатитесь!» — с ума сойду!

И жизнь как будто тянет в неудачу,
как будто бы все выходы уже
затарены. На зыбком рубеже
не дрогну, не решусь и не заплачу.

Никто не виноват …я виноват!
В распахнутую дверь задуло зиму.
А город и метель несутся мимо, —
такси, размокший снег и «ВЕЩИ НАПРОКАТ».

4.
За вокзальными окошками
наматывает снег.
Быстрыми сороконожками
по сердцу, похожее на смех,
катится смятенье…

5.
Сквозь маету вокзала, —
даже не боль, …усталость.
Неужели усталость уже?
на первом же рубеже?

Разрублено очарованье
и вновь проснувшаяся грусть…
Пусть!
Все мы равны перед Богом:
Эсве …купей …плацкарт…
Все за одним косым порогом
колодою краплёных карт.

6.
Жестокой невменяемостью стресса
жизнь бьёт и снова метит прямо в глаз.
Нам опыт боли друг, но не указ,
синяк не утоляет интереса.

Багрового раскаянья отёк
не облегчит нам завтрашних ошибок,
и не остережёт от новых сшибок
ни тяжесть отрезвленья, ни намёк.

7.
Нет нигде такой тоски
как за окнами вокзала,
фонарей смолящих сало
режет небо на куски.

Снег замахивает свет, —
распоясанный проказник, —
у зимы сегодня праздник,
у меня в руках билет.

Отрываясь на вокзале,
удирая за перрон,
день теряется в провале
незашторенных окон.

Черной ниткою заштопан,
бьётся поезд вгоряче,
лишь мелькают слёзы окон
в проносящемся луче.

8.
Вся жизнь — перрон.
Надежда на удачу — вагон,
один на всех.
Один просчёт, один успех,
(цветы вокруг, …цветы)
Но непосильную задачу
не разрешит усталый мозг толпы.
А где-то там есть ты,
(цветы …цветы),
остуженная моросью осенней,
среди бесплодных опасений
и участья
всех тех, кто ждёт посадки в счастье,
кто метит не промазать в дверь.
Им не до нынешних потерь,
им ожидание — ненастье.
Их смоет паровозный шум,
им даст приют удачи трюм,
просушит серость долгих дум
на радиаторах комфорта.

Но
наша связь ещё не стёрта!
И я протискиваю грудь
через осипшее молчанье
людских забот,
чтоб как-нибудь
тебя успеть из одичанья
за руку …за любую нить
поймать, извлечь …остановить,
обнять, душой соприкоснуться,
заставить только оглянуться,
чтобы оттаявшая ты
через промокшие зонты,
сквозь дым «затверженных речей»
увидела поверх плащей
цветы
и то, что наш перрон —
всегда лишь проливная зона
среди душистого газона
лукавой заспанной весны.

Толпе не одолеть резона
и химерические сны
не разогнать. Ей только ждать
и волноваться, и толкаться,
пока не подан эшелон.
Но нам-то надо удержаться,
инстинкту стада не поддаться
и уступить другим перрон.

Пусть лезут все в один вагон.

А мы с тобой пойдем скитаться
в края, где так легко идти,
где молча встанут на пути
вишнёворогие олени,
где тайно бродит призрак «лени
и снов задумчивой души…»,
где «пьяный Рейн», где камыши
рождают шёпот непонятный,
где среди тайны не одна ты, —
со мной!
Тогда расслышишь ты:
хвостами грозно бьют киты,
кипя фонтанами седыми,
а над туманами густыми —
как арки — лунные мосты.

9.
Кто раскатит
этот шумный скок?
Кто рассыплет,
озадачит
загоревшийся восток?

Кто отменит
долгие кошмары ночи,
где глаза уж не глаза, —
очи,
осенённые разрывом
пыхающих фонарей.

А, собственно, куда
скорей! скорей!…?
Всё ерунда
секунда, пыли взмёт!

Всмотритесь!
Она не та и он не тот!
Остыньте, оглядитесь…
и поезда остановите.
Запыханные поезда
пусть оботрут глаза
вокзалов рукавами.

Давайте-ка мы с вами
заменим бег на шаг…

10.
Поверь,
я болен каждым словом!
Дремать в бесчувствии суровом
не мне.
Открыта настежь дверь, —
как на мороз, — в мои проблемы.
От них не сходят эритемы
и не рубцуются,
поверь!
Как ненасытный дикий зверь
за мною гонится — «НЕ ТЕ МЫ!»

Так неизбывны наши темы
преступной правдою потерь.

 

Бадминтон
(поэма ревности)

1
Свобода или пустота?
Раскованность или забытость?
Да просто сердца неумытость
и пересохшие уста.

Бидоны снов дождя полны.
Как языки морских приливов,
накаты ночи терпеливо
лакают мозга валуны.

Свези …свези меня туда,
где отменятся приговоры,
где отвлекут меня соборы,
солгут неоном города!

Где садом вечных Барселон
бетонный Гауди зареет,
где в сердце догорит скорее
наш неизбывный бадминтон.

2
Волан сквозь листву
от ракетки к ракетке.
Нас ветки скрывают,
мы здесь и нигде,
и везде….

На зыбком мосту
через мелкую сетку
ракетки
мелькают
отражения снов
в одичалой воде.
Мы нигде….

3
Бретельки поют на плечах твоих ломких,
им ведома тайна созревших грудей.
Игры не развязана головоломка, —
загадка, случайность твоей и моей
судьбы, проносящейся перисто-мимо
случайным воланом сквозь ворох листвы.
Пространство площадки легко обозримо,
оно — наша жизнь, вне его мы мертвы.

4
Мертва ты. Пуста.
Расщеплённостью сердца
устало раздвинешь
безвыходность лет,
а в ответ…

Паденье с шеста…
и… заклинило дверцу
горящей машины.
Да нет же…
нет!…

Ведь в этой машине
уже догораю,
с трудом балансирую
на шесте
в пустоте…

Маши не маши мне,
я движусь по краю,
растерянно зная,
что все вы не те,
не те…

5
Иудина честь будет долгой и звонкой,
её не унять …не избыть!
Всё было так просто, всё стало так тонко,
что ни отыскать, ни навек позабыть.

Пространство площадки, — пространство неволи,
и сетка на нём, — путеводная нить.
Пусть сменим повадки, боль спрячем в подоле, —
ещё надо жить, и любить …и убить.

О, милая, слишком задето живое,
всё то, чем вхожу в тебя сладостно течь,
и только отверстие ножевое
мне кровь усмирит, оборвав твою речь.

Ну что ж, разочтёмся пока на бумаге!
Ты слёз не увидишь моих, так услышь,
как воет гиена в дальнем овраге
и лапою роет ночную тишь.

6
Все не те! Ну а ты,
так сроднённая люто,
ужели не дрогнешь,
когда упаду
в бреду?..

С такой высоты,
неуклюже и круто.
Поймёшь ли,
какою ценой изойду
в житейском аду?..

7
Вот и весь бадминтон,
и прострелено око
неточным воланом
в весёлой игре.
Мы нигде…

Рассвет занесен
над тобою высоко
ятаганом луны,
отражённой в воде.
Мы везде.

8
Свези …свези меня туда,
где не вершатся приговоры,
где за просторами — просторы,
где воды льются и года.
Куда!?………………
Лишь мёртвый телефон
да сигаретные туманы.
Накатывают крыш барханы
и ветра заоконный звон.

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.1