Побольше мая, поменьше февраля…

***
Скитаясь по китаям
Своей души,
Мы что-то постигаем,
О том пиши.

Пусть фараоны Фрейда
Кричат: «Постой!»
Но этот мир не чей-то,
А только твой.

***
Возможности русской рифмы не ограничены.
Я работаю в этой заоблачной области.
Плевать на тех, кто кричит: «Наши сравни чины!»
Да, ради Бога, хоть с небоскрёб расти.

Возможности русской рифмы неисчерпаемы,
Это ведь тоже наше словесное сокровище.
Не толкайтесь локтями, всё ж не в трамвае мы
В том, где у всех пассажиров полно вещей.

***
Ничтожнее всех ничтожных,
Когда он стихи не пишет,
Так Пушкин сказал о поэте,
И всё ж в передрягах дорожных,
В потоке предчувствий тревожных
Весь путь его гладью не вышит,
Судьба, что в затылок нам дышит,
Не лайкает нас в интернете.

***
Жизнь ворует время у творчества,
Но это не так уж и важно, ибо
Все еще помнишь имена-отчества
Наших классиков, и на том спасибо.
Мы давно не герои Тургенева,
Представить их с гаджетами трудно.
Проснешься утро, видишь в окне — Нева,
На летней набережной многолюдно.

***
Цветаева — Ева цвета,
Ева звука и ритма,
Созданная из Адамова яблока и
Связок голосовых,
Достойная петь в раю,
Но певшая где придётся.

***
Просто дышать — это работа
Младенцев и стариков.
Есть необъяснимое что-то
В них, но сейчас не готов

Я сказать точнее, поверьте.
Нельзя сдаваться, пока
Чёрная смородина смерти
Для нас ещё не сладка.

***
«Куда ж нам плытъ?» — задумывался Пушкин.
По Чёрной речке? В море? В никуда?
А сердце бьётся, как птенец кукушкин,
И очень хочет выпасть из гнезда.

Протри очки, чудак вперёдсмотрящий,
Ведь мы в порту, где и чума, и пир.
«Обставь невежду, всяк сюда входящий!» –
Написано над входом в этот мир.

***
Чтобы жизнь была не в тягость,
Есть лирическая ложь,
Повторяй чуть слышно: «Я — гость
В этом мире, ну и что ж».

Но не надо слишком резко
Говорить о том, пока
Не взлетела занавеска
От ночного ветерка.

Этот ветер дует в щели
Между звёздами, учти.
Сладко спать в своей постели
Над страницей детекти…

***
Зима, как на раскрашенной картинке,
Но солнце опускается, оно
Неспешно уступает в поединке
Настольной лампе. Выгляни в окно.
У туч на небе вечное кочевье,
Они массивны, как борцы сумо.
И так похожи чёрные деревья
На длинное японское письмо.

***
По жизни бродяга,
По духу, скорей, домосед,
Есть ручка, бумага
И глупая кличка «поэт».

Есть много такого
О чем не прочтешь у Басё
И есть еще слово
Созвучное слову. И всё.

***
Просто пишу стихи
И надеюсь на то,
Что они не хи-хи,
Что они кое-что.

Слушаю сердца стук
И считаю до ста.
Просто пишу в фейсбук
И в другие места.

***
Рыдающий февраль, сегодня он таков,
С заплаканным лицом и снегом не завален.
Рыдающий февраль, сегодня не суров,
Пока что он скорей сентиментален.

***
Февраль. Чернил не доставая,
Мы можем всё на компе набирать.
Февраль. И нам не надо мая,
Мне хочется скорей тебя обнять.

На улице то снег, то слякоть,
То холодно, то с крыш течёт вода.
Февраль. Не надо больше плакать,
Не надо больше плакать никогда.

***
И некогда писать и некогда общаться.
Работаю. Семья. Мы — беженцы, увы.
Дурацкая война не думает кончаться,
На юге снег лежит поверх живой травы.

Крутые повороты, зимние заботы.
Сложная, простая, похожая на снег,
Вслепую жизнь идёт, не спрашивая кто ты,
Варяг ты или грек. Ты — просто человек.

***
Милитаризм пройдёт, милосердие останется,
Потому что оно важней,
Не будет милосердия, что же с нами станется?
Превратимся в диких зверей?

***
Нормальный ноябрь. За листопадом следует снегопад.
Зиме, чтоб явиться порою не надо разбега.
И тянет корявые руки к небу безлиственный сад
И получает манну небесную в виде обильного снега.

***
Дождь в декабре, как плачущий мужик,
Нелеп немного,
Но он в пути, он ко всему привык,
Была б дорога.

С дождем так просто перейти на ты,
Назло всем стужам,
Вместо людей — бродячие зонты
Идут по лужам.

***
Снег пришел и ушел,
Но морозец оставил,
Тротуары подмел,
Детвору позабавил,

Снег растаял, пропал,
Обещал, что вернется,
А когда — не сказал,
Это уж как придется.

***
Снег для дворников и детворы —
Кому-то мученье, кому развлеченье,
Нечто, лежащее до поры
И хорошая тема для стихотворенья.

Тема банальна, а впрочем стишок,
Надеюсь, окажется интересным.
Запущенный кем-то вверх снежок
Становится в космосе телом небесным.

***
Ночь августа самодостаточна,
Легка, объемна и густа.
Звезд траектория всегда точна,
Без них Вселенная пуста.

Пройдя дорогами сумбурными,
Мы строим путь по звездам тем,
Юпитерами и сатурнами
Не освещенные совсем.

***
Под пулями падают люди
Каждый день где-нибудь,
Под пулями падают люди,
Об этом ты не забудь.

Ты их собой не закроешь,
Ты вроде бы ни причем,
Ты думаешь про свое лишь,
Они — уже ни о чем.

***
Под ногами гибнут абрикосы,
Это всё июль и юг России.
На любые сложные вопросы
Отвечать не хочется. Такие

Дни, пока не отпускные, впрочем,
Абрикосы гибнут не на блюде.
Знаешь, это лучше всё равно, чем
Если гибнут люди, просто люди.

***
Доводов несколько сотен,
Лишь в одном я уверен:
Мир наш неоднороден,
Мир наш неравномерен.

И силой свести к стандарту
Его нельзя. Дети в школу
Пойдут и раскрасят карту
По своему произволу.

***
Скоро в слове «июнь» поменяется буква.
Я очень хочу, чтоб объятья жары ослабли.
Ничего, однажды послышится стук во
Все окна, и полетят долгожданные капли…

***
Кто сейчас помнит успешного Державина?
Зато знают все не очень успешного Пушкина.
Пусть снимут об этом фильм, сорвет немалый куш кино.
Так выпьем за это, бокалы держа, вина!

За нас, тоже не очень успешных, выпили
И закусили. Нам поздно ходить в начинающих.
Скажут потом, что мы тут были да выбыли,
Мол, выбыли навсегда из списка проживающих.

***
Насыщенный зелёный цвет
Начала лета.
Он к сентябрю сойдёт на нет,
Другого цвета

Всё будет. А пока густой,
Душистый, мятный
Зелёный цвет такой простой,
Невероятный.

***
Вторая половина мартобря.
Весна придёт и больше не покинет
Всех нас, чтоб не страдали зря:
Мол, может, вовсе в мире и весны нет.

Но как же нет, когда она придёт,
Так женщина приходит на свиданье
И улыбнется, и растопит лёд,
И скажет: «Извини за опозданье!»

***
Опять апрельские дожди
Бьют по цветущим абрикосам.
Забрался ты не высоко сам
И слишком многого не жди.

И все ж надежда не ушла,
Она лишь спряталась под зонтик,
И пусть мой плачущий огонь дик,
Но это лучше, чем зола.

***
Мы пили водку из яичной скорлупы,
Разбитой надвое,
И были счастливы, хоть, может, и глупы.
Ну как дела твои?

Теперь не спрашивай, все ведь не так теперь,
Пока не смазали,
Скрипи тихонечко старательная дверь,
И суп рука соли.

***
Игра не проиграна. Граненый стакан
Наполовину полон,
Не опрокинут под стол он
И навечно не спрятан под старый диван.

Но цель не достигнута. А была ли цель?
Или просто ветер двери срывал с петель.
И она скрипела —
По-своему пела.

***
Дым из трубы выходит, словно Афина Паллада
Из головы Зевса (почти похоже).
Ты в ласковых лапах многорукого листопада,
От этих лап просто мороз по коже.

Движению сверху вниз не нужен регулировщик,
И осень движется без остановок,
Мне кажется, что вместо бомб сбросил бомбардировщик
Сотню жёлтых устаревших листовок.

Деревья слегка одеты, или слегка раздеты,
Будто актрисы в минуты антракта…
Все воспевают осень, даже почти не поэты,
Даже совсем не поэты… Вот так-то.

***
Слава лукава, как говорят.
Криками:»Браво!» нас не смутят.

Мы не привыкли жить без преград.
Русский язык ли в том виноват?

Я зажигаю много свечей.
Выпить бы чаю погорячей.

Это важнее громких сонат.
Всякой идее нужен фанат,

Всякому веку нужен разбег,
А человеку — лишь человек.

Танечке
Недоваренное варенье —
Усыпальница для осы.
Чтоб звучало стихотворенье,
Не посматривай на часы.

Не дождавшаяся рассвета,
Погибающая звезда
Залетает в окно поэта,
Чтоб остаться там навсегда.

Вы дурным прогнозам не верьте,
Мы такой создадим уют,
Где всех нас почтальоны смерти
Никогда уже не найдут.

Не боясь урочного часа,
Будем мы наблюдать с тобой,
Как девчонка с холста Пикассо
Крутит ножками шар земной.

***
Те, кто верховодят, над нами смеются,
Но войны проходят — стихи остаются.

Бузят, колобродят, за бабки дерутся,
Всё это проходит — стихи остаются.

***
Январский ветер верит лишь себе,
С другими он колюч и резок,
Сбивает с ног, мешает при ходьбе,
Мешает при ходьбе, сбивает с ног,
Да, это вам не летний ветерок,
Тот ласковый любовник занавесок.

***
Родившийся в хлеву
И умерший на кресте,
Там, в своей высоте,
Знает зачем я живу,

Знает, зачем ты живешь,
Знаешь о нас о всех,
Наш пресловутый успех
Без Него просто ложь.

***
Побольше мая, поменьше февраля,
Цветет большая зеленая Земля

Все в белом вишни, небо, как стекло,
Тебе, Всевышний, спасибо за тепло.

Весне внимая, запели тополя.
Побольше мая, поменьше февраля.

***
Улыбнись весне, а маску всезнайки
Отбрось подальше, как все печальки,
Быть может, хватит всего недельки,
И ты перейдешь совсем на майки
И в шкаф уберешь свитерки-апрельки.

***
Флейта с роялем разбили молчанье,
И сразу возникли такие созвучья,
Как будто в руке почуствовал ключ я
Практически от всего мирозданья,
Как будто бы звуки застыли навеки, …
Навеки под сводами библиотеки.

***
Эту тему задень — не распутаешь зА день.
В жизнь всё набекрень, но пока что жива тень,
И по свету бредёт, насыщается светом.
Кто созвучья найдёт, тот зовётся поэтом.

***
Пасмурный зимний день, словно вечный вечер, ну что ж,
Если честно не такой уж и вечный,
Кажется только был он и прошел, его не вернешь,
Капельку нашей жизни быстротечной,
Даже если это обычный твой день, ничего, …
Может быть когда-нибудь вспомнишь ты и его.

***
Этот безумный, безумный мир
Во время чумы,
Но лучше так, чем забавы задир,
А потом — опустевший тир
Средь вечной зимы.

***
Наверное, в шестьдесят пять надо бы нянчить внука,
Кропать мемуары, крепиться, оставаться БГ и жить.
Жизнь многих проходит в диапазоне от «ну-ка,
Мечи стаканы на стол» до «Мама, я не могу больше пить».

***
Всякая точка зрение со временем становится запятой,
Это сейчас тебе кажется, что прав только ты и никто другой,
Но как только верный ветер перестанет дуть в твои паруса,
Твои взгляды изменятся чуть ли не за двадцать четыре часа,
А то что люди где-то там гибли отчасти и по твоей вине, …
Тебя уже не волнует, ты как всегда окажешься в стороне.
Уже ничего не исправить и этих людей не вернешь,
Но ты как всегда плечами пожмешь и скажешь: «Ну что ж…»

***
Ищи справедливости для себя,
А общей справедливости почти не бывает,
Кто прожил жизнь, тот все это знает
И как-то крутится, не особо скорбя,

***
О мировых проблемах, их до конца не решить,
Заткнешь одну дыру, за ней — другая.
А насиженному месту долго пустому не быть,
Особенно в сутолоке трамвая.

***
Поменьше бы фронтов и перемен,
Побольше бы везенья трем товарищам,
Побольше б доброй музыки взамен
Побоищам, взамен пожарищам,
Тогда бы не было ни первой мировой…
И ни второй и никакой другой.

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.1

  1. …Побольше мая, поменьше февраля,
    Цветет большая зеленая Земля…

    …Есть много такого
    О чем не прочтешь у Басё
    И есть еще слово
    Созвучное слову. И всё.

    …Просто пишу стихи
    И надеюсь на то,
    Что они не хи-хи,
    Что они кое-что…

    Стихи просто замечательные! Спасибо «Зарубежным задворкам»!
    И Валерию Сурненко, Поэту Божьей милостью.