Переводы «сладостных» сонетов У. Шекспира

 (продолжение)

 

8 сонет

Зачем ты слух склоняешь так печально
К своим аккордам, музыка, зачем?
Что душу надрывает, любишь странно,
С улыбкой горе принимаешь, вем.
И если стройных звуков сочетанье
В сближеньи брачном удручает слух,
То это принимай как нареканье
За соло, что поёт твой сирый дух.
Как в слаженном союзе, ты послушай,
Играют струны: мать, отец и сын;
В единую сплелись их гласы душу,
И радостно течёт семейный гимн!
Без слов тебе вещает будто он:
«Отшельничеством будешь погребён».

121 сонет

Порочным лучше быть, чем им считаться
По злостным пасквилям, когда ты чист.
А сплетником ведь может оказаться
Любой, и даже ревностный теист.
Зачем испорченным очам волненье
Моей игристой крови наблюдать?
На свой порок неразвитое зренье
На грех чужой острее может стать.
Я — это я. А тот, кто судит смело,
На свой же меряет аршин себя.
Бесхитростно ступая, под обстрелом
Обычных гнусных кривотолков я.
Так, каждый, страстию своей ведом,
Её ж, родную, узрит и в другом.

115 сонет

Солгали мной написанные строки
О том, что пуще не смогу любить.
Минует время, и в иные сроки
Жар сердца паче может ослепить.
Способно время сокрушить обеты,
Указы править строгих королей,
Лишить настойчивых стремлений света
И души сделать сильные слабей.
Пред времени робея тиранией
И только настоящий миг ценя,
Мной сказано в сердечной аритмии:
«Никто не сможет так любить тебя».
Но стало ясно много лет спустя:
Моя любовь – растущее дитя.

113 сонет

Оконца духа – очи затворились,
Как только пробил час разлуки злой,
И незаметно в сердце поселились,
Меня для мира сделав неживой.
Мой взор, как прежде, сердцу не приносит
Красу, запечатлённую извне:
Цветочек яркий, птичку он не просит, 
Нет этих образов в его казне.
Зане узрев изящность или грубость,
Луну иль солнце, море иль хребты
Высоких гор, прозрение иль глупость, 
Во всём он видит лишь твои черты.
Не в силах большее вместить, душа
Тобой полна и взгляду госпожа.

54 сонет

Прекрасней та краса, что в облаченьи
Правдивой чистоты своей живёт.
Чудесна роза в сладком обрамленьи
Душистых благорастворённых нот.
Такой же цвет густой у розы дикой,
Шипы всё те же, трепет лепестков
В дыханьи лета… Но привлечь толика
В шиповнике бутон один готов;
В безвестности, не вызвав вожделенья,
Увянет, век потратив на себя.
В успеньи розы дивно возрожденье:
Елейный дух вдыхаем мы, скорбя.
Так, прелесть всю свою, как отцветёшь,
Сохранною в моём стихе найдёшь.

154 сонет

Уснул в саду прекрасный бог любови,
Небрежно бросив факел золотой.
Нежданно нимфы в девственном покрове,
Из чащи леса выпорхнув густой,
В испуге замерли единодушном.
Сердечный пламенник вождя страстей
Подняли, сделав бога безоружным,
И опустили в ледяной ручей.
От пламени извечного вскипела
И стала вмиг целебною вода.
Иду и я к источнику несмело,
Сердечной лихорадкою горя.
Любовным пламенем родник нагрет,
Любовь не студят эти воды, нет.

94 сонет

Кто зло в себе несёт, не проявляя,
В чьей власти судьбами других играть,
Кто твёрд, как камень, на других влияя,
И может в искушеньях устоять,
По праву тот небес благословенье
Наследует и плод земных даров,
И тот величествен в своём смиреньи,
Пред коим преклониться б каждый мог.
Свой сладкий дух цветок дарует лету,
Хотя до смерти для себя живёт.
Но как вместит в себя червя наветы,
Сорняк его собою превзойдёт.
Бывает горечь платою за грех.
Гниющих лилий краше сорный вех.

10 сонет

Скажи не обинуясь, не питаешь
Ведь страсти нежной ни к кому, мой друг?
Что многими любим, конечно, знаешь,
И ясно всем, не ведаешь ты мук.
Живя распутно, ставишь злые сети
Себе же самому и рушишь кров
Мечтающей о царственном расцвете
Обители – наследства от отцов.
Смени одежду мысли на другую,
И пусть любовь найдёт приют в душе.
Ведь в образе прекрасном одесную
Добра нет места злобе в неглиже.
Ты облик свой в потомстве оживи
И вечно жить любовь благослови.

95 сонет

Ты скверну дел позорных так умело,
Играя, облачаешь в кружева.
Но, как гниющий край на розе зрелой,
Она не замарает честь едва.
Худые толки о твоих пороках,
Приправленные выдумкой сполна,
Тебя хвалой осыплют без упрёка,
Вручат за твоё имя ордена.
О, как же ослепительны покои,
В которых правят бал твои грехи, 
Здесь плесень стен сокрыта за обои,
Здесь смрад скрывают стойкие духи.
Собой изводят страсти красоту 
Так ржавый нож теряет остроту.

150 сонет

Какая сила власть тебе дарует
Над сердцем тёплым, немощным моим?
Мне око моё лжёт и указует,
Что светом день не выкрашен дневным.
Каким пленительным дурное можешь
Ты сделать, грех уверенно одев
В одежды белые… Но мне негоже
Не видеть за светёлкой грязный хлев.
О, что за чары? Ведь совсем понятно,
Что нет основы для любви такой, 
Мне тоже видятся, как прочим, пятна.
Улыбкой не клейми за это злой.
Кто сердце и с изъяном полюбил,
Тот большее ли сим не заслужил?

27 сонет

Сняв бремя дня, хочу предаться в руки
Сулящему покой желанный сна.
Но на одре паломничества муки
Возложены на мыслей рамена.
И думы в странствие идут далече –
К тебе дорогой дальнею сердец.
Зеницы склеенные, я замечу,
Направлены во тьму, что зрит слепец.
Воображенье призрак твой рисует
Всевидящему оку моему.
И образ твой, как свет, в ночи танцует,
Преображая животворно тьму.
Вот так, извечный путник, я любовь
Ищу и днём и ночью, вновь и вновь.

127 сонет

Не почитался чёрный цвет исконно,
Был званья низкого в ту пору он.
А ныне, став преемником законным
Былого дива, занял его трон.
С тех пор, как новый благоукраситель
Подделкою сменил природный строй,
Лишившись чести, потеряв обитель,
Незрима красота за мишурой.
Поэтому власы твои и очи
Одеты будто в траурный наряд
По тем, кто сотворённое порочит,
Устраивая лживый маскарад.
Но аспидная им вуаль под стать!
И чёрное возможно воспевать.

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1