Одуванчиковый рай

Одуванчиковый рай
Перед домом,
Я венок себе сплету
Невесомый.
Одуванчиковый рай –
Пчел поместье,
Где-то рядом мы с тобой,
Но не вместе.
И по желтому ковру
Королевства
Я в медовую жару,
Снова в детство,
В этом солнечном венке,
Как в короне,
Убегаю налегке.
А на троне
Остается месяц май
Править балом.
Одуванчиковый рай –
Счастье в малом…

***
Я пейзаж нарисую тушью,
и пусть будут штрихи не резки,
и ещё нарисую душу,
что c заливистым смехом детским
на пейзаже поставит кляксу,
превратит её просто в мышку,
рассмешит и подругу-плаксу,
и бессолнечного зайчишку…
И пусть станет задорней дождик
танцевать на моём карнизе,
я сегодня — слепой художник:
нету смерти в моем эскизе…
***
Металлический привкус на кончике языка,
от невидимой силы наутро рыжеет лес,
и уже целый день течёт в никуда река,
и прошит рентгенами приговор небес.

Нет предчувствия, страха липкого тоже нет,
заневестился вишнями разгуляй-апрель,
неизведанный и безжалостный адский свет
превращает мир в звенящую акварель.

Всё прозрачно и красочно – смерти нет,
но она заползла невидимкой — уже внутри.
Ах, какой красивый на Припяти был рассвет!
В общем, кто не спрятался… раз, два. три…

ЗАВАРИТЕ МНЕ ЧАЙ
Заварите мне чай из цветочных сухих лепестков,
Накануне весны я в дрожащих объятьях простуды.
Ветер пишет стихи на обрывках сырых облаков,
И просыпался снег из дырявой небесной посуды.

Заварите мне чай — я сегодня любовью больна.
Я не вылечусь, нет, я теперь — доживающий «хроник».
Принесите холсты из отборного лунного льна —
Нарисую апрель, синей краской испачкав ладони.

Заварите мне чай. Я не буду сегодня грустить,
Я письмо напишу, где опять вместо слов только точки,
Заварите мне чай… Мне сегодня так хочется жить.
Может быть, в этот раз в небесах мне подпишут отсрочку?

***
Напишу я новый стишик,
разудалый словно песня:
два притопа, три прихлопа
и ещё — смешной припев.
Только есть одна проблема —
не поётся мне (хоть тресни!) —
я оплакиваю листья,
облетевшие с дерев,
я прощаюсь нынче с солнцем,
золотившим мне макушку,
я прощаюсь так, как будто
летних дней не возвратить…
За одно «ку-ку» на взлёте
хочется прибить кукушку!

Напишу я всё же стишик —
надо этот год прожить…

***
Занавесь мягкая снегопада
Глушит симфонию пасмурных улиц.
Что же я снегу сегодня не рада?
С кем навсегда мы в пути разминулись?
Нет направленья у ветра «обратно».
Только вперед! И фальшивые песни
Больше не слушать! Листочком тетрадным,
Свернутым в крылья, надежда воскреснет.

Падают снежные парашюты
Тихим десантом, врачующим раны
Грустным прохожим, ненужным кому-то…
Год, промелькнувший в витринах стеклянных,
Так незаметно под звуки метели
Нас покидает с улыбкою странной.
Полночь играет на звёздной свирели.
Время «зеро» на вселенских экранах…

ОСЕННИЙ СОНЕТ
Сегодня пусто в доме. Только дождь
Озвучивает эхо гулких комнат,
А ночь так непроглядна и бессонна,
И знаю, ты давно меня не ждёшь.

Куплю на потускневший медный грош
Из золота осеннего корону,
По кромке зоревого небосклона
Придёт октябрь – спокоен и погож.

Рябиновую грусть я пригублю,
Тревоги все свои сведу к нулю —
Я знаю, путь земной, увы, не вечен.

И каждый день, как свет, благословен,
И осени цветастый гобелен
Расстелен к ПокровУ – зиме навстречу…

***
Напиши мне нежное письмо.
Если бы ты знал, как я скучаю!
Стопку перевязанных тесьмой
Писем я сейчас перебираю,
Стопку неотправленных… тебе.
Им уж не пробиться в эту осень,
Не найти почтовых сизарей,
Скоро снегом мир засыплет вовсе,
ЗакружИт, завьюжит, заметет,
Зимняя придет анестезия,
Счетчик обнулится в новый год
Дней моих в заснеженной России.
Что там будет дальше? Кто бы знал?
Мы – снежинки в этом карнавале,
В холоде изменчивых зеркал
Мир наш прост и даже идеален.
Дождиком заплакано окно,
Пусто в замерзающей аллее.
Напиши мне нежное письмо.
Напиши… Я так тобой болею…

***
Ждёшь снега, словно утешенья,
в надежде, что утихнет боль,
да только зря, она с тобой
останется в немом круженье
снежинок малых. Долгий век
нам не подарен, от рожденья
до светлого невозвращенья
вся жизнь пройдёт, как этот снег…

***
Мой голос тихим стал с недавних пор
не потому, что я рыдала над могилой,
не потому, что громкий разговор
мне кажется нелепым и постылым,
не потому, что сонмы голосов
в момент прозренья стали мне чужими,
не потому, что ход земных часов
необратим, и платим не по лжи мы.
Не по словам нас меряют, и Тот,
кто смотрит в душу нам не спящим оком
нас верно и настойчиво ведёт
к неслышным и неспешным диалогам…

ИЗ ЦИКЛА СТИХОВ «КОКТЕБЕЛЬСКИЙ ВЕТЕР»
КОКТЕБЕЛЬ
Грёзы о лете холодное море прячет тайком в колыбель,
Спит под солёные песни прибоя рыжим сурком Коктебель.
Спит до весны, продуваем ветрами, спит, как младенец, легко,
И на губах его пенится время звёздным грудным молоком.

Светит ночник лунной масляной лампы, кружится месяц февраль,
Жмётся под кожицей коконов-почек розово-пенный миндаль,
Время придёт – и навстречу открытым жарким объятьям небес
Выплеснет радость любви и цветенья мир киммерийских чудес.

***
Пересчитай в руке песчинки, в минуты их переведи,
И облаков цветных картинки сетчаткой глаза укради,
Дай имена смешным барашкам, резвящимся на пике волн,
Разбей на тысячи стекляшек свой супермодный телефон.
Лети! Ну что же ты? С разбегу, с горы! Не бойся – крылья есть!
Не доверяя слепо ветру – рассвет по Брайлю не прочесть.
Не оставляй закладку в книге, ты не вернешься к ней потом.
Листай вперед! Ведь каждым мигом надежды прирастает том.
Ты не считай в часах минутки, ты просто их переведи
В букетик звёздной незабудки у мирозданья на груди…

***
Я – спелость виноградных гроздьев
Непознанной тобой долины,
Где ветер южный гладит спины
Холмов и синеокой гостьей
Течёт река. Рассвет целует
Ресницы сна беспечным утром,
В прохладной нежности тону я,
И рассыпаюсь перламутром
Налитых ягод.
Пью, смакуя
незабываемость
минуты…

Ты – парусник былой надежды,
Расколотый волной о скалы,
Бинты из парусины алой
На раны неба так небрежно
Набросил ветер на закате.
Из старого листа тетради
Ты сделал крылья, на другое
Купюр в небесном банкомате
Уже не хватит.
И непокоем
вечным скупой
заплатит.

Мы все – частицы странной сути,
Которую никто не знает,
Мы — крик из журавлиной стаи,
Мы — пленники глагола «любит».
Мы верим в значимость предметов
Тех стран, что мы не выбираем,
Но убегаем снова в лето,
В долину с виноградным раем.
Там наши гены
в час рассвета,
раскручиваясь,
прорастают…

***
Под крики чаек брызгами прибоя —
Солёными мечтами надышаться.
И соткана луна из непокоя,
Незримым оком, словно папарацци,
Отслеживает все мои безумства,
Смеется надо мною, полнолика.
А время штормом все ломает чувства.
Я сомневаюсь, словно Эвридика,
Я вижу, ты идешь, не оглянувшись,
Меня с собой на свет ведешь за руку.
Но почему, однажды не проснувшись,
Предчувствую опять с тобой разлуку?

***
Я знаю точно, в каких заповедных краях
Ветры гудят, а птицам положено – жить,
Там не погаснет в ночи одинокий маяк,
Тихо склоняющий море на все падежи…

Тих и размерен от дома до берега путь,
Старая шаль на плечах у седой Ассоль,
Дома так холодно… и до утра не уснуть,
На берегу — ни души, хочешь — кричи или пой.

Пой о любви, что шепчет стихами – жива,
Плачь о безумии, что прогоняет смерть,
Пусть превращаются в ветер твои слова,
Ты их кричи и пой. Ты должна суметь…

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.1