Но кто мы и откуда…

(О книге Валерия БОЧКОВА «БРАЙТОН-БЛЮЗ», Изд. « Za-Za Verlag», 2013, – 280 с., Дюссельдорф).

Когда читал эту книгу, неожиданно вспомнил известные строчки Б. Пастернака:
…Но кто мы и откуда,
Когда от всех тех лет
Остались пересуды,
А нас на свете нет?
Пройдут годы и десятилетия, а драмы каждого из этих людей и их общая драма – вынужденная эмиграция – останутся жить для тех, кто будет читать эту книгу, поскольку думаю, ей уготована жизнь долгая.
Такое предположение сделал не только потому, что тема её вечная, но и по тому, как представлены отдельные характеры и судьбы героев.
Они все – живые, каждого из них будто знаешь: когда читаешь, такое чувство, что находишься и разговариваешь с ними или слушаешь и наблюдаешь за действиями персонажа, о котором в данный момент идёт речь.
А главное – понимаешь, что заставило их всех кардинально изменить свою жизнь. И насколько всё это непросто каждому, при всех несхожестях героев и причин отъезда.
А поскольку мне – человеку, ни разу не испытавшему потребности эмигрировать, понятны эти причины и состояния персонажей, значит, автору удалось не только рассказать, но и СКАЗАТЬ о своих героях. К чему стремится каждый пишущий, но удаётся единицам.
***
Литературы об эмиграции из дореволюционной России, и особенно из России после октября 17-го, а также, в перестроечные времена много: и документальной , и написанной в художественной форме. Казалось бы, тема для писателя невыигрышная.
Но в том-то и секрет Художника, что о чём бы он ни писал, его истории всегда свежи. А персонажи со своими биографиями, слабостями, комплексами и изюминками входят в душу, становясь людьми тебе близкими или, по меньшей мере, небезразличными.
В книге двенадцать отдельных историй, между которыми ни события, ни герои никак не связаны. Однако, каким-то, на первый взгляд, непостижимым образом, всё выливается в некую общую историю, дочитав которую, жалеешь, что нет продолжения.
А жалеешь потому, что главное во всех этих рассказах не столько фабула, сколько труд души каждого героя – самое, на мой взгляд, загадочное, непредсказуемое, интересное и важное из того, что в каждом из нас происходит.
Например, у Агнессы Васильевны, которой «стукнуло шестьдесят четыре», и она представлена как «крупная, костистая старуха с готическим затылком и тугим пучком на макушке», – один «внутренний источник», определяющий её поведение в рассказе «БРАЙТОН-БЛЮЗ».
У Софы Кац из «ФЕРЗЕВОГО ГАМБИТА», которая «пережила двух мужей, три автомобильных катастрофы, перестройку в Винницкой области, эмиграцию и кесарево сечение под местным наркозом» – другой.
У её приятельницы Митрофановой, отмечавшей «своё пятидесятилетие уже несколько лет подряд» – третий.
У Сани Монтанкина из «ИГРЫ В СНЕЖКИ», получившего в советской школе по собственной глупости прозвище «Гитлер», от которого потом «моментально зверел и дрался в кровь даже со старшеклассниками» – тоже своя «движущая сила»…
Что ни герой, то история, которая, на первый взгляд, дана скупо, но её легко домыслить, поскольку дана она самыми нужными словами, которые профессиональные критики называют «мазками».
И эти «мазки» сразу показывают читателю, какого качества литературу предлагает автор. Ты моментально входишь в интригующий мир героев, их судеб, и по мере чтения ни разу не разочаровываешься, потому что в простоте авторских рассказов заложен высокий уровень разговора, который ведёт с читателем Валерий Бочков.
И в этой ёмкости его «беседы» не только погружаешься в сюжет, но и одновременно замечаешь, КАК написано, наслаждаясь уже и отдельными моментами повествования.
Например, чувствуешь, что «была ранняя весна, один из этих пронзительных мартовских дней с нервно летящими облаками, когда вокруг так беспокойно и светло от журчания и искристого сияния остатков тающего снега. Плюс воздух – безошибочно весенний, насквозь прошит птичьим щебетом и стеклянными лучами…».
И эта блистательная, на мой взгляд, бунинская передача происходящего в природе пробуждения ранней весной, когда развёртываются события с уже знакомой нам героиней Агнессой Васильевной, дана не сама по себе.
Автор усиливает контраст между внешним «настроением», какое в данный момент окружает героиню и её внутренним состоянием, поскольку «было совершенно непостижимо, как это можно умереть в такой восхитительный день, да ещё таким нелепым манером».
Не удержусь, чтобы ни привести ещё один отрывок из этого рассказа: «На берегу поспешно темнело…Солнце, скорее всего, уже зашло: здесь, на восточном побережье оно садится, увы, не за океан, – это вам не знаменитые калифорнийские закаты с неукротимой феерией сумасшедших цветов – от золотисто-лимонного до пурпурно-кровавого. Нет, тут закат проще и скромней: солнце незатейливо заваливается за щербатый силуэт города: посиневшие дома, уныло утыканные антеннами, чахлые верхушки тополей, фонарные столбы – всё сливается воедино. Пепельно-чёрное небо перечёркивается провисшими проводами и слепым шумом от метания то ли летучих мышей, то ли ласточек. Ещё минута, другая – воздух уже свеж и чуть сыроват, сумерки выползают из густых теней и оседают, как тяжёлый дым. Небо неумолимо тускнеет, темнеет и умирает. Вот собственно и весь здешний закат».
Привёл отрывок полностью, потому что перечитывал по многу раз эту, на мой взгляд, зримую и слышимую поэму заката с такой тонкой – едва уловимой динамикой цветовых, световых и звуковых изменений и с изумительной по простоте и неожиданности завершающей фразой: «Вот собственно и весь здешний закат».
И всё это, опять же, в контексте с историей двух приятельниц – дам бальзаковского возраста, которые задумали ограбить Брайтонского мафиози.
Примерно так же, приводя многочисленные художественные подробности и находки Валерия Бочкова, можно рассказывать о любой из историй.
Но, думаю, лучше каждому взять и прочитать книгу, потому что у каждого из нас своё восприятие и собственная способность что-то важное для себя найти.
А мне остаётся лишь поблагодарить автора – художника по профессии, которому явно дано и Слово.
Валерий Бочков позволил читателю увидеть, услышать и почувствовать, что и как увидел, услышал и почувствовал сам в судьбах «особой породы людей – русских эмигрантов», о которых точнее не скажешь, чем «эмиграция – не для слабаков».
Ведь вопрос «Но кто мы и откуда» всегда будет звучать для них с особой силой.

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.1