Ни слова о былом

*****

Спокойнее, мой милый. Ни слова о былом.
Былое по живому разрублено винтом.
На переправах жизни невиноватых нет.
Безбрежная усталость охватывает свет
Над тёмно-тёмно-синей нахлынувшей водой,
И наполняет сумрак тоской и немотой.
Проверенное чувство готово ко всему,
И всё, что пожелаешь, я от тебя приму.
А ныне бьётся сердце, как белка в колесе,
И ищет оправдания на встречной полосе.

*****
Проверки на прочность нередко
Заканчиваются фиаско.
И зарева от пожарищ
Часто неотличимы.
А раньше? Ты помнишь, раньше? —
Оркестры, стихи и пляски.
Теперь мы идём за гробом
И скорбно проходим мимо.
Храмы Христа и хамы,
Хамелеоны, черти.
Жизнь — это символ смерти,
Если не символ веры.

Костерок
Прихожу к своему.
Пусть не веря, пусть думают — лгу.
Это нужно не им.
Это крестик в ладонях ребёнка.
Это то, что на фоне событий,
Легко и негромко,
Происходит со мною,
А я объяснить не могу.
Как прозрачное пламя костра
На глубоком снегу.
1991
*****
Не вдохновляет скрытая камера?
Улыбайся и жертву не строй!
Вежливых орков гарная армия –
чистит нас под собой.
Тянем-потянем опасные связи,
тужимся и сидим.
Sprechen Sie Deutsch, опытный stasi.
Каждый из нас — под ним.
Свита поджала, братва распоясалась.
Крайних помяли слегка.
Как не ховай камуфляжи под рясами –
недалеко до греха.
01.02. 2016

Санитары леса
Не промышляю, не помышляю.
Не подрезаю, не потрясаю.
Рулит натура волчьего толка.
Если ты шкура — это надолго.

Слово лечит, доводит до Киева, убивает.
Его не поймаешь, не вырубишь топором.
Счастлив тот, кто вовремя умирает.
Лично я выживаю с большим трудом.
Ладно, масло, но хлебушек дорожает?..
Хожу по знакомым, прощаюсь. Везде тоска.
«Рынок» шокирует и лишает
жизнелюбов управы на мясника.
Молчи, Емеля! С подлодки куда ты денешься!
В степях Украины крутят кровавый фарш.
Котлеты по-киевски мычат и телятся,
ревут под Блантера крымский марш.
Пушечное мясо, дерьмо на палочке.
Душа на косточке, шурпа, бульон.
С моих слов записано верно, ставьте галочки.
Владимирский централ — это Россия, а не «шансон».
От Сотворения Мира до Рождества Христова,
в тихом отчаянии и в долгах.
Не ходи с козырей, передай другому,
объявят в розыск, вальнут в бегах.
Априори, постфактум… Какая разница.
Карикатура шаржирует, фокус сбит.
Кого-то волнует душа, а кого-то задница.
Что волнует меня? Разумеется, мой кредит.
Это пока отовсюду зовут: «свободная касса!»
и обласкан вниманием, как клиент.
Не увлекайся. Лучше не обольщаться.
Правила игры могут измениться в любой момент.
Что Государство? Опять штурмует?
Играет в долгую? Шлёт конвой?
Оно стрессует, оно блефует,
рискует задранной головой.
Бездоказательно? Понимаю…
Господь не выдаст, свинья не съест.
И сносит крыши на хатах с краю.
Кто держит марку, кто ставит крест.
06.06.2015

С бэндом не пою, не пою под минус.
Соло — вот настоящий цимус!
Кельтский фолк, Скандинавский эпос –
вот она сущность моя и крепость.
Дома опять всесторонняя качка,
фантомные «боли»: мир-дружба-жвачка.
Невинность, облапанная попом-расстригой.
Не верти головой, ногой не дрыгай.
07.2015

— Страховка не пригодилась. Надеюсь, не пригодится.
Одному путешествовать скучно, вдвоём— накладно.
Я-то к смерти готов, не то, что к жизни.
— Готов?
— Разумеется. Но это не трагедия и не драма.
Слово ЛЮБЛЮ становится общим местом.
Суконно-посконная, общинно-классовая солидарность.
Меняемся вместе: больше боли и меньше мести.
— А какая тебе ещё нужна благодарность?
08.2015

В Румянцевском сквере (Покров)
Мне нравится шорох листьев и веток хруст
утром, когда немножечко подморозит.
Лишнего — ничего. Только душа и осень.
Искренность мыслей рождает открытость чувств.

Солнышко ближе к полудню — свет маяка —
Не греет, но отражается в листопаде.
Над головой — вензеля, как в моей тетради.
Непостижимо близко плывут облака!
14. 10. 2011

«…Ибо Сам сказал: «не оставлю тебя и не покину тебя».
(Послание к Евреям 13:5)
Отвернулся Господь от Авраама. Серный дождь, Мёртвое море.
Не томись в нерешительности у Храма. Молитва и есть love story.
Аляповатая панорама. Те дни, время наше.
Котлован под строительство или яма выгребная. Святая чаша.
Могилы роют бесперебойно, на ровном месте, на косогоре.
Помоги другому и спи спокойно. Кого волнует чужое горе?
26. 05. 2014

Рождество не кончается, а каникулы на исходе.
Чудовища Рима, Чудо Иерусалима, Дары Волхвов
кочуют теперь, как просители в переходе,
зная, как будто, кто и на что готов.

Потому что грядёт Крещение и бездомные соберутся
у больших магазинов, национальных кухонь и площадей.
У входа и выхода лучше распродаётся
и то, что лежит годами, и то, что несколько дней.

С утра — в переход, и снова тащить свою ношу смирно.
Не осуждай бездомных, подумай о них тепло.
Подай им, сколько не жалко, денег на хлеб и кофе.
Добро окрыляет душу того, от кого пришло.
14.01.2014

Ewiger Walzer
Римская Австрийская Америкой управляла.
Теперь это Вена, Метрополия, кухня… Зальцбург.
Сюжетный ход или «так совпало»,
но погрузилась в пучину Империя, точно айсберг.
И вот торчит верхушка его безропотно.
Заглатывается фабула, как наживка.
Experience — оно, конечно, но дюже хлопотно,
особенно, если окажется, что фальшифка.
Ждали хорошее. Ждём плохое.
Тема «Эрос-Тонатос», нирвана, Армагеддон. .
Игла пластинки сошла с дорожки в эпоху Ноя.
Финальная увертюра нарезана на рингтон.
03. 2014

Requiem
Не кацап, не москаль: скандинавская кровь и сила.
Боготворю Европу, люблю США.
За волчий билет скажу «Спасибо».
I’m giving up the role of pretender, Заратустра-Иешуа.

Невротиков в Европе не меньше, чем в России?
Но там это Высокая болезнь, а здесь проклятие.
Там адаптация-профилактика, здесь насилие.
Какие, к чёрту, законы, когда — понятия?!

Хотите Сингапурский сценарий, но по наитию?
Это как нерукотворный образ и церковная утварь.
Балагурят политики, халтурят воры и мытари.
Родина моя, белая и пушистая, мехом внутрь.
04. 04. 2014

Подрывnick
Не ссы, редактор, не бзди, читатель,
Когда на душу ложится песня.
Я не спаситель, ты не спасатель.
Не лайкай, если не интересно.
А настучат на меня «до кучи»
среди достойнейшего народа
и ФСБ на Facebook прижучит —
Концы зачищу… Хотя бы что-то.
03. 05. 2014

Instant
С Московского в плацкарте на Анапу.
До вечера по Невскому и рекам.
Здесь местные умело греют лапу,
торгуя удосуженным ночлегом.

Туристы-европейцы по кофейням.
Артисты и строители шуруют.
Бомжи оголодавшие говеют.
«Гайцы» иносказательно взыскуют.

И я тут был, да из обоймы выпал.
Ушёл-таки, отделался испугом.
Мне предложили Родину на выбор,
и началось хождение по мукам.

…Обратно, как-нибудь, на проходящем,
ночной порой, в проходе, у «параши».
Подробности откроет «чёрный ящик»
на месте катастрофы, но не раньше.
09. 2011

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1