Не крокодил Гена. Рассказы

Не крокодил Гена
Такая досада, хоть замуж выходи. Экономический форум у них. А у меня экономический п-ц. Приперлась на занятия с мальчиком Геной. Не мальчик, а крокодил. Сидит под столом — деньги считает. Бабушка накануне навещала. Занятияпобоку.» Учи, — говорю, — таблицу умножения, олигарх. Бабушка не скоро приедет, а родители и инфляция не за горами». Вынула Гену из-под стола. Разложили купюры разного достоинства на пачки и как-то так начали изучать таблицу умножения — две по 50рублей (о не считается), три по 500. С такой бабушкой не пропадешь. Добавили еще деньжат. Складываем. «Мало,» — говорит мальчик Гена, — «вечно маме на парикмахерскую не хватает.» И тут я вспомнила про «монополию»(игру). Нарисовали фабрики, заводы, денег. Вошли в азарт. Учимся считать. А Гена-то перспективный оказался. Хоть на форум посылай. И играет по правилам. Потом у нас распродажа была. Продавал ненужные вещи — мамины туфли, папин коньяк, 2 джипа старых и полкило сосисок. Урок прошел « На УРА!» На прощанье выдал оставленный родителями гонорар. Всего одна бумажка! Удивился. «Замуж вам надо, — говорит, — а то совсем пропадете.» Заботливый мальчик, не крокодил.

«Мученик»

Ребенок сидел на заборе и болтал ногой. Тут же, на клумбе валялся школьный рюкзак. Идти домой не хотелось страшно, но еще страшнее было отлучение от компьютера в случае опоздания. Ребята играли в футбол, Девчонки ходили стайками вокруг и «корчили рожи».
— Дуры, — сказал им ребенок и презрительно отвернулся.
Вспомнив о чем-то о своем, мальчик засопел и шмякнул об землю мешок со сменкой.
— Спелись они там все! То — нельзя! Это — нельзя! Совсем обнаглели, — пожаловался ученик первого класса коту. Кот смотрел внимательными желтыми глазами.
— Уроки делай им, книжки читай, и чтоб дома был вовремя! А сами — на своих работах конфеты едят, пасьянсы раскладывают. Начальник к маме подойдет — а она — в скайпе. Поговорят, и он пойдет пасьянс раскладывать. Я сам видел, когда у нее на работе был. Еще и деньги за это получают! А мне — ешь суп! Делай уроки!
Внезапная трель мобильника остановила красноречие молодого.
— Да, мам, иду, — бодро отрапортовал шкет, — к подъезду уже подхожу!
Поддав ногой мяч, прилетевший с футбольной площадки, ребенок устремился туда же. К одиноко лежащему в цветах портфелю присоединились куртка с шапкой. Мгновенье спустя, «мученик» деловито сновал по полю среди одноклассников, гоняя мяч.

«Единожды солгав…»

1 апреля

День начинался. Бодрой рысью скакала я, отфутболенная от кабинета к кабинету в районной поликлинике. Чтобы получить направление, необходимо было преодолеть массу препятствий. Дело не двигалось. Тогда я пустила в ход «тяжелую артиллерию». Привирала я немного, но убедительно, сопровождая все это взмахами ресниц, определенной мимикой, беспомощными, но многообещающими улыбками. Сработало. Через пять минут направление было у меня в руках. Окрыленная, я прилетела на работу и с порога была ошарашена вопросом ребенка, мол, многих ли в день Дурака мне удалось «развести». Вспомнив происшествие в поликлинике, слушала рассказ дитя, что маму ему провести не удалось, но папа попался. Рыдая в трубку, ребенок красочно описал отцу драку, за которую его вызывают к директору школы. Доведя папеньку до нужной кондиции, дитятко произнесло ангельским голосом: «С первым апреля! Я пошутил». Тем временем, я уже бурно креативила смс дочери, что ее показывают крупным планом на прошлогодней научной конференции в Пущино. «По пятому каналу»,- добавила для убедительности. Дочь купилась. На мой вопрос, смотрит ли, огорченно ответила, что на работе некогда. «С первым апреля!» — сказала добрая я. В восторге ребенок присвистнул — удалось! «Давайте еще ченить соврем моей бабушке! « После занятий»- последовал ответ. В глазах мальчика померк огонек. Решая задачку по математике, не смогла удержаться от соблазна пошутить над сыном. Взяла мобильный и…. Вот тут- то все и случилось. Недовольный ученик схватил «офицерскую» линейку, просунув пальцы в кружочки, и сжал ее с недетской силой. Два пальца намертво застряли в линейке. . Пыхтя, малец стягивал с пальцев линейку и гундосил, что бабушку несправедливо оставили без шутки. Теперь-то я оценила название линейки «офицерская», вынимая из нее шкодливого мальчишку. Линейка не сдавалась. Ни сломать, ни согнуть, ни разрезать ножницами ее не удавалось. Промучившись полчаса, позвонили родителям. Те — не поверили. А в это время пришла ответная смс от дочери, что автор книги, которую я ей дала накануне, работает у них в отделе культуры. «Врет» — уверенно сказал ребенок, продолжая выкручивать пальцы из линейки. Минут через сорок , пока я выясняла отношения с дочерью (смс оказалось правдой), ребенок неожиданно выпал из линейки. Под бурное ликование мы доделали математику и порадовали бабушку первоапрельской шуткой.

Подходя к подъезду, неожиданно для себя, на автопилоте, чуток приврала встретившейся соседке и с чувством исполненного долга пришла домой. День клонился к закату.

Мысли вслух

Котиков у нас не имеется. Собака соседская забегает. Рыбки есть. Большие, наглые иногда. Говоришь: «Рыбка, что-то давно ты в своей комнате не убирался». А в ответ: «Я дипломом занимаюсь. Потом». А у наглеца секунду назад игра светилась на экране. Другая рыбка приплывает в ночи с работы, вся блестит-переливается. В дверь не зашла еще — носом в айфоне. Там любовь. Иногда заходит зайчик, соседская внучка-второклассница — вспоминаем азы английского или берем за шкирку сопротивляющегося рыбку, и подводим к музыкальному .инструменту. «Ну, хотя бы, «Два веселых гуся», — просим хором. Окончивший музыкальную школу рыбка, учит зайца, и так увлекается, что забывает про диплом. Иногда к нам захаживает крупное животное, оно пьет чай, веселит и даже могет на гитаре. Это основной состав труппы нашего цирка. Бывают гости. Всякие: белые и пушистые и не только, но все они нам дороги, как родные. Родные появляются значительно реже. Чтобы не забыть, как выглядят, пересматриваем фотографии. А бывает и Сюрприз. Неважно, Он или Она, или Оно. Вот жаль, еще хомячки долго не живут. Бегали у нас тут в колесе. Так и живем, вроде, как люди. А котики — это дело наживное.

Домашняя пастораль

Часы пробили полночь. Уставшая злющая Золушка в шерстяных носках упала на кровать и уткнулась носом в подушку. Вот уже три дня, как отключили горячую воду. « Надо во всем находить положительную сторону», — закутываясь в плед как в кокон, вяло подумала девушка. Она откинула, невесть откуда взявшегося игрушечного мистера Брокколь и потянулась за ноутбуком. А в это время, замерзшая матерь, приоделась, как недобитый фриц лютой русской зимой, и почесала по традиции на кухню подкрепить боевой дух. За 15 лет проживания в квартире она выучила этот ночной маршрут наизусть. В холодильнике ее дожидался кусок несъеденного торта. Внезапно захлопнувшаяся форточка, напугала женщину. Она резко обернулась и тюкнулась головой о стенку шкафа. Дочь выпала из кокона и очутилась рядом. Проснулся сын. Ничего не понял, но устремился на помощь, так как тюканье было тише сказанного в отместку шкафу. Провода опоясывали квартиру, как гирлянда новогоднюю елку. Сын зацепился за один из них и, чертыхаясь, рухнул на пол. Снизу постучали. Добрая Золушка ответила. Бабушка сверху, вероятно, перепутав день с ночью, включила стиральную машину прошлого века, грохочущую, как трактор. Кто-то долбил по батарее. Повозмущавшись, девушки отправились на кухню.
Спустя некоторое время, согревшиеся, матерь с дочерью уплетали кусок торта, запивая чаем, и мирно беседовали о любви под грохот соседской стиральной машинки. Сын посапывал на своем детском диванчике, который ему давно стал маловат. Умилившись на ребенка, матерь с шишкой на лбу и ее лучшая в мире дочь, разошлись по своим комнатам. Не спалось только соседской бабушке сверху, гулко раздавались ее шаги в ночи. Как статуя Командора, она следовала согласно своему ночному маршруту.

Мечты

Приползешь домой с работы, завалишься на диван и думаешь: « Почему люди не летают? Почему люди не летают как птицы?..» Кругом пробки, жара, а ты паришь себе, прижав сумку, каблуками постукиваешь, чтобы дорогие испанские туфли не потерять. Вспоминаешь картины Шагала, уворачиваясь от пролетающих мимо. Они тебе — воздушные поцелуи, ты им- ручкой эдак приветливо. И всем хорошо.
А дома — кондиционер, и холодильник, и свобода от маленьких «террористов». И горячую воду дали. И почему люди не летают?

Педагогическая поэма

Сегодня выползла на солнышко. Какая благодать В меру сентиментальная девушка вырвалась на природу после непродолжительной простуды. Фотографирую все подряд: ивы, склоненные над водой, лютики всякие, черемуху, тюльпаны, плывущую лодочку.
Инфлюэнца — это томно, вальяжно, с книгой в постели и большим носовым платком. В этом болезненном состоянии есть своя прелесть. Спалила курицу, побегала на сквозняках, проветривая квартиру, и вот. Благо, сын дома, приехал с дачи. «Мальчик мой, — обращаюсь к нему тихим голосом умирающей, — подай мне, пожалуйста, вот этот плед. Ах нет, лучше посиди со мной, если можешь», — не забываю вздыхать при этом. Чувствую, мальчик мой ,в общем, уже взрослый дядя, очень хочет «свалить» к компу, но не смеет. У маман свои причуды. Маман вправе, наконец, поговорить с сыном «по душам». Отказать хворой нельзя. Сначала неохотно, потом, забыв обо всем, раскрывает сын потихоньку свою душу. Гаджеты позабыты. Слушаю и удивляюсь: помудрел, еще зеленый, но что-то новое появилось в его облике, в его суждениях. И вот уже пью чай в постели и говорю, говорю…
Жаль, дочь улетела на море. Тут уж я бы развернулась…Впрочем, не факт. Оделась бы моя дочь по кличке «Железный Феликс» в броню, и попробуй тогда растормоши.
Обычно, все мы спешим куда-то, торопимся. Раздраженные, не успеваем толком пообщаться. «А посуду помыл? А картошку почистил?» — я «ложками черпаю» внимание «под лаской плюшевого пледа». Как говорят русские — «такова селяви».

Про нашу жизнь

Вот когда-нибудь они со всем свои скарбом свалятся на мою голову. Мне оно надо? 20 лет живем в доме. Кому-то хочется перемен, обычно с утра. Задалась вопросом — сколько раз в году можно менять половое покрытие.
Дыра в полу — не инновации. Когда-то на заре юности мятежной в «Иллюзионе» шел итальянский фильм: За большим столом — суетливое семейство. Все темпераментно машут руками и едят спагетти или пасту (кому как нравится), пьют вино, ссорятся-мирятся, а сверху из дыры в потолке свешивается плетеная корзина для голодного придурковатого дедушки. Дедушка в нетерпении. Есть всем охота. Наконец, груженая снедью корзина взмывает к потолку. Все счастливы, поют песни.
Боюсь, у нас картинка будет другой. Мама на каблуках упадет первой — очень стремительна. Затем — их полоумная бабушка, громко голосящая, ну, «мальчики кровавые в глазах» неминуемы. Про мальчонку-жаворонка я уже писала. По утрам в выходные жизнь его «бьет ключом», да все мне по голове. Я добрая, но желание всех поубивать возникает быстро и стихийно, как цунами.
Представляю, как часа в три ночи упадут они все со своим скрипучим диваном и голосящей бабкой, как разлягутся валетиком у меня в ногах, и наступит тишина. А пока я, подобно Фрекен Бок, спрашиваю сына: «Скажи мне, милый ребенок, в каком ухе у меня звенит?»

Пьеро

Во времена бесчисленных КБ и НИИ отправляли молодых, веселых ИТРовцев на картошку, на овощную базу, а иногда, кому повезет, по профсоюзной путевке — к морю. Везунчики приезжали оттуда загоревшие, похорошевшие, полные впечатлений, чудесных и разных. Белозубая улыбчивая коллега, возвратившись из таких «райских кущ», рассказывала, а мы ловили буквально каждое ее слово. Нам тоже хотелось плавать на лунной дорожке в костюме Евы, смотреть на яркие звезды, читать стихи любимому под звуки прибоя. Жила моя коллега Эллочка в большом белом корпусе в комнате с подругой, ее маленьким сыном и мамой подруги. Каждое утро жизнерадостная Эллочка бежала на пляж занимать места, а позже к ней присоединялись остальные. Вечно хныкающий ребенок, молодящаяся бабушка с кислым выражением лица и подруга Елена, выясняющая отношения то с одной, то с другим, то с первым встречным. Это было семейство «Пьеро». Они подходили к Элле, нехотя раздевались и тащились к морю, как на пытку. Затем, стоя по колено в воде, затаскивали туда же, упирающегося изо всех сил, орущего мальчишку. При этом обе молчали и, в конце концов, отвесив ему подзатыльник, благополучно погружались в воду. Наплававшись, начинали что-то жевать. Жевали свое, потом купленное у пляжных торговцев. и, насытившись, шли обедать. » Как я устала! — стонала Елена. «Когда же это наконец закончится!»- тяжело вздыхала ее молодящаяся мать.» У меня ноги болят,» — ныл ребенок. За обедом каждая пыталась влить хоть ложку супа в голодное дитя, но тщетно. Сцены в столовой вносили некоторое оживление в однообразие процесса. Выспавшись днем, семейство оживало. Мальчишку отпускали поиграть с другими детьми. К вечеру молодящаяся дама преображалась. На лице появлялось подобие улыбки. Она разглядывала себя в зеркале, и, довольная, уходила на поиски счастья. «Девочки, — восторженно говорила она, вернувшись, — девочки, он такой благородный! Он такой…» Правда, на следующий вечер девочки находили ее рыдающей в подушку. Она была безутешна. Благородный мужчина оказывался козлом.(по ее выражению). Затем наступало утро. И все повторялось. Правда, однажды дама пропала. Переполох был жуткий. Начали искать «благородных», с которыми она знакомилась. Но всё оказалось проще. Дамочка, угостившись бокалом шампанского (с ее слов), пришла в комнату, легла на стулья и мгновенно заснула. «Благородный», шутки ради, задвинул стулья под стол и ушел. Даму привели в чувство, она порыдала на плече у дочери и заснула совершенно счастливая. Так благополучно закончилась эта романтичная история а с ней и отпуск.

Праздник

Сидим с дочкой, как тот Яша, что под ореховым кустом, щелкаем орешки каленые, милому дареные. Милый у нас один. Пялится в монитор. Поздравили с праздником. На словах. И туда же — к ноутбукам. А за дверью входной голоса радостные слышны. Бабушку соседскую поздравляют. Она в Армии служила. Сбегали купили цветы. Смотрю — дочь опять приклеилась к экрану. — Работаю, — говорит. Взяла я букет, зашла к соседям. А там — розарий. А из него седая голова виднеется. Садись, — говорит боевая бабушка, — народу — жалуется мне она, — вокруг много, а поговорить не с кем. Уставятся в свои планшеты и сидят. Тут ее дочь из соседней комнаты выходит. — Прошу детей стол раздвинуть, уткнулись в планшеты и не слышат. — А мои… — только я открыла рот, как услышала звук раздвигаемого стола. В комнату заглянула внучка. В руке сигарета. — Что за дети, — говорит, — пошли, — у бабушки праздник, а они … Только Жучка ничего не сказала, потому что была интеллигентной собакой.

Посвящается дню влюбленных

Случай из жизни «ледей» и «жентельменов»

Молодой «жентельмен», лет этак сорока, будучи слегка» под мухой», всей душой стремился попасть к любимой. «Мал золотник, да дорог», — думал он о себе. Прекрасный костюм 20-летней давности, изыскано болтающиеся на «жентельмене» брюки, размера на два больше нужного, любовно выбранный галстук канареечных тонов, букет роз подмышкой и горящий взгляд — все говорило в нем о наличии большой и светлой любви. Мужчина шел ва-банк. Он звонил во «все колокола» не менее 20 минут, стучал в запертую дверь, пел серенады, бранился. Тщетно. Румяный да пригожий, он предпринял попытку шарахнуть ногой по металлической двери, в ответ -дверь больно ударила. Из-за двери высунулась прекрасная ручка любимой, выхватила букет у незадачливого влюбленного и врезала ему по морде.
— Ой,- удивился, прекрасный «жентельмен» в съехавшем на сторону галстуке, колючие какие! — и ввалился в распахнутые двери лифта. За ним полетел остаток букета.
— Ах так! — с лепестками роз на ушах, побитый, но непобежденный влюбленный вновь поднимался на лифте к заветной цели.
На стук высыпали соседи. Мужчина, с остатками роз на голове, приветливо улыбнулся всем. Дверь приоткрылась, и «жентельмен» юркнул внутрь. Соседи неохотно расходились по квартирам. Последней увели сопротивляющуюся бабушку, которая во что бы то ни стало, решила досмотреть этот «бразильский сериал». Забежав за кухонный стол, мужчина понял, что он в относительной безопасности. На все обвинительные речи слышалось: «Да. Да. Да…» На слове «соскучился» «жентельмен» упал под стол и уже оттуда неслось объяснение в любви.
— Ты не поверишь, — говорил голос из-под стола, — как там красиво. Нет, женщин там нет, одни самцы и их дети. А какая рыба! И тоже самэц. Я не мог уехать раньше. Там и кошки — самцы, и собаки. Что? Какая помада? Не вижу! Так это моя кровь. Я истекаю кровью, ты била меня розами! Не бей! — надув губы, говорил обиженный — Что? Пил? Ну, знаете ли, — возмутился в стельку пьяный герой-любовник, — я ваще не пью!
И тут же графин с водой, вылитый на голову, отрезвил сказочника.
Женское сердце — не камень. Вымытый и насухо вытертый мужчина был неплох, а потому прощен и уложен на раскладушку. Он тут же заснул, и во сне улыбался как ребенок. Наверное, ему снились рыбы-самки, их дети-самки и кошки с собаками — самками.

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1