Моя станция «Зима»

Вот откуда во мне взялось это? Этот кажущийся выход из сложных жизненных перипетий?  Этот побег души? Я, право, не помню…

Но в какой-то момент жизни, я начала говорить и своим близким и подругам, что если меня «прижмет» окончательно, я все брошу и уеду на станцию «Зима».

Переехав из Перми во Владивосток, я регулярно курсировала по железной дороге из Приморья на родину. И, конечно, неоднократно проезжала станцию «Зима», которую наделила всем возможным волшебством.

Соседка — прагматик  пыталась «охладить»: «Какая «Зима»? Там такие же киоски, как везде, нищета, пьянство и наркомания. Ты что???»

Но моя мечта была яркой и неприкосновенной.

О ней все знали. И даже сын, тогда старшеклассник, выразил свою сопричастность моим мечтам. Его стихотворные строки дороги мне, как попытка понять меня, пусть и по-своему.

«Комната. Свечка.

Снег за окном.

Теплая печка.

И патефон.

Водки бутылка.

Рюмка и тост.

Ложка. Тарелка.

Глупый вопрос.

Снежная сказка.

Ночь и завод.

Дикая речка.

Твой Новый год!»

Удивительно, но именно на станции «Зима» я встречала каких-то особенных попутчиков.

Поезд, которым я ездила много лет, останавливался на этой станции рано утром и стоял 20 минут. И вот как-то еще в Приморье в вагон вбежал запыхавшийся солдатик и обосновался в нашем купе. По вагону поплыл запах здорового пота.  Отдышавшись, этот паренек, принялся угощать всех конфетами и котлетами, которые ему в дальний путь собрала жена начальника заставы. А взмок он, потому что долго бежал, боясь опоздать к поезду, так как часть была расположена далеко от станции.

На станции «Зима» я проснулась и обнаружила, что и я, и все женщины нашего купе, заботливо укрыты одеялами. Опять солдатик!  Чей-то замечательный сын!!!

Потихонечку встав, я пошла в тамбур. Посмотреть в окно, погрузиться в свой мир мечтаний. У окна уже стоял старичок с палочкой. Невзирая на раннее время (что-то около 5 утра), ему тоже не спалось. Разговорились. Пожилой человек поведал мне, что едет в городок на Волге, где сохранился фамильный дворянский дом с чердаком. На этом чердаке в сундуке — бумаги исторической ценности о семье, о предках. Он собирается их изучить и распорядиться по своему усмотрению.

Потом он спросил меня, знаю ли я, кто такие зимогоры?  Я не знала. Тогда он объяснил мне, что этим словом обозначали босяка, бродягу, который лето работал, например, бурлаком на реке, потом все пропивал, а зиму бедствовал, горевал. Аналог бомжа.

Неожиданно, старичок продекламировал мне отрывок из поэмы поэта Иосифа Уткина. Стихи этого, почти забытого поэта, трагически погибшего в годы репрессий, я знала. И в ответ прочитала его маленькое стихотворение, запомнившееся мне как-то не нарочно.

«Мы любим дом,

Где любят нас.

Пускай он сыр, пускай он душен.

Но лишь бы теплое радушье

Цвело в окне хозяйских глаз.

 

И по любой мудреной карте

Мы этот странный дом найдем —

Где длинный чай,

Где робкий фартук,

Где равно — в декабре и в марте —

Встречают

Солнечным лицом!»

В купе веселая попутчица рассказывала  о своем отце-пасечнике. Как-то ночью он вышел во двор по нужде. И во время «процесса» его в причинное место укусила пчела. Вся округа огласилась его криками: «Галю! Галю! Вставай скорейше! Посмотри – ОЧЕВИДНОЕ-НЕВЕРОЯТНОЕ!!!»

Сколько еще было в моей жизни дорог, попутчиков, впечатлений…

Вот и опять я проехала станцию «Зима», не сойдя, не побывав. У меня появились другие ориентиры, иные берега, мечты, маячки.

Но станция «Зима», как будто, была в моей жизни, за что я ей благодарна,  как всякой светлой и  ничем не омрачившей мечте.

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1