Роберт Саути (1774-1843). Крестины королевы Марии

Перевод Евгения Витковского

Уведомление переводчик

Конечно, читателю сразу вспомнится знаменитая баллада «Королева Элинор», которую знают у нас по свободному переложению Маршака. Мне показалось необходимым намекнуть в переводе, что оригинал Саути – как раз пародия на «Королеву Элинор».
…Обычно я перевожу очень близко к оригиналу. Но тут пошел на исключение: в оригинале нечетные строки не рифмуются, мне показалось этого мало.
Последнее. Исторический король Арагона Хайме I Завоеватель родился у короля Педро II Католика и Марии де Монпелье в 1208 году, но в Монпелье, а не в Сарагосе (как сделал я в переводе). Сделано это из-за упоминаемого в последней строфе баллады знаменитого храма Санта Мария дель Пилар в Сарагосе, к которому баллада явно имеет отношение. Впрочем, скажет народ, что надо исправить – переделаю. Монпелье мне был откровенно неудобен потому, что нынче это крупный город во Франции, довольно далеко от Арагона.
А баллада – вот она. Оригинал ниже, по ссылке – в нормальном виде, я его скопировать не смог.

 

Королева Мария наследника ждет,
К ней сегодня судьба благосклонна:
Если мальчик родится – он в должный черед
Унаследует трон Арагона.

На коленях стояла она день и ночь,
Позабыла про сон и про отдых,
Всех Апостолов Божьих молила помочь,
Вспоможенья просила при родах.

Но сумела она распознать наперед
Толкованье таинственных знаков:
Лучше прочих имен королю подойдет
Благородное имя «Иаков».

Но апостолов много, понять мудрено –
Как избегнуть небесного гнева?
Из двенадцати главных имен лишь одно,
Как-то выбрать должна королева.

Впрочем, если ребенок родится на свет –
Разумеется, мужеска пола,
Пусть апостолы сами даруют ответ –
Как зовется наследник престола.

На коленях Мария стояла, моля,
Не тая упованья в секрете:
Пусть апостолы в том укрепят короля,
Без чего не рождаются дети!

Ибо знала, что муж ее страстью к труду
Наделен не особенно щедро;
О продлении рода увы, на беду
Только раз и подумал дон Педро.

Умоляющий зов королевы не молк,
И король снизошел до услуги,
Пусть хоть раз, но однако исполнил свой долг
Посетивши покои супруги.

О надежда, пребудь с королевой сейчас, –
Потому как с судьбой не поспорить:
Ибо стрелку свою королевский компас
К ней едва ли направит вдругорядь.

Но когда королева мальца родила,
Столь желанного всеми доселе –
Зазвенели священные колокола
Пламена над кострами взлетели.

И народ ликовал в эту ночь за окном,
Веселился на стогнах просторных:
Много бочек и с красным, и с белым вином
Было выпито многоведерных.

Но еще и наречь претендента на трон,
О Мария, ты нынче изволишь!
У апостолов целых двенадцать имен,
Дать же можно инфанту одно лишь.

В храм епископ принес за шандалом шандал,
В каждый вставил свечу восковую
Каждой имя апостола вежливо дал
И поклоном почтил таковую.

Вот расставлена белая дюжина свеч,
Но однако при этом заметим:
Недостаточно их именами наречь –
Полагается дать догореть им.

Но нельзя забывать, что свеча лишь одна
Носит имя святого патрона,
Дольше всех истлевая в соборе, она
Даст прозванье наследнику трона.

О подобных никто не мечтал торжествах:
Всех мирян упредили заране –
Что такого, как нынче, обряда в церквах
Не видали вовек христиане.

Мастера для услады монарших очей
Дорогих не жалели металлов
Чтобы гордо воздвигнуть двенадцать свечей
На двенадцать чеканных шандалов.

Клир блистает одеждами службы святой
Нынче праздник неслыханный выпал:
Каждый в столе, в тунике, иль в ризе простой,
И на каждом – священный манипул.

Крест латинский горит над резьбой алтаря,
Всех на свете надежней подспорий,
А под ним, благодать христианам даря,
Драгоценный стоит остенсорий.

Появился епископ в одежде такой
Что подобной не сыщешь на свете:
Королева узоры монаршей рукой
Лично вышила на мантилетте.

В платье лучшем, явившись заране во храм,
С неизменным покорством во взоре
Пребывало немало сиятельных дам,
Преклонивших колени в притворе.

Рядом с ними – да кто б их сумел не узнать? –
Облаченные в ризы и латы
Благородные графы, различная знать;
Капелланы, монахи, прелаты.

Королева хворала, но помнила цель:
Есть один лишь ответ на вопросы!
Так что верные слуги ее и постель
Принесли в главный храм Сарагосы.

Но тревогой Мария терзалась сейчас,
Что судьба уготовит причуду,
Что свечою последней небесный приказ
Назовет ей Святого Иуду.

В чем-то, видно, была королева права,
Страх ее был не слишком напрасен:
Пусть апостолов правильных – все-таки два,
Но один-то бесспорно опасен.

Королева молитву всечасно творит,
Жребий горький заране оплакав:
Пусть Иакова Старшего свечка сгорит:
Ей сгодится и Младший Иаков!

Начал мессу епископ без лишних речей,
Королевских не ведая страхов:
Ведь ему в зажиганьи высоких свечей
Сослужали двенадцать монахов.

И толпу сей же час тишина облегла,
На терпение всех обрекая:
Ведь покуда свеча прогорает дотла,
Вся страна лишь гадает – какая.

Первой свечка сгорела Святого Петра,
Сразу следом – черед Иоанна,
Вот пришла и Святого Матфия пора,
И Матфея, сколь это ни странно.

Следом мощный Андрей в одночасье погиб,
Мы представить того не сумеем,
Как дымком испарился Апостол Филипп
За Апостолом Варфоломеем.

Свечка Симона быстро сгорела весьма,
Чтоб число претендентов умерить,
Ну, а следом, понятно – Апостол Фома:
В это, в общем-то, просто поверить.

Далеко за кошмаром не надо ходить,
Королеве становится худо:
Три огарка во храме остались чадить:
Два Иакова, третий – Иуда.

Счастья миг для Марии ужасно далек,
Страх бурлит в королевском сердечке:
Ибо видит она, как погас фитилек
У Иакова Младшего свечки.

Собирается сумрак во храме густой,
От свечей – в четверть дюйма полоска,
Да еще – как ни горько – Иаков Святой
Весь покрылся натеками воска!

И привстала Мария, стеня и моля,
Сил малейших не чувствуя в теле:
«Я Иудой назвать не могу короля!» –
Закричала она из постели.

«Так назвать я его не могу, пожалей!
Это ведают все христиане:
Ни единый Иуда среди королей
Не был назван в крещении ране!»

Юный принц оказался настоль же удал,
Приключилась серьезная драма:
В колыбели младенец устроил скандал
Посреди благолепного храма.

В вышних голос Марии вниманье привлек
Вот он, час, уготованный чуду!
Сквозь окно к алтарю прилетел мотылек
И обхлопал Святого Иуду!

О Иаков Старшой, ты святой добродей,
Ты упал, но фитиль еще светел –
А тем временем вспыхнул Иуда Фаддей
И на все на вопросы ответил.

Темным воском сгоревшие крылья облёк
Мотылек, погибая во благо,
Где Иуда сиял – там лежит уголёк,
Но пылает великий Сант-Яго!

Королеву судить за восторги грешно,
Есть у сына отныне защита:
Ибо принцу в крещении было дано
Арагонское имя Хаймито!

Я хвалы тебе ныне всемерные шлю,
Арагонских побед вдохновитель!
Если имя Сант-Яго дано королю –
Да прославится Хайме Воитель!

Бог сопутствует воину в деле святом,
Совершаемом честно и прямо;
Будет ныне покорно лежать под Крестом
Перевернутый символ ислама!

Он захватит Валенсию твердой рукой,
Кинет мавров к подножию трона,
И Майорку займет средь пучины морской:
Приумножит надел Арагона!

Богоматерь, сойди в Сарагосский собор,
Кинь сиянье на древние стены, –
Славься ныне и присно Сид Кампеадор,
Муж прославленной доньи Химены!

Перевод Е. Витковского

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1