Каменка

Каменка, обширное имение, оставленное в наследство Потёмкиным одной из своих племянниц, тогда Самойловой Екатерине Николаевне. В описываемое время она уже дважды овдовела. От первого брака у неё был сын Николай Николаевич Раевский (старший), семейство которого хорошо знакомо всем поклонникам Пушкина. От второго два сына Давыдовы: Александр и Василий Львовичи. Их двоюродными братьями были поэт Денис Давыдов и генерал Ермолов. Одно перечисление этих фамилий уже захватывает дух! Расхожая фраза: «они оставили след в истории России» здесь не подходит. Они и есть история России!
Речь пойдёт о событиях 1820 г. Отечественная война 1812 г. ещё у всех и в памяти, и на устах. Почти все перечисленные участники и герои этой войны. Василий Львович служил под начальством Багратиона и вышел в отставку полковником. Раевский, Ермолов и Денис Давыдов в представлении не нуждаются. Василий Львович будущий декабрист, а в то время член тайного общества.
Жизнь в этой богатой помещичьей усадьбе была размеренной и однообразной. Но раз в году всё здесь оживало и превращалось в праздник. 24 ноября в день рождения хозяйки имения и главы обширного семейства Екатерины Николаевны Давыдовой сюда съезжались все родственники, да ещё и с друзьями, для которых в усадьбе был построен просторный дом! В 1820 г. среди прочих гостей прибыло и многочисленное семейство генерала Раевского, прихватив с собой Пушкина с разрешения добрейшего Инзова.
Пушкин гостил в Каменке до марта 1821 г. За это время он познакомился там с некоторыми будущими декабристами и это обстоятельство дало возможность многим известным исследователям жизни Пушкина создать тему «Пушкин и декабристы». Дескать заговорщики под видом гостей находящиеся в Каменке, превратили её в настоящий штаб «Южного общества». Но, на мой взгляд, упоминание С. Г. Волконского и М. Ф. Орлова в этом аспекте не совсем корректно! Первый уже вёл переговоры о сватовстве к Марии Раевской, а второй уже был женихом старшей дочери, Екатерины! Вообще, все исследователи этой «темы» заняты поисками причин, по которым будущие декабристы не привлекли Пушкина в свои ряды. Заговорщики заметили интерес Пушкина и его друга Александра Раевского к их пребыванию в Каменке и устроили для них шутливое «собрание», на котором высмеяли саму возможность заговора в России. Пушкин был в отчаянии: он полагал, что его прямо на собрании примут в круг заговорщиков, либо на собрании будет положено начало этому заговору. Мне известны только два свидетельства самого Пушкина. Первое, это его рассказ о задуманном побеге. В 1825 г., находясь в ссылке в Михайловском, он решил самовольно съездить в Петербург. И уже выехал из села, как дорогу ему перебежал заяц. И суеверный Пушкин повернул назад. И, оправдывая суеверие, объяснил: если бы не заяц, то он прибыл бы в Петербург в день восстания и оказался бы на Сенатской площади… Второе, его беседа с новым царём в Москве. На вопрос царя: на чьей стороне был бы он во время восстания декабристов, он ответил, что ни взглядов, ни целей заговорщиков он не разделяет, но на площади было много его друзей и он был бы среди них!
Вопрос о политических взглядах Пушкина сложнее, чем кажется, ибо взгляды эти менялись у него с возрастом. Юношеские вольнолюбивые стихи ушли вместе с юностью. Зрелый Пушкин — убеждённый сторонник монархии. Для огромных российских размеров он считал монархию единственно правильной формой правления. Он гордился своим происхождением, гордился тем, что четверо Пушкиных поставили свои подписи при избрании Романовых на царство. Что

Мой предок Рача мышцей бранной
Святому Невскому служил;
Его потомство гнев венчанный,
Иван IV пощадил.
Водились Пушкины с царями;
Из них был славен не один…

Для меня лучше всего Пушкина характеризует эпизод, связанный с гонениями Чаадаева в связи с его философическими письмами, в которых он ставит католичество выше православия. Пушкин написал критический разбор, раскритиковав труд Чаадаева. Но, увидев, какие размеры приняла травля Чаадаева, статью никуда не послал, написав на ней: «Ворон ворону глаз не выклюет».
Когда Паскевич потопил в крови очередное польское восстание, Пушкин, захлёбываясь от восторга, в стихах по этому случаю написал почти, как сегодня: можем повторить! Самые близкие его друзья Жуковский и Вяземский осудили эти стихи! Так что, для меня декабрист он никакой! Т.е. для меня он «наше всё», за исключением декабризма!
Так чем же Пушкин занимался в Каменке? Да тем же, чем везде: поэзией и женщинами! В одном из писем оттуда он описал обстановку: «мало женщин и много шампанского». Но это же Пушкин: женщин ему всегда было мало… Во-вторых, там присутствовали все дочери Раевского, которыми он успел «переболеть» по очереди во время длительного путешествия по югу России с семьёй генерала Раевского. А во-первых, там царила молоденькая красавица Аглая Антоновна, жена старшего из братьев Давыдовых — Александра Львовича. Она была француженкой, дочерью герцога де Грамона, бежавшего в Россию из революционной Франции. Если сказать о ней коротко, то это была очень общительная и очень доступная жрица любви. Стареющий муж весь день дремавший в кресле сквозь пальцы смотрел на постоянные увлечения своей молодой жены. Язвительный Пушкин сразу откликнулся на эту ситуацию известной эпиграммой:

Иной имел мою Аглаю
За свой мундир и черный ус,
Другой за деньги — понимаю,
Другой за то, что был француз,
Клеон — умом ее стращая,
Дамис — за то, что нежно пел.
Скажи теперь, мой друг Аглая,
За что твой муж тебя имел?

Излишне говорить, что Пушкин сразу стал её любовником. Ситуацию осложняло то обстоятельство, что у Аглаи была 15-тилетняя дочь, Адель, уже полностью сформировавшаяся девушка и тоже красавица. И она положила глаз на Пушкина, оказывая соответствующие знаки внимания, как теперь говорят, строила ему глазки. Это не укрылось от ревнивых глаз матери, и она устроила Пушкину строгий «разбор полётов». Объяснятся прозой с женщинами Пушкин «не любил», и мы все получили ещё один прекрасный образец его любовной лирики:

И вы поверить мне могли,
Как простодушная Аньеса?
В каком романе вы нашли,
Чтоб умер от любви повеса?
Послушайте: вам тридцать лет,
Да, тридцать лет — немногим боле.
Мне за двадцать*; я видел свет,
Кружился долго в нём на воле;
Уж клятвы, слёзы мне смешны;
Проказы утомить успели;
Вам также с вашей стороны
Измены верно надоели;
Остепенясь, мы охладели,
Не к стати нам учиться вновь.
Мы знаем: вечная любовь
Живёт едва ли три недели.
С начала были мы друзья,
Но скука, случай, муж ревнивый…
Безумным притворился я,
И притворились вы стыдливой,
Мы поклялись… потом… увы!
Потом забыли клятву нашу;
Клеона полюбили вы,
А я наперсницу Наташу.
Мы разошлись; до этих пор
Всё хорошо, благопристойно,
Могли б мы жить без дальних ссор
Опять и дружно и спокойно;
[Но нет! сегодня поутру
Вы вдруг в трагическом жару
Седую воскресили древность —
Вы проповедуете вновь
Покойных рыцарей любовь,
Учтивый жар и грусть и ревность.
Помилуйте — нет, право нет.
Я не дитя, хоть и поэт.]
Когда мы клонимся к закату,
Оставим юный пыл страстей —
Вы старшей дочери своей,
Я своему меньшому брату:
Им можно с жизнию шалить
И слёзы впредь себе готовить;
Ещё пристало им любить,
А нам уже пора злословить.
_____________________________
*в1820 г. Пушкину исполнился 21 год.

А как же литературные занятия? На краю усадебного двора был выстроен небольшой домик для биллиардной. Там действительно стоял большой биллиардный стол, который в описываемое время почему-то не пользовался популярностью. Пушкин уединялся там от большого праздного общества и писал. Писал он, лёжа на этом биллиардном столе и писал он своего «Кавказского пленника». На этом столе он его и закончил!
На этом закончилась история пребывания Пушкина в Каменке, но не кончилась роль Каменки в истории русской культуры. Один из сыновей Василия Львовича Давыдова, декабриста, Лев Васильевич Давыдов был женат на родной сестре П. И. Чайковского, Александре Ильиничне. Т.о., два рода, Чайковских и Давыдовых, породнились. Со временем, имение перешло к двум братьям Льва Васильевича, и те пригласили его быть управляющим этого имения. Лев Васильевич с женой надолго поселились в Каменке, а у Чайковского появился повод гостить там, чем он и пользовался неоднократно. В Каменке полностью или частично было написано около 30 произведений. Среди них, в частности: Вторая (1872), Третья (1875) и Четвертая (1978) симфонии, знаменитый цикл фортепианных пьес «Времена года» (1875-1876), Итальянское каприччио и Торжественная увертюра «1812 год» (обе — 1880), Литургия Св. Иоанна Златоуста (1878) и Всенощное бдение (1881), другие сочинения. Здесь он работал над операми «Опричник» (1870-1872); «Кузнец Вакула» (1875), позднее переделанную в «Черевички» (1885), «Евгений Онегин» (1878), «Орлеанская дева» (1879), «Мазепа» (1883), а также над балетами «Лебединое озеро» (1877) и «Спящая красавица» (1889).
Часто Чайковского поселяли в ту самую биллиардную (зелёный домик), в которой творил Пушкин. Гениальность композитора позволила ему проникать в музыку пушкинского слова. Впервые это произошло именно в Каменке при сочинении оперы на тему «Полтавы». Он обнаружил, что куски пушкинского текста прямо ложатся на музыку. Такое позже не раз случалось при работе с пушкинскими сюжетами. Для меня классическим примером такого «озарения» является сцена в спальне графини, в «Пиковой даме». Каким талантом надо обладать чтобы в чисто прозаическом отрывке «увидеть» столько музыки и превратить этот монолог Германна в лучшее место в опере (оценка моя). Не могу удержаться, чтобы не привести его:
«Если когда-нибудь, — сказал он, — сердце ваше знало чувство любви, если вы помните ее восторги, если вы хоть раз улыбнулись при плаче новорожденного сына, если что-нибудь человеческое билось когда-нибудь в груди вашей, то умоляю вас чувствами супруги, любовницы, матери, — всем, что ни есть святого в жизни, — не откажите мне в моей просьбе! — откройте мне вашу тайну! — что вам в ней?.. Может быть, она сопряжена с ужасным грехом, с пагубою вечного блаженства, с дьявольским договором… Подумайте: вы стары; жить вам уж недолго, — я готов взять грех ваш на свою душу. Откройте мне только вашу тайну. Подумайте, что счастие человека находится в ваших руках;», а вот как максимально близко к пушкинскому тексту это появилось в либретто:
«Если когда-нибудь знали вы чувство любви, Если вы помните пыл и восторги юной крови, Если хоть раз улыбнулись вы на ласку ребенка, Если в вашей груди билось когда-нибудь сердце, То я умоляю вас Чувством супруги, любовницы, матери, Всем, что свято вам в жизни, Скажите, скажите, откройте мне вашу тайну! На что вам она? На что вам она? Может быть она сопряжена с грехом ужасным, С пагубой блаженства, с дьявольским условием? Подумайте, вы стары, жить недолго вам, И я ваш грех готов взять на себя! Откройтесь мне, скажите!»
И последнее. Вся огромная усадьба Давыдовых сгорела в огне революции и гражданской войны. Чудом сохранился стоявший на отшибе «зелёный домик», та самая биллиардная. Сегодня в этом 3-х комнатном домике находится музей Пушкина и Чайковского. Главное украшение музея большая современная картина, изображающая Пушкина, участвующего в собрании декабристов…


И самое последнее. Каменка находится на территории современной Украины и логично, что все надписи в музее на украинском языке. Но, ведь это музей, посвящённый деятелям русской культуры и истории, и русские посетители (иностранцы) могут не знать украинского языка. Мне посчастливилось побывать в Баден-Бадене, где на всех зданиях, связанных с русской культурой, висят таблички на двух языках: немецком и русском. Например: «В этом отеле происходило свидание героев романа Тургенева «Дым», или «В этом доме жил великий русский писатель Гоголь во время приезда в таком-то году». Я смог даже купить там роскошную книгу «Русские судьбы Баден-Бадена» на двух языках.

Есть такой короткий анекдот: По размерам Тюменская область похожа на Францию. Больше ничем Тюменская область на Францию не похожа. Так и напрашивается: по размерам Украина похожа на Германию…

 

 

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1

  1. Интересный текст, который ещё раз подтверждает: Пушкин не просто многолик, но безгранично «лик». Спасибо автору.