Извечный круг парений и падений

НЕЗАМЕТНО ДЕНЬ ПОШЁЛ НА УБЫЛЬ
Незаметно день пошёл на убыль,
А казалось, нет ему конца,
И ложится Августу на губы
Позолоты броская пыльца.

Ворожит кукушка, не смолкая,
Ленту жизни по годам кроя,
И меня решительно впуская
В прежде недоступные края,

Где, смочив запёкшиеся губы,
Надо мною голову склоняя,
Некто плавно повернёт на убыль
Постоянство светового дня.

***

Извечный круг парений и падений,
Вчерашний бог наутро жадно пьёт
Солёную палитру сновидений
И никого вокруг не узнаёт.

А Память заговаривает даты
И вешает пудовую печать,
Суровой ниткой обметав заплаты
На сердце, не умеющем молчать.

МОНОЛОГ-МОЛИТВА

У Козьмодемьянской церкви близ Гремячей башни, в 1989 году.

В старой, заброшенной церкви — пустой и холодной,
Смотрят на нас чьи-то вечные лики со сводов…
Мы же стоим в ожидании, с потупленным взором,
Будто бы души свои сохраним от укора…

Как изваяние скорби – разрушенный храм,
Кажется, места в нём нет ни словам, ни мольбам,
Только вселенская тишь да ночная звезда,
Только дорога из детской мечты – в никуда.

Плиты могильные в землю сырую вросли –
Сколько б они рассказать нам о Прошлом могли:
Стоит щекою коснуться кривого креста –
Станут святыми и эти простые места.

Щедрой слезою омоем забвенья года,
Зная, что к ним не вернуться уже никогда,
И на мгновение криком зайдёмся немым –
Всё, что отвергнуто было, вновь станет родным.

Бедная Память стоит у истоков Души…
Хрупкая Юность, покинуть её не спеши, —
В старой, заброшенной церкви лампадку зажги
И сбереги, хоть немного себя сбереги…

МНЕ НЕ ХВАТИТ…
Мне не хватит ни дней, ни ночей,
Ни полночных холодных свечей,
Чтоб тебя за собою увлечь…
Ни покинуть тебя, ни сберечь.
И расходятся наши пути –
Ни покинуть тебя, ни найти.
Разве только стихом или сном
Можно в сердце остаться твоём?..
Разве только осилить свой страх,
На твоих забываясь руках?..

НАД ПРОПИТАННОЙ СЫРОСТЬЮ, ТЁМНОЙ ЗЕМЛЁЙ…
Над пропитанной сыростью, тёмной землёй,
В горизонт устремляясь и медленно тая,
Меж невидимых пальцев бесцветной золой
Источается дней безголосая стая.

И жалеть уже поздно. И нечего ждать,
Отмечая, как вновь осыпаются розы…
Как, сверяясь со звёздами, лунная прядь
Украшает под вечер песчаные косы…

За густыми туманами встреч и разлук
Мне готовит Судьба колдовские приправы,
И, напившись из чьих-то морщинистых рук,
Я избегну обид разрушительной лавы.

И от всех, кто был мною когда-то любим,
Мне останется строк незажившая рана,
Безучастность Души да клубящийся дым
Над пустой колыбелью бумажного стана…

МАМЕ
Не забывай меня, не забывай…
Я не о том, как жить на свете сложно,
И как порой до боли невозможно
Вернуться вновь в покинутый наш край.

От первых детских слёз до первых гроз,
От суеты до пустоши безлюдной
Судьба и к нам порой щедра на Чудо,
Хоть ветер пылью весь мой путь занёс.

Ты лишь меня, прошу, не забывай,
А в час, когда уже не сможешь верить –
Свет погаси, зажги свечу и двери
Навстречу мне, пропащей, открывай!..

БЫВАЕТ ТАК…
Бывает так – и пустота
Как хлынет с чистого листа —
Ни лиц, ни тем, ни рифм…

И к запертым вратам ночи
Никак не подобрать ключи,
И не вложить молитв

В окаменевшие уста,
Не разглядеть в себе Христа,
А в зеркале – себя…

Но видеть лишь, как по листу
Сползает прямо в пустоту,
Твоя Судьба…

КАК СТРАННО…
Как странно… Не схожу с ума… Пока.
Но выбор мой намеренно отсрочен,
Позывы телефонного гудка
Услужливо выводят многоточья,

Прощупывая верхний тот предел,
Когда устану от предположений,
И огражусь от надоевших дел
Мне не присущим страхом поражений,

Чтоб дальше жить по правилам игры,
Судьбы послушно кубок осушая,
И посторонне обходить костры
Всё, что со мной сбылось, не воскрешая.

ТУМАН
Туман над городом повис,
Затихли жизни звуки…
Всё обретает новый смысл –
И встречи, и разлуки.

Ночей бессонных череда,
Затянется, наверно,
И наступившая среда
Как омут — безразмерна.

Тому, что называлось мной,
Не до восторгов. Нечем.
Я застарелою виной
Себя опять увечу.

И путаюсь, где глубь, где высь,
Что серебро, что злато…
Всё обретает новый смысл,
Когда душа распята.

Когда, увы, не ко двору,
Ни ты, ни эти строфы,
И забираешься к утру
На пик своей Голгофы.

А там – всё та же тишина,
И никого. Лишь окрест
Луны сквозь тучи желтизна
Да ветра грубый посвист…

***
Ума бы хоть на полпалаты
Моей униженной стране,
Как существуют люди в ней
На нищие свои зарплаты?!
И не боятся ни любить,
Ни песен петь, ни в прах ругаться?
Ни самопалку с горя пить,
Чтоб до беспамятства добраться —
И сдохнуть, если повезёт
Иль снова получить отсрочку…
Но выживает в одиночку
Мой обесточенный народ…

Как после жесточайшей битвы
Он иссечён, изранен весь…

А Небо слушает молитвы
Страны-палаты номер шесть…

***
… И под шёпот разногласный
Я коснусь Твоей руки:
«Свете тихий, свете ясный,
Если можешь, помоги…».

Я выхаживаю молча
Боль Души — за кругом круг,
Что там ангел мне пророчил —
Щепоть счастья, горсть разлук?..
Я ступаю осторожно —
Боль Души свечой горит,
И о чём-то невозможном
Оплывая, воск твердит.
Шаг, второй и… замираю
Но услышать не хочу:
Не по кругу, а по краю
Я несу свою свечу…

***
Грозится небо снегом,
Природа в неглиже.
Я с этим диким веком
На скользком вираже.
На новом – в сто крат круче,
Опасней и длинней;
Стеною встали тучи
Над суетою дней.
Не до мечты. И не до
Романтики, увы!
Воспоминанья лета
Под вздохами листвы
Томятся. Им наружу
Нельзя. Их кончен век.
И небо занедужив,
На землю сыпет снег…

Ничего задарма!

Ничего задарма!
Всё на строгом учёте —
И тюрьма, и сума,
И друзья, и враги…

Вон, с деревьев,
Стоящих ещё в позолоте,
Беспощадная осень
Срывает долги…

И летят пятипалые
Эти банкноты
Прямо в руки прохожим —
Бери — не хочу…

Не хочу. И за них
Время выпишет счёты,
По-хозяйски похлопав
Меня по плечу.

Навести бы курсор…

Навести бы курсор на этот день,
Выделить, нажать «delete» бесстрастно –
В бестолковой будничной череде
Иногда становится жить опасно.
Да что там жить, если глубокий вдох
Новый приступ астмы вызвать может.
И, кажется, стержень внутри иссох,
И совесть всё реже и реже гложет…
Разлеглась где-нибудь невдалеке
И с сытым презрением наблюдает,
Как второпях и налегке
Человек сам себя покидает…

Ну, давай, базарный лабух!..

Ну, давай, базарный лабух,
По душе моей елозь,
Из её больных ухабов,
Выкорчёвывая злость!..
Я тебе десятку брошу,
Чуть помедлю, но потом
Растворюсь в толпе прохожих,
Заслонив лицо зонтом.
Размечтаюсь: «Я бы!.. Я бы!..»
Да и сдуюсь на ходу…
Ну, давай, базарный лабух,
Прочь гони мою беду.
Нам вдвоём с ней не ужиться,
И друг друга не понять,
И придется насмерть биться
С тенью собственной опять…

Забудь

Чёт-нечет, лад — не лад
Сойдутся в рукопашной,
В итоге – шах и мат
За день пустой вчерашний.

Плюс затяжной прыжок
В бессонницу-белугу,
В окно луны кружок,
Да чистый лист под руку…

Но в новый день с утра
Как в омут с головою:
«Пора, мой друг, пора!..» —
Шумит сентябрь листвою,

Моих касаясь щёк,
Под дуновеньем ветра…
Как зелени ещё
Полно на крепких ветках,

Так сил во мне с лихвой…
А то, что наревелось —
Забудь. Мне не впервой
Про жизнь так горько пелось.

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1