Из польских поэтов начала ХХ века.

Бруно Ясенский. (1901-1939).

ДОЖДЬ

Дождь идёт ночной порой,
На гардинах тени – танцы.
Белый шут, ночной Пьеро,
Лилии читает стансы.
Ночью… тише… не теперь…
Кто там… в брыжжах… промелькнули…
Выносили что-то в дверь…
Их шаги в коврах тонули…
Белый клоун, шут, урод,
Глупый рыцарь Беатриче,
Словно фавн, скрививши рот,
Неразборчивое кличет….
…Тише! Набежит народ!
Свет внесут, и будет поздно!..

…Монотонно дождь идёт…
…Дождь идёт капричиозно…

***

ПАНЕНКИ В ЛЕСУ

Залиствился тихосонный тихолеса тихопляс
Проходили тами паненки первеснянки экстазэрки,
Нагибались, наклонялись, набирали в бонбоньерки
Жёлтатласные грибочки, что растут лишь только раз.

Опадали перволистья на воздушный креп-де-шин,
Колыхались, волновались на воланах валансьенки,
И заплакали берёзки, в кружевах демимонденки,
Заворчали злые буки, погружаясь в вечный сплин.

Залиствился, закружился, эхозвался в тихосне,
На пантофельки из плюша
Сыпал росы, как из душа,
Голоса идущих глуше
Доносились в тишине
На аллее в отдаленье, может, плач, а может, не…
***

ПРОГУЛКА

Поёт пропеллер стихи Эредиа,
Летим, затеряны вдвоём в нигде.
И для неё я играл комедию
В экстравоздушном (вдвоём) a de,
А солнце в души лилось экстазно,
Слова сливались в один сонет,
Но ты смотрела вполне бесстрастно
Под тангошалью сквозь свой лорнет.
Ты принимала ль меня серьёзно?
(Две лёгких складки у тонких губ).
И пел пропеллер нам Блериозно,
Ласкал нас ветер и неба глубь…
**

ТАНГО ОСЕНИ

Холодный день румянцем подцветив,
Бежит стернёю ветер, рыжий сеттер.
(Берёз аллея, клёнов лейтмотив).
Проходишь ты, одета в бурый свитер.

Холодный ветер с поля – в самый раз
Погоде серой, смутной – в Польше осень.
Дорогой листья пляшут па-де-грас,
По лужам их осенний гон разносит.

Сегодня дождик падал, будто мгла.
На пашне блеск воды мутностеклистый.
Вот заяц выскочил, присел- ну и дела!-
Солнечнопьяный образ футуриста.

Страшат в полях виденья голых ив,
И каждая из них- как будто веха.
(Берёз аллея, клёнов лейтмотив).
Бредёшь одна, и вовсе не до смеха.

И гордости полны движенья рук,
И столько тихой смутной катастрофы,
Когда дорогой той же после двух
Ушедших лет мои читаешь строфы.

 

Юлиан Тувим

МЕЛОДИЯ

Осень, осень – это моё время.
Серым утром так приятно взгляду.
Я в кофейне милой между всеми
Не спеша, как в облаке, усядусь.

За окном и суета, и спешка,
Я ж не вижу будто и не слышу,
И с осенней грустною усмешкой
Заблудился где-то в сферах вышних.

Хорошо сидеть в кофейне сонной,
Ничего снаружи не тревожит,
Этим утром снова я влюблённый,
И грустнее, и моложе тоже.

От нахлынувших воспоминаний
День проходит сонный и усталый.
Из твоих несказанных признаний
Я стихи безмолвными устами

Составляю, вот и стали песней,
В ней душе минутная отрада…
(…Чужестраночка в пальтишке тесном
Мелодично попросила шоколада,
Стройная и гибкая, как ветка!
И как вдруг повеяло духами!…)

Мало в мире нас- одни мы с вами
Настоящие поэты!

***
У КРУГЛОГО СТОЛА
.

Du holde Kunst,
In wieviel grauen Stunden..
(Песня Шуберта).

А может, милая, собраться
Хотя бы на день нам в Томашув?
Там в тихих сумерках сентябрьских
В осеннем золоте тогдашнем,

В том белом доме, в белом зале,
Что мебелью чужой заставлен,
Доскажем, что не досказали
В том нашем разговоре давнем.

При круглом столике доныне
Мы там сидим как неживые.
Кто расколдует нас, кто снимет
С нас, наконец, те чары злые?

Ещё из глаз моих стекает
К моим губам ручей солёный,
А ты сидишь, не отвечаешь
И виноград жуёшь зелёный.

Ещё пою тебе я взглядом
«Du holde Kunst!», и сердцу больно,
Но ехать и прощаться надо,
В моей руке твоя безвольна.

И уезжаю, оставляю,
И повторяя снова, снова,
Благословляя, проклинаю..
«Du holde Kunst!» О, если б слово!

Тот белый дом стоит как прежде
И до сих пор не понимая,
Зачем внесли чужие вещи
И тишина вошла немая.

Но сумрак осени остаться
Там должен, тишь, и тени наши…
…А может, милая, собраться
Хотя бы на день нам в Томашув?

 

Мария Павликовска — Ясножевска

БЕЛАЯ ДАМА

Белая дама, прозрачная дама!
Лунного света холодное пламя
вас одевает своим покрывалом.

Кто ж подойдёт, полюбуется вами,
профилем бледным под кружевами,
глаз глубиною и милым овалом?

Есть одно сердце в том зале дворцовом,
сердце, что к вам подступиться готово!
Ручку, что в митенках из паутины,

мне протяните, не прячьте напрасно
очи за тканями из эктоплазмы,
дама в астральном своём кринолине!

Что же молчите вы, лунная грация,
чтобы внушить мне — вы галлюцинация,
тела, зарытого в землю, цветенье?

Шариком лёгким всплываете в танце,
над гардеробом вы кружите гданьским,
будто над гробом в печальном волненье.

А за стеною, очнувшись в кошмаре,
спички лакей Лука сослепу шарит-
(вы пострашней ему смерти и ада),

ибо плывёте воздушной сиреной,
ослабевающей, бледной и тленной,
вдаль из покоя в покой анфилады.

Белая дама! С мольбой о защите
к вам я в безумной тоске: помогите
мне, о погостов унылых мадонна!

Ах, пусть прекрасной толпа молодёжи
к вам устремляется, вам же не должно
их устрашать, ибо там, где учёный

провозгласил : здесь конец, здесь граница,
там, где в бикорне циничный возница
жизнь упростил своим юмором странным,

вам зацветать безымянным фантазмом ,
веять одеждами из эктоплазмы,
не увядая в веселье нежданном.

***

Станислав Балиньски  (1899 — 1984)

Два стихотворения

ПЕРЕКЛИЧКА

–Подожди!

Эта ветка цветущая

Сновидений тебе не навеет,

И вода утекающая

Утечёт, и тебя минует…

Задержишься когда-нибудь отдышаться

По ту сторону молодости,

По ту сторону сна,

И станешь взывать издалека,

Как сейчас я взываю к тебе:

–Подожди!

 И в этом суть всей баллады:

-Два наших потерянных эхо,

Два эхо, и ничто уж не сможет помочь им,

Потерянным среди странников ночи,

Перекликающимся издалека:

–Подожди …если слышишь…подожди!

ЛИЦА

В зимнем свете холодном туманы сырые

Под окно подбираются мёртвым приливом,

А в окне – ваши лица, что в жизнь загляделись,

Как в туман, ваши лица с печатью отчизны.

Выплываете в город, другим вы хотите

Уподобиться, братья. Напрасны старанья.

Ибо эту печать – и вы знаете это-

Изменить невозможно. Всегда возвратится.

Можно жесты сменить, можно вытравить шрамы,

Из очей удалить давних теней остатки,

Как вечернюю грусть. Только этой печати

В ваших лицах ничто никогда не изменит.

 В наших лицах с печатью отчизны.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.1