Из книги переводов Тамары Сокольской «Свет чужих звёзд»

Из William Blake

Агнец
Агнец, кем ты создан?
Ведаешь, кем создан?
Кто направил в путь земной?
Сочной кормит кто травой?
Кто одел тебя пушком
С мягким светлым завитком?
Кто учил тебя вельми
Блеять нежно «до-ре-ми»?
Агнец, кем ты создан?
Ведаешь, кем создан?

Кроткий агнец, внемли!
Кроткий агнец, внемли!
Имя Он твоё избрал,
Так себя именовал.
Кроткий, смирный, как дитя,
Стал младенцем, всех любя.
Агнец – ты, ребёнок – я.
Его носим имена.
Боже, даруй благо
Агнцу, даруй благо!

Пастух
Как же век твой отраден, пастух.
Просыпаясь с зарёю, идёшь
Ты с отарой овечек на луг
И свирелью хвалу воздаёшь.
И знаком каждый блеющий глас:
Зов ягнят, отклик их матерей.
Ты на страже, пастух, каждый час,
Бережёшь ты овец, как детей.

Нянюшкина песня
Детский смех сотрясает собою луга,
Безмятежно листья шуршат.
Со слезой вспоминаю, как младость сладка,
А дороги уж нет назад…
Догорает денёк и студёна роса –
Торопитесь, дети, домой.
Веселится беспечно в игре егоза
И не знает зимы весной.

Лилея
Для недруга роза растила шипы,
Овечка рога бережёт для борьбы;
Не нужно лилее для чёрта дубины –
Любовью своей победит голубиной.

Забавная песенка

От щекотки ветра смеётся лес
И рябится ключ, хохоча до слез.
Смехом лик небес сотрясаем мы,
Возвращают нам этот смех холмы.
И ячмень растёт от таких потех,
И кузнечик стрёкотом гасит смех,
И девчушек хохот задорный вдруг
«Ха-ха-ха! Хи-хи!» забавляет слух.
А в тени ветвей пересмешник спит,
А у нас с орехами стол накрыт:
Приходите к нам почитать стихи
И с усладой грянуть: «Ха-ха! Хи-хи!».

Мошка
Летун-букашка,
Твой менуэт
Прервал беспечно
Рукой поэт.
Я тоже мошка:
В урочный час
И я окончу
Земной свой пляс.
Меж небом рею
Я и землёй,
Сметут уж скоро
Меня метлой.
А если в мысли
Рассвет явлен
И жизнь сама в ней,
Без мысли – тлен,
То пусть в свой краткий
Букашкин век
Вкусить успею
Усладу нег.

Больная роза
Роза красная в недуге.
Червь незримый внутрь проник,
Тот, что схвачен был в испуге
В ночь стихийной дланью вмиг:
Он на пурпурное ложе
С полновластием возлёг.
Сделал жизнь цветка негожей
Сладострастия порок.

Ядовитое древо
Друг зажёг во мне досаду:
Страсть открыл – душе услада.
Был уязвлен я врагом:
В сердце гнев растёт вьюнком.
Здесь от глаз сторонних грею
И слезой кроплю своею;
То улыбка, то обман
Шьют для ярости кафтан.
Вот на древе в час урочный
Плод поспел токсичный, сочный.
Недруг зрит его красу,
Знает, ждать отколь грозу.
И однажды, как стемнело,
Он в мой сад проник несмело.
Стал, как столб он соляной,
Скушав плод колючий мой.

Тигр

Тигр, сияющий зарницей,
Чьей бессмертною десницей
Ты был создан, чтобы страх
Всем внушать в глухих борах?
Где, на небе иль в пучине,
Зажжена очей лучина?
Чьё бесстрастное крыло
Этот пламень унесло?
Кто зиждитель, что умело
Жилы сплёл в зверином теле;
Ритм сердечный запустив,
Слышал яростный мотив?
Кто ковал, достав из горна,
Мускул ярый, непокорный?
Кто в тисках стальных сжимал
Мозга пламенный металл?
И ужель он с ликованьем
Зрел на жуткое созданье?
Неужели Сей Творец
Агнцу кроткому отец?
Тигр, сияющий зарницей,
Чьей бессмертной ты десницей
Был явлен на свет, чтоб страх
Всем внушать в глухих борах?

Ком земли и камень

«Любовь не ищет своего,
Живёт другого ради,
Себя возложит на алтарь
И рай созиждет в аде!» −
Так пел радушно ком земли,
Утоптанный стадами.
Но камень близ ручья бурчал
Иными словесами:
«Любовь радеет о себе,
Себя блажит всечасно,
Не станет жертвовать ничем,
С ней и в раю ненастно».

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.1