Гаражная война

 Почти в центре города стояла обычная четырехподъездная пятиэтажка, постройка времен Хрущева. Маленькие комнатушки. Во дворике тополя и клены выше дома еще со времен сооружения. Раньше росли вишни и абрикосы. Около тротуаров маленькие цветасто-зеленые клумбочки благоухали всю весну и первый месяц лета до удушливой июльской жары. Недалеко от военного ателье песочница и детские качели. Дети играли в «Море волнуется раз», прятки и догонялки, мальчишки бегали с мячом, а девочки прыгали через скакалки. Бабушки сидели на лавочках под вишнями и щелкали семечки, обмусоливая последние сплетни. Дедушки рубились в домино на огромном столе посреди двора…

Те времена давно прошли. В мятежные девяностые, начался дворовой беспредел. Бесконтрольный захват земли. За каждый клочок началась молчаливая подпольная борьба. Многие владельцы авто тихой сапой понатыкали металлических гаражей. Хрупкие сараи, ненадежное укрытие для векового барахла и домашнего «извозчика». Вишню и абрикос спилили…клумбы забетонировали  и сделали фундаментом для жестяных коробов, стол сняли. На его месте втиснули гараж с удобным подъездом. Вот повезло соседу из пятой квартиры… Совсем не осталось жизненного пространства. Бабушки теперь сидели по домам, а старички играть в домино уходили в другой двор. Гаражи росли как на дрожжах. Вспоминалась песня:

Автомобили, автомобили буквально все заполонили
Там где вековая лежала пыль
Свой след оставил автомобиль

Для нас автомобили были созданы
Но вот пришли иные времена
И день и ночь мы под машиной ползаем
Мы служим ей чтоб ездила она

Песня Веселые ребята — «Автомобили»

Недавно землю, относящуюся к зданию, приватизировали. Теперь нелегальные конструкции возможно узаконить…Рядом построили торговый комплекс и две тысячи квартирный дом, а парковочных мест лишь сто. Все окрестные дворы заставлены дорогими иностранными автомобилями. Жильцы задыхались в выхлопных газах. Кто-то партизанил и поджигал неугодные чужие авто. За лето сгорело четыре. Пожарная машина долго пробиралась через гаражный бурелом. Скелеты сгоревших авто пугали жильцов несколько дней. После неместных машин  поубавилось…

Напротив Олиных окон на последнем пустом куске земли стояло две машины. В глубине каждой квартиры зрела мысль, как ухватить этот последний клочок.

Первый внедорожник не заводили второй год. Боялись убрать. Семья Тани из квартиры пятьдесят один, все никак не могла накопить денег или опасались мести соседей: писем в администрацию и депутатам, гвозди и стекло у въезда в гараж. Вообще бесстрашные. Хотели поставить второй металлический ящик во дворе.

Вторая машина, доисторический «вольво», груда металлолома, торчала здесь, наверное, лет пять; заржавела, колеса прокололи, окна выбили, шины сняли – как и все, что можно снять и хоть за копейки продать. Авто гнило, но занимало свои три с половиной метра потенциального гаража. Прошлой зимой после сильного ветра на «вольво» упали ветки тополя и помяли крышу.  Их никто не убирал полгода…Наконец, хозяин  решил машину на металлолом.

Пока допотопный «вольво» буксировали, собралась толпа соседей- автомобилистов – кто первый успеет впихнуть свою машину на освободившееся место. Гаражная война объявлена. Самым шустрым оказался жилец c первого этажа. Он загнал свою «тойоту» прямо за буксиром….Но утром ему нужно на работу. Вот, наверное, обидно, освободить кусок земли, который так сложно занять. Ольга в декрете, момент не упустила, бдила у окна за занавеской…Сейчас или никогда! Спустя пять минут как его серая «тойота» уехала, Оля втиснулась между внедорожником и двумя боковыми гаражами. И решила не убирать авто ни при каких условиях. Ни  землетрясение, ни наводнение, ни камни с неба не могли ее испугать… Отступать уже некуда. Место застолблено. И в бой! Пошла договариваться с Таней из пятьдесят первой квартиры убрать внедорожник и вместить сразу два гаража. Вдвоем не так страшно!

Таня, крашеная блондинка лет сорока пяти, стройная с тонкой сеточкой морщин вокруг глаз и на шее, тренер по настольному теннису. У нее двое детей, сын восемнадцати лет и дочь семи.

Набираясь смелости, соседочки уговаривали друг друга:

— Моя семья в этом доме уже сорок лет живет, имеем полное право  на гараж под окнами!

— Ни деревьев, ни кустиков срубать не нужно! Коммуникации не пролегают! А что о детской площадке мечтают – так пусть мечтают дальше! Все равно места не хватит! Это вообще к домкому! Вон около бельевых веревок можно песочницу организовать! И вообще, какая им разница: две машины стоят или два гаражика? Вон сосед из второго подъезда только квартиру купил, так уже и гараж как амбар водрузил, забетонировал и электричество провел! Всю ночь музыка играет! А мы два крохотных! Узеньких, но, правда, наш под ВАЗ высокий!

— Вообще у меня ребенок маленький, я «за» детскую площадку, но игрушки тоже нужно где-то хранить! Я столько хлама в этот гараж уберу! – размечталась Оля. – Давайте поставим, а там уже отбиваться будем! Три недели можно и на трамвайчике поездить, пешком походить, в крайнем случае, на такси…. Больше ни один гараж не впихнуть! Некуда!

Несколько недель Олин «ниссан» стоял на одном и том же месте. Поставить гараж мешали то дожди, то отсутствие материалов у монтажников. Стоило только сдвинуть Олины сто лошадиных сил, какой-нибудь прыткий сосед поставил бы свою машину, и уже скоро на последнем пустом куске общего приватизированного двора взгромоздили новенькую или не очень жестяную коробку…

Семья с третьего этажа уже вызвали мастеров…измерили территорию. Только ждали, когда уберут надоедливый Олин «ниссан». Два года как переехали в  дом и туда же! Пришлось ускоряться.

Монтаж проводили в понедельник днем, пока все на работе. «Действуй строго по закону, то бишь действуй втихаря!» И быстро – управились за полчаса! Ни в коем случае не в выходные и не вечером. Тогда собрался бы консилиум соседей с вызовом участкового. А самая старая бабушка из семидесятой квартиры села бы прямо на землю около, грозила рабочим своим костылем с криками: «Только через мой труп!».

Пока монтировали, Ольга сидела у окна на корточках, иногда подглядывая за рабочими. И ни за какие коврижки не призналась бы, что правый ее.

И Танин муж, фотограф, прятался на первом этаже за шторой и консультировал рабочих по телефону.

Оплачивали тоже тайком за два квартала, чтобы никто не пронюхал. Украдкой повесили сразу по два замка-черепашки, их не срезать и не загнать свою машину. Документов же нет. Незаконное строение. Самострой.

В понедельник вечером вид на два новеньких металлических гаража, ровненьких, аккуратненьких, в рядок, с коричневой окантовкой грел сердце и радовал глаз Ольги и Тани, вызывая завистливое сопение соседей. Но кто не успел – тот опоздал. Ольга, совсем обнаглев, гараж сразу и забетонировала. На века. Его теперь можно убрать разве что взрывчаткой.

Таня с мужем свой засыпали гравием. Не так хорошо как бетон, и низ подгнивает. Но если будет скандал, гараж всегда можно легко снять и продать как металлокаркас. Забетонированный уже не снимешь! Они и первый засыпали гравием. Опытные!

Придя с работы и увидев новостройку, недовольные жильцы скучковались, начали громко возмущаться, стучали по жестянке, дергали замки в надежде, что появится хозяин. На верную смерть никто не вышел…

Оля к толпе недовольных решила лицемерно не присоединяться, следила из окна. Было забавно наблюдать, как у соседей медленно сползала вниз челюсть, вытягивалось лицо и округлялись глаза! Сначала слов не было, а потом они лились через край, обильно приправленные отменными матами. Такой прыти не ожидал никто.

Особенно возмущались вокруг Олиного. «Это кто ж так охренел, чтобы бетонировать?»- кричал жилец из пятьдесят четвертой квартиры, не вовремя убравший серую «тойоту». «Это я», — прошептала Оля за занавеской.

Таниного мужа отправили шпионить, он возмущался громче всех, отводя от себя подозрение! Расчет был правильный. После первого трудового дня недели всем хотелось побыстрее домой, на ужин. Толпа потихоньку рассосалась.

Домоуправ сказал виновникам смуты самим признаться и прийти к нему. Иначе начнутся пытки…

К домкому шли как на расстрел. Оля воодушевляюще напевала под нос:

 

Когда-нибудь мы вспомним это

И не поверится самим.

А нынче нам нужна одна победа!

Одна на всех, мы за ценой не постоим.

 

— Ну что будем делать? » — ошарашенному домкому дяде Жене пришлось все рассказать. — Вы, конечно, имеете полное право ставить гараж на приватизированной земле. Кто первый поставил – тот и молодец! Все законно. Только люди недовольны. Сами, без спроса. Нужно было организовать собрание. Решить общим голосованием. А то нехорошо получилось…»

— Все гаражи ставят – и ничего, а мы так поставили, так проблема! Что-то весь двор в гаражах, и никто ни разу собрание не организовывал!

Дядя Женя лысый, псориазный, за пятьдесят, работал охранником в магазине неподалеку и жил в доме, сколько Оля себя помнила:

— Земля в собственности. Здесь гаражи жителей не только нашего дома, но и соседнего…Со следующего года будет введен налог на землю. Вот что тут начнется – не знаю! Люди будут возмущаться, почему они должны платить за землю, на которой стоит чужой гараж. Как вы будете разбираться – не знаю!

— Мы разберемся!

— Давайте мы с Таней скинемся, и поставим лавочку во дворе, окей? – предложила Оля.

— Лавочку поставим, но чьи гаражи – не скажем, — добавила Таня. —

— Ну ладно… Только чтоб лавочку обязательно…

— Без проблем!

А пока Олина ласточка постоит за домом. Конечно, ветер и дождь. Ничего. Зато потом у любимой «ниссанки», сердечной подружки,  будет свой домик!

На вопросы: «Ты не знаешь, кто это совсем охерел и поставил сразу два гаража?»- Ольга удивленно поднимала брови и пожимала плечами…Она признается позже, месяца через два, когда соседи привыкнут к новому виду двора, без единого просвета, и окончательно смирятся…

Война за место под солнцем будет выиграна!

 

Ноябрь 2015

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.1