Фрагмент романа «Великие тайны Пушкина»

От издателя:
Друзья! Прежде чем вы начнете читать этот текст, приуроченный ко дню рождения А.С.Пушкина, позвольте предложить вам небольшое, но совершенно необходимое предисловие.
Перед вами фрагмент уникального фундаментального труда Наума Валентина Дормана «Великие тайны Пушкина». Полный текст находится в распоряжении редакции и мы надеемся, что скоро вы сможете держать в руках книгу.

Материал изначально полностью не известен, и форма его подачи не традиционная. Автор умышленно излагает выводы языком не научным, простым, народным, следовательно, оценивать произведение предложено самому читателю. Что же касается содержания, лучше о нём говорят эпиграфы, вынесенные в начало произведения.

ПРИГЛАШЕНИЕ К ВЕЧЕРЕ

Примите новую тетрадь, / Вы, юноши, и вы, девицы, —
Не веселее ль вам читать ‚/ Игривой музы небылицы,
Чем пиндарических похвал / Высокопарные страницы
Иль усыпительный журнал, / Который ввек не зная цели,
Усердно так тяжёл и груб / И равно кажды две недели
Быть хочет зол, и только глуп.
А.С. Пушкин

Если бы Бог предложил мне на выбор в правой руке всю истину, а в левой единое вечное стремление к истине, соединённое с постоянными заблуждениями, я принял бы во внимание, что сама истина существует только для Бога, и почтительно попросил бы Его отдать мне то, что лежит в его левой руке.
Лессинг

Одно зёрнышко крепкого перцу лучше полной корзины тыкв.
Поговорка из Талмуда.

Вы можете зашвырнуть комара? Он не летит! Летит сам по себе, и плюёт на вас. Поэтому надо быть лёгким и независимым.
М.М. Жванецкий.

(…) Теперь о том, почему не прислал тебе наши письма о творчестве Пушкина.
Во-первых, мы не собирали сплетни, но говорили о литературе как функции, и месте Пушкина в ней. Вот я и подумал, не заскучаешь ли? Тем более, когда автор живой, это помеха существенная! Например. Один товарищ пару лет просил дать ему почитать материал. И убеждал: тема настолько ему интересна, что готов создать тетрадь актуальных вопросов. Ну и, понимая прекрасно, что прямые вопросы помогут избавиться от пустословия, я отправил ему первые 300 страниц. А месяца через три, утомлённый долгим молчанием, хотел ему написать стихами Пушкина — Баратынскому. «Я жду обещанной тетради: что ж медлишь, милый трубадур! Пришли ее мне, Феба ради, и награди тебя Амур». Но позвонил. В ответ, сказав бесценное «извини», он сообщил: прочёл страниц пять и… «Сейчас другим голова забита. Заедь, забери». И будто бы между делом плеснул пару своих стихов. Как бы с намёком: то ли «сами с усами», то ли «тема не стоит свеч», — не сказал. И на вопрос, что помешало читать, тема или стиль изложения (ему я дал наиболее интересную, на мой взгляд, разработку «Языком анекдота»), друг повторил: «не до этого». Поэтому я и тебя побоялся тревожить. Т.е. на всех не угодишь; а если тема вообще не беспокоит, то чтение превращается в муку. А тут – сборник. Не модные сплетни или политика, но внутреннее значение слово-символа. Плюс: «Глыбу, представшую перед глазами, как Мысль в Гармонии, — я хотел рассмотреть в мельчайших деталях. А она оказалась Цельным прекрасным подарком…» Прочёл? А что понял? Так вот: это пример «заумных кружев», от чего тщательно избавлялся. Тем более, большинстве книг о Пушкине состоит из дутых абстракций, что и подтверждает мой вывод в письмах 1999 года: «наша идеология сделала чёрное дело настолько ответственно, что ныне беседы о Пушкине просто неактуальны». Хотя жива ещё литература, мысли или дела, живущие «не для всех». В общем, раз уж ты начал с вопроса «о чём речь», начни с вопросов самого А.С. Пушкина.

1. Что в имени тебе моём?.. / Оно умрёт, как шум печальный
Волны, плеснувшей в берег дальний, / Как звук ночной в лесу глухом.
Оно на памятном листке / Оставит мёртвый след, подобный
Узору надписи надгробной / На непонятном языке.
Что в нём? Забытое давно / В волненьях новых и мятежных,
Твоей душе не даст оно / Воспоминаний чистых, нежных.
Но в день печали, в тишине, / Произнеси его тоскуя;
Скажи: есть память обо мне, / Есть в мире сердце, где живу я…
Или…
2. О вы, которые любили / Парнаса тайные цветы
И своевольные мечты / Вниманьем слабым наградили.
Спасите труд небрежный мой — / Под сенью моего покрова
От рук невежества слепого, / От взоров зависти косой.
Картины, думы и рассказы / Для вас я вновь перемешал,
Смешное с важным сочетал / И бешенной любви проказы
В архивах ада отыскал…

Дальше ответы другим собеседникам.

ИЗ ПЕРВОГО СБОРНИКА. АДРЕСОВАНО Л. РОЗИН.
2 ноября 1999 г.

«Легче превзойти гениев в забвении всех приличий, нежели в поэтическом достоинстве»
А.С. Пушкин, «О поэзии классической и романтической».

(…) Пока только вы обратили внимание на сообщение о тайнах произведений Пушкина. При этом ваше предложение публиковать переписку меня ошарашило. Возникают… загвоздочки.
1. Штампы. Мы годами изучали «Пушкина» в школах, институтах, литературных кружках, на вечерах или празднествах, — что делало Пушкина, как нам казалось, понятным и близким. А я уверяю, что эта близость обманчива. Но, раз уж сведения приходят от меня, источника не авторитетного, трудно представить, что может последовать за заявлением: Пушкина следует изучать заново, — по методике совершенно другой.
2. Психология. Моей методики преподавания в Министерствах нет; и надеяться, что преподаватели «рус. яз. и лит.» с интересом отнесутся к известию — глупо! Сразу взорвётся их «Я» — самомнение! Потому что: А) На учёбу напрасно потрачено время. Б) Идеологи обманули, а их «Я» не заметило. В) Поэтому распространяли «это», повторяя «традицию», как попка-дурак.
Т.е. надеяться на внимание и поддержку «ведов» трудно: они ринутся защищать «своё» и «сами с усами»!
3. Идеология. Убеждать, что новое знание всемирно необходимо и плодотворно, толку мало. Об этом звонят к именам святых и классиков все религии, но А.С. Пушкина — Пророка и создателя Учения о Душе — в литературе канона нет. Зато есть доказательства вольных исследователей! Отсюда и вывод: наше образование ограничено туманом религиозной и государственной идеологии. И первый пример прямо перед глазами! Важное подчеркнул.

От Издательства «Советской Энциклопедии» с 1979-го по 1986 год.
«…Настоящий Словарь (Советский Энциклопедический) подготовлен коллективом сотрудников издательства «Сов.Энц.» с привлечением широкого круга учёных и специалистов…»
Подобные предисловия есть в каждом учебнике или пособии по русскому языку и литературе. Хотя! В издании 1999 года научно-редакционный совет (глава тот же А.М. Прохоров, но уже Лауреат Нобелевской Премии) в обращении «От редакционной коллегии» пишет: «Составители стремились избежать идеологических штампов, одностороннего освещения людей и событий. Главным требованием при подготовке Словаря были объективность, точность, доступность информации. В Словаре значительное место отведено биографическим статьям о выдающихся деятелях всех времён и народов. Как правило, в этих статьях указывается государственная (например, рос. физик), а не этническая, национальная принадлежность деятеля… (Исключение сделано для отечественных писателей, в статьях о которых, как правило, сообщается о языке, на котором пишет писатель (например, рус. писатель, тат. писатель)…»

Итак, факт №1: СЭСловаристы подпускали туман. И клятвенно обещают в новом труде это больше не делать. Но, сравни! В новом издании изменений особых нет! И литературные пособия не освещают понятия о Величие. Что же касается «вкуса и личного мнения», то подобные «мерки» достаточно внятно высмеял Пушкин, — но нам по сей день не понять, чем «великий русский» Пушкин отличается от великого украинского Т.Г. Шевченко. Ростом, количеством произведений, или языком, как исключение — правило?! В любом случае, каждая республика утверждает своих великих, будто величие автора определяется не мировоззрением или духовным влиянием, но лишь языком и постоянной пропиской. При этом Пушкин достаточно написал на Украине (Малороссия), в Молдавии и Бессарабии, а Гоголь, скажем, писал на русском, и тем уже не украинский? В общем, с точки зрения национального чванства, не актуальны основные вопросы: А) Что есть мера величия? Б) Кому, чему, чем мешал великий создатель литературного языка? В) Угрожает ли ныне?
Могучий русский язык, как пишут, созданный Пушкиным, остаётся хранителем тайн отношений правительств и великих образователей. И да, Достоевский намекал на «некие» тайны! Но, что понял сам? Открытый вопрос! Или закрытый? Не сказано! И то не понять, чем русский язык крепче молдавского? И то, не потому ли, что широкому кругу учёных и специалистов всё-таки не удалось избежать идеолого-штампов, поэтому «объективность, доступность и точность информации» остались в туманах небытия. И вспоминается Пушкин мне, на фоне песни Аллы Пугачёвой, по профессии — королевы эстрады, и русской по языку, даже если споёт на английском. «То берег левый нужен им (людям), то берег правый; дорог так много, он один на переправе». Так и увидел: юный Пушкин, в ватнике с чужого плеча и сапогах на вырост; сидит на безлюдном пароме. Ведь на дороге к парому — шлагбаум, возле которого слева и справа пушкинисты сидят за столами; с авторучками — копьями. И щит на шлагбауме приколочен: «ПУШКИН А.С. ВЕЛИКИЙ РУССКИЙ СОЗДАТЕЛЬ. Русским (по языку) вход запрещён. Переправа на профилактике. Подпись: «Решением широкого круга учёных и специалистов по языку». И, чуть не забыл! На пригорке попы кадят (дым реку и берега застилает), рядом цари, вожди и парторги; поют: «Лишь берег русский нужен нам! Наш берег — правый! А Пушкин, дальше пусть сидит… на переправе».

Помню, такую картинку вы хотели нарисовать. А пока обозначим. Откуда взять новые сведения, раз уж и царские идеологи не сидели без дела?

4. Непредсказуемые последствия. «Критическая Пушкиниана», подобная этой, в широких кругах никогда не обсуждалась! И хотя идеологи что-то сбоку признали, вовсе иначе звучит, когда живой не пушкинист, вдруг заявляет: «Ну-ка, други-учёные, извините, подвиньтесь!» Т.е. реакцию не предусмотришь. А я не хочу, чтобы вас «случайно» сбил неизвестный автомобиль.
5. Общественный резонанс. Такой материал надо преподавать, начиная со школьной скамьи, как и было с «тем Пушкиным». Но если у власти опять государственная религия, возмущённая «вольностями Пушкина», как вы надеетесь привлечь внимание к наследию Пушкина — в настоящем объёме?! Т.е. само по себе ничего не случается! Всё проявляется лишь под давлением жизненных обстоятельств. Но у нас всегда «Хлеб всему голова» и «Пока гром не грянет, мужик не крестится». А когда терпению даже крещеного приходит конец, тогда идеолог провозглашает: «Исторический опыт избавляет от войн. А просвещение дарит исторический опыт!» Тем не менее, просвещение подменяем обучением ремеслу, и опыты отметаем, как забытые лозунги, поэтому не способны без драк обсуждать щепетильную тему. И не потому ли Пушкин в дневнике упоминает: говорили с попутчиком о серьёзном и важном – спокойно.
6. Личное отношение. Пока нечто не утвердится в «узком кругу», говорить о новой методике преподавания — глупо. Сначала спросите себя, что получили из переписки; как восприняли тайное? Ну и, конечно, на время забудьте назидания Министерства образования и — читайте заново Пушкина. Сравните, что теперь вам откроет его «художественная литература». Раскроются ли в новом свете отдельные слова, политика, история, религия? Обостряйте вопросы! Впрочем, если вас не шокирует традиционная информация, — атеист, революционер, великий русский поэт и писатель, — тогда просто забудьте наш разговор. Потому что для меня эти штампы равны некрологам: рос, вырос, скончался от раны, полученной на дуэли; такое вот написал, и это следует понимать только так. Проще сказать: общеизвестные «собственные убеждения», подсказанные вам идеологией образования, я предлагаю не обсуждать. Тем более, внятное объяснение дарит духовное наслаждение, но и об этом не скажешь двумя словами! Значит, учтём: лучший слушатель тот, кто информацией прежней наелся до отвращения! Только такой будет слушать и, как только услышит — «Не хлебом единым…», — дальше весь смысл найдёт в себе сам.
В книгах бывает раздел «От издателя». Обычно там пишут: книга полезна. И вы сами сказали: идёт борьба за тираж, а товар без рекламы — покойник. Вот и представьте, что вы издатель, но мыслящий о читателе. Тоже ведь редкость! Так что, забудьте рекламные трюки и спросите себя, зачем это распространять? Проверьте на опыте, — ваши «оковы тяжкие падут…» или останетесь в прежних границах порожней фразы о «пророческом видении Пушкиным — революции»?

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

До мыслей о публикации надо собрать различные мнения и ответы на вопросы тех, кому интересна тема. И название этой акции мы уже обсуждали в «Первой тетради»: «ФОНД ВОЗВРАЩЕНИЯ ИМЕНИ…» Вот и всё. С Новым 2002 Годом! 31 декабря 2001 года. 21.00.

ИЗ ПИСЬМА В.З.П. – КИНОПРОДЮСЕРУ; ПРЕЗИДЕНТАМ И АКАДЕМИКАМ
О Пушкине А.С. — величайшем Пророке и Каббалисте. Прошу, отправь копии в Академию, Президентам России и Украины.
По существу. Во всех поездках и путешествиях я собирал материал для рассказов, телепередач, кино и т.д. Потом поехал в Германию снимать репортаж о марафоне старинных автомобилей, но… — теперь здесь живу и пишу «ВЕЛИКИЕ ТАЙНЫ ПУШКИНА». Только не воспринимай слово «Великие» по традиции — пусто. Я собрал не только мнение учёных о литературе, но и ответы на вопросы о связи веков, людей, их истории, быта. Так что нашлись и те, кто уже назвал сборник морально этическим, историко-политическим открытием в объёме темы —

«О литературе в истории, политике, религии, оккультизме и Каббале» Что полностью превосходит знания академиков. Но!
О чём речь? Если допустим, что творчество Пушкина является доступным Учением о Душе, — мы признаем Поэзию — Высшим достижением Мудрости. Тогда и «мистика» перестанет пугать и раскроет секреты древнейшей Словесности.
Откуда всё это взялось? Сейчас все полюбили аннотации и синопсисы, поэтому кратко можно сказать, что ключи к тайнам Пушкина, о которых вздыхал Ф.М. Достоевский («Пушкин оставил нам какую-то тайну, которую нам раскрывать»), нашлись в словах самого поэта: «Смешное с важным сочетал». Но образование предложило народу всё, что угодно, но только не важное; поэтому Пушкин, как величайший духовный наставник, философ, психолог или историк, нам неизвестен. Зато восхищаемся «пророками» иноземными, не представляя, что Пушкин был настоящим Пророком, которого не признало и не признаёт, как бы далее уничтожая, государство его же рождения. В первую очередь Россия псевдо религиозная, в которой слово «пророк» в корне искажено. Поэтому приходится подчеркнуть: мы разбираем значение слова «пророк» в объёмах чистого Единобожия, а не в рамках церковных догм (церковь, мечеть, синагога), где фигура пророка остаётся лишь культовым атрибутом. Т.е. точные переводы слова «пророк» я искал в языке Библейских сказаниях. Например.
1. Во Второзаконии есть слова Моисея (Моше): «Даст вам пророка из среды вашей». Но, в русском языке называют средой, серединой, нутром, центром — не только общество, круг друзей или племя, но и внутренний мир человека. Значит, пророк может родиться в любой семье, в любом государстве, — но взрослеет в себе.
2. Подобные «расшифровки» далее убеждают, что возлюбить ближнего можно и нужно, но начиная с личного «тайного» мира; раскрывая который, как предназначение личное, исцеляешь и возрождаешь разум. Поэтому «Воскресение» — есть духовная зрелость, изменение мировоззрения. Отсюда и вывод: тела мёртвые не воскресают. И весь «мистический» бред о чудесах, кодах и шифрах сразу же отпадает, как только изменим подход к пророческим произведениям.
В творчестве Реформаторов церкви, или Просветителей, Мастеров Возрождения, вовсе не сложно определить, заказ выполняет художник, или передаёт свои убеждения. Например, — тысячи читателей, специально не подготовленных, сегодня уже убедились: книга Дэна Брауна «Код Да Винчи» — лишь детектив, сработанный по заказу одной из религиозных сект (хоть Орденом назови), рвущихся к власти. Значит, не поверхностный подход к Слову может и обывателю показать: творчество Пушкина, освещённое в узких рамках лестной классификации «великий русский поэт», проявляет лишь несовершенство зависимости: русский. Хотя Великими и Величайшими издревле называют открытия тайн Мироздания, а не успехи в грамматике и литературе языка государственного. Т.е. Поэт — не просто стихотворец, но только тот, кто в гармонии слов передал ощущения Высшей Гармонии, а не бытовые заметки, «львиные» чувства и плотскую чувственность. Ведь даже в словах «поэтому» и «поэт» есть утверждающий корень! Плюс Эт, на языке библейском, близок к русскому утверждению: Вот. Скажем, «Вот провозгласил Творец». Так что все разговоры о языках и государствах Великих остаются в рамках идеологии дутого патриотизма, раз уж нам не понять того, что достаточно ясно сказал о поэзии А.С. Пушкин.
…Арист, не тот поэт, кто рифмы плесть умеет
И, перьями скрыпя, бумаги не жалеет.
Хорошие стихи не так легко писать,
Как Витгенштеину французов побеждать.
Меж тем как Дмитриев, Державин, Ломоносов,
Певцы бессмертные, и честь и слава россов,
Питают здравый ум и вместе учат нас,
Сколь много гибнет книг, на свет едва родясь!
Творенья громкие Рифматова, Графова,
С тяжёлым Бибрусом гниют у Глазунова;
Никто не вспомнит их, не станет вздор читать,
И Фебова на них проклятия печать.

Просто?! Так в чём же крамола мнения, что к Пушкину следует применять иные классификации? Тем более, языки развивались по обстоятельствам: война, торговля, переселения, мода, — нередко разобщавшие значения абсолютно равные. Скажем: Посланник божий, сам бог, Пророк, Арий, Избранный, Посвящённый или же Каббалист, – всё закольцовано одной Идеей, но, сколько к этому появилось разноречивых мнений! Поэтому, в связи с замкнутой деятельностью А.С. Пушкина, изложившего идеи Единобожия, я предложил классификацию «Каббалист — Тайный». Другое дело, что «тайный» требует пояснений.
Естественно, идеологи и учёные, не обременённые знанием полных объёмов значения этих слов, просто боятся скандала. А) Слово «каббалист» возвращает к иудаизму, который они же методически искореняют. Хотя: Б) Само искоренение демонстрирует идеологическую и силовую борьбу… религий за власть на культовом рынке и: В) убеждает, что первой верой народа, получившего кличку «русский», было Единобожие, а не язычество.
1. Только Единобожие может быть первым, потому что ощущение Высшей Силы обобщает все животные страхи в Единый — животный.
2. Язычество демонстрирует попытки разделить Силу на разные природные проявления, а так же найти средства задобрить нужную. Здесь же, исходя из корня слова «язык», основа возникновения разногласий на почве не равного восприятия зависимости человека от сил природы. А дальше уже появляются не равные способности пересказать или изобразить своё отношение к Силам, что ещё более усложняет задачу, и порождает жёсткую конкуренцию «истин».
3. Дикарские представления порождают культовые традиции, так же делимые на поклонение силам природы, или культу человека – царя Природы. И…
4. Развивается религиозный ажиотаж, бизнес и конкуренция культов, что оправдывает безнаказанный захват земель и порабощение массы себе подобных, но как бы иного сорта, неправильной веры.
5. В основе своей человек есть животное, хищник, поэтому идея власти Вождя укрепляется в поколениях новых язычников, провозгласивших Бога своим покровителем. И тут же…
6. Способность мыслить чуть шире порождает инакомыслие, обобщённое понятием «протестанты».

Все оттенки ведут к тому, что идеологию так же отражает раскол искусств на три лагеря оппозиционеров. Атеисты. Реформаторы культов. Сторонники Возрождения Единобожия. Ошибаюсь ли? Проверяйте!
Христианство отрицает языческое родство уже тем, что Евангелие от Луки названо «Благовестием для язычников». Так же скрыт факт конкуренции культов. И лишь исторические деяния убеждают: православие уничтожало иноверных; включая Пушкина, будто русским нет в нём нужды. По тем же причинам скрыты тайны его произведений. Значит, сколько угодно можно твердить о «Русской Духовности», но именно культ хищника и язычника остаётся «Русским духом» псевдо духовности, выраженной массой идей «великих» юродивых, знахарей и предсказателей.
О целителях, знахарях и предсказателях, как альтернативе религиозного и академического образования, уже можно писать диссертации. Скажем, «Язычество, атеизм и религии, — средства уничтожения знаний о Мироздании». Но заграница даст другой заголовок. «Русское язычество, атеизм, православие и правительственная идеология, — средства уничтожения сведений о Человеке и Мироздании». Тем более, оригиналы трудов настоящих пророков нам не найти, а развлекательно-отвлекающие, как Нострадамуса, известны только в отрывках. Что и преподано, как предсказания, хотя сам Нострадам назвал их «Центурии» — Наставления.

Осознавая причины и «тайные» методы искоренения сведений о народе и государстве, можно понять, что назвать Пушкина антисемитом, а иудаизм неверной религией могли лишь конкуренты — завоеватели, искоренявшие Благовестие Единой Воли и Совести. Только поэтому Ветхий Завет низводился до «Новозаветного», что обеспечивало завоевателей якобы божьим благословением. И вот результат: образователи не рассматривают заявления знатоков иврита и арамита, что в Ветхом Завете нет даже намёков на телесное нисхождение и вероятность распятия Бога. При этом обвинение, что евреи распяли Бога, или Иисуса Христа, как Сына Божьего, будто на века утвердилось с помощью идеологов и проповедников «правильной веры»! Примеры и доказательства этой «липы» есть в других письмах. А сейчас говорю о скорбном итоге: Литературное и общественное значение древнейших Учений теперь и в России искажено в пользу «чудес». Хотя Россия возникла как общность народов, избегавших «христианизации», в распространение которой огнём и мечом первой включилась Киевская Русь. Это и есть корень разногласия и причины, почему русским «по языку» не известны ветхозаветные истины и достижения Пушкина — Каббалиста. Точно, как и для русских «не русских» эмигрантов, и «каббалистов», забывших, что их царско-советское образование всё-таки зиждется на искажении ключевых слов: Пророк, Космополит, Единобожие, Каббала.

О современных авторитетах

Вопрос «Зачем приходят пророки?» остаётся за рамками даже беллетристики, потому что Процесс развития общества замер на плоскости «Культ и Традиция», где все представления не соответствуют естеству просвещения. Поэтому обиходные штампы, сквернословие, и жаргон, начиная с неверного толкования слова «народ», названы народной речью и собраны в словари «русского» языка, например, В.И. Даля. С другой стороны, энциклопедии новые, обогащённые атеистами, давно обладают материалом, достойным внимания академиков. Но дело выглядит так, будто царизм и атеизм вовсе скрыли огромный опыт Словесности, всегда возвращавший к важным событиям, отпечатанным в КОЛЛЕКТИЧНОЙ ПАМЯТИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА, как, например, великий катаклизм, почти одинаково описанный Греками, индусами, Шумерами, Майя, в Ветхом Завете и т.д. Это же касается и затопления МИФИЧЕСКОЙ страны Атлантида. Т.е. Знание тормозится умышленно! И проверить нетрудно! 1) Домашнее образование выделяло Пушкина из сверстников и удивляло преподавателей. 2) Сам Пушкин упоминает конкретную литературу в семейной библиотеке. 3) После смерти поэта полиция искала в доме запрещённые книги.
Какие? Ответа нет. Хотя в биографии М.И. Ломоносова узнаём, что у него был наставник и книги. Вопрос: не потому ли книги, наставник и сам Ломоносов, как носитель «коллективной памяти», сразу превзошёл «европейскую» академическую школу? Но и здесь история та же: о книгах не знаем, не ищем, а о наставнике известно одно: он — раскольник. Это же исключает ответ на вопрос: «А может быть, именно эти книги хранят рецепты возвращения России статуса исключительного государства?!» Тем более, иудаизм на Руси изгнали иноземцы: католики и православные, но вражда этих культов между собой лишь обостряла народный антагонизм.

О деле в объёме исследования.
Мы заново разобрали «тайны» отдельных слов и произведения не только Пушкина. Следовательно, Методическое пособие уже подготовлено. Остаётся спросить Правительство и Академиков: «Нужны ли вам эти тайны, как средство преобразования государства? Средство, гарантирующее постоянный контакт между правительством и народом»; на что изначально надеялся Пушкин, выразив отношение к делу в «Предполагаемом разговоре…» с императором Александром.
«Ах, ваше величество, если бы вам прочесть 6 или хоть 3 песнь из «Руслана и Людмилы». Эти слова хочу сейчас повторить, как вопрос: «Раскрыто ли то, что в этих шести или трёх?» Или всё остаётся на высотах открытий нашей учительницы русского языка и литературы, диктовавшей из года в год: «Посвящение к поэме «Руслан и Людмила» касалось подружек Пушкина. А власть царей и цариц, А.С. Пушкин, вдохновитель восстания декабристов и предсказатель победы Октябрьской революции, — считал необходимым свергнуть».
Мои собеседники возвращались к школьному тезису, будто подчёркивали: «всё остаётся». А мой вывод уже изменился.
Посвящение к «Руслану и Людмиле», суть обращение Пушкина в Высшие Уровни. Не менее интересно, что названия, и классификации Пушкина полностью соответствуют «именам» в Каббале иудеев, которую называют Методикой духовного постижения.
Сама же Методика (вкратце) сводится к постижению Закона развития человечества, выраженного в понятиях: «Скрытие Творца» и «Раскрытие Его Человеком». А закон и причины «скрытия и раскрытия», выражают: Ступени, Объекты, Уровни и Миры. Что полностью соответствует мифам, в которых фигурируют герои и заколдованные девы, преображённые «мастерами» культовой литературы в реальные личности. А ведь, по сути, мифы – первоисточники?!
Таким образом, приглашая царя прочесть поэму, Пушкин сообщал о личной способности постижения и изложения сути «Ступеней, Уровней и Миров». А не поймёт царь, зачем зря копья ломать, или «перед свиньями бисер метать»? Но, если пытаться пробиться к сути письма, в нём раскрывается: «Ваше Величество, позвольте сообщить о рождении на земле русской — человека, наделённого Даром услышать и объяснить Идеи Создателя, что непосредственно связано с судьбами Государств. Но с учётом того, что заявление без дел мертво, — обращаю Ваше внимание на мои произведения (их воспринимает народ), содержащие в себе…»
Впрочем, вопрос, «что содержащие», не прозвучал, и факт, что Пушкин предлагал своё знание государству, тоже утрачен!
Сам Пушкин знал, о чём писал «под сенью своего покрова». Плюс, намёки — намёками, но в письмах ссыльного Пушкина Плетнёву есть и открытое: «Я пророк. Вытаскивайте меня отсюда». Вопрос, — мог ли Пушкин забыть о цензуре? Или же думал, — пусть хоть так письмо попадёт к царю. Но! Либо Плетнёв не знал или не понял слово «пророк» в редакции Пушкина. Либо боялся идти к царю с ходатайством об отмене ссылки Пророка, допуская, что и царь это слово поймёт не так. Либо Плетнёв понимал зависимость царя от владык культа, коим не нужны пророки новые? В общем, ссылку не отменили. И не испытано уникальное, может быть, средство, которое, взамен кровопролитию и террору предлагал Пушкин-Пророк. А вдруг речь шла о действенной перестройке, истиной гласности и демократии, удовлетворяющей бунтовщиков-декабристов, религии, государей и государство? Неизвестно. Есть факт: трибуну Пушкину не предоставили. Отсюда и выводы.
А) Пушкин – поэт, патриот, монархист; но критиковал «православные» догмы.
Б) За это сослали его под надзор церкви, что убеждает …
В) Церковная власть в России — выше военной, гражданской и царской.
Г) О явном физическом устранении Пушкина, иноверца и еретика, речи не шло, потому что владыки хотели его гений «перекрестить», применимо к своим интересам. Ведь религии, после «Крестовых походов» и дикого правления инквизиторов, обладая несметным награбленным богатством, остаются диктаторами, но стремятся к имиджу нравственных, что всегда в большем почёте. Потому и нуждаются в поддержке знаменитых людей и авторитетных учёных.

Почти заключение
Основные причины искоренения Чистого Знания привели к тому, что формула — Пушкин-Пророк, — остаётся для русских, не русских или евреев Тайной №1. И да, лет 8-мь назад я призывал Правительство и Академии к накоплению материала. Но, либо письма не доходили, либо адресатам не до меня, либо казалась им не серьёзной просьба обеспечить меня (ныне гражданина Германии) возможностью работать в архивах и академиях России. В любом случае, теперь в помощи нужды нет. К тайнам Пушкина меня привели каббалистические представления о речи и языке, после чего произведения его пришли из памяти (коллективной?), чудесно произрастая из Каббалы. Точнее: Каббала открыла мне Пушкина, а Пушкин открыл подробности Каббалы, в объёмах, каббалистам «традиции» неизвестных. Так я ответил другу по эмиграции, когда он сказал: «Выводы не заслуживают внимания, потому что на твоих книжных полках нет полного собрания сочинений Пушкина». И вправду, для сравнения выводов я купил несколько книг; но материал был уже собран в полном объёме абсолютно нового Методического пособия по истории, литературе, искусствам и символам. Это Методика возрождения Науки Словесность, единственно способной возглавить науки о Человеке, — мне позволяет раскрыть внутренний смысл любого пророчества всех времён, народов и языков, если будет хотя бы механический перевод на русский язык.

«Сила действия равна силе противодействия». Презрение собственной истории (царизм, марксизм, ленинизм) порождает массу «исследователей», готовых поддакивать любой власти. Поэтому религии погрязли в культовых междоусобицах и фанатизме. А «дама лёгкого поведения» — история, даже не соответствует понятию о предмете. «Историю» берут из древних легенд (не Писаний): но без Словесности, как правил раскрытия текстов, приходим только к тому, что цитаты учёных нам твердят с пафосом попугая, но ничего не воплощают в жизнь. Как и написано в первом предисловии к сборнику: «Современное знание на академическом уровне равно детскому лепету с «умным» видом». Свидетельством этому весь существующий бред о «Кодах» Да Винчи, Библии и т.д. А новый материал к фильмам и радиопередачам на тему «Наука. Жизнь и религия», можно излагать и серьёзно, и сатирически. Как и развивались наша переписка. И название темы менее важно, чем интерес правительства к истории Государства Российского, и литературе, тайны которой живут даже в знакомых нам с детства сказках.

ПОЧЕМУ ПОПРОСТУ НЕ ИЗДАТЬ СБОРНИК?

Этот вопрос изначально не беспокоил меня. Я писал не детектив-кормилец. Собрать доказательства причин уничтожения Пушкина, казалось важнее, чем бегать с заметками по издательствам. Плюс, по реакции собеседников и участников переписки сразу стало понятно: это открытие мощнее атомной бомбы. И результат непредсказуем! В доказательство того, что Пушкин — Пророк Единобожия, пришлось обнажить суть известных религий, более чем, например, в «Разоблачённой Изиде» Е.П. Блаватской. И тем более важно подчеркнуть возрождение лжи, клеветы, вымысла и элементарного бреда. Т.е. ответы готовы, значит и тайны можно раскрыть и объяснить, независимо от языка и возраста изображения или текста. А мои объяснения к иллюстрациям, символам и аллегориям, значительно облегчают восприятие материала. Ведь образование практикует лишь хронологию! И какая цена такой «науке», если лишь правда крепит человека и государства? Иными словами: только рыночный интерес – не помощник делу.

Простые примеры
Большинство выводов совпало с открытиями каббалистов иудаизма. Но евреи у нас не в почёте, поэтому я специально собрал мнения не еврейских исследователей. И оказалось. А) Доктрины иудаизма не чужды русскому или немецкому разуму. Б) Расовые и национальные различия не имеют научной поддержки, как и звучные титулы: первопрестольность, Великая Россия или Германия, Великий русский или немецкий поэт. Но. В) Исключив подобные словосочетания из собственных рассуждений (как колючую проволоку), мы обратились к трудам каббалистов и получили — психологию человека. Оказалось, «не еврей», «еврей», «иудей» и т.д., это не нации, но названия ступеней духовного развития человека. Г) Национальная общность – всего лишь статистика, обоснованная различными нуждами. Пример: притча о переписи царя Ирода. Плюс, названия наций не обоснованы этимологически, но возникают, как клички народов; которые всегда возвышают себя, но унижают соседа. Д) «Национальный характер» формируется бытом, идеологией национализации, законами государства и религиозной подпиткой. Но в библейских рассказах имена персонажей и клички народов — это названия страстей и пороков, которые равно уживаются в человеке, независимо от нации. При этом деление наций на «исключительные» или «ущербные» ведёт только к национальной вражде. И мнение моё не единично!
Вот анонс книги Надежды Поляковой «Библейские истории»: «В раздел (…) включены беллетризованные сюжеты из Ветхого Завета. Персонажей этих историй обуревают те же страсти, что и наших современников, — ревность, коварство, мстительность, лесть, алчность, жестокость, борьба за власть. Меняются времена, а суть человека и его отношений с другими остаётся неизменной». (Книга – почтой, Берлин, Каталог «Геликон» №33, 2004г.)
Наконец-то, дошло! — воскликнул, когда прочёл. Но «суть остаётся неизменной», лишь потому, что изменить никто не пытался! Или? Тогда я искал мнения других авторов. И вот, их теперь (в 1999 году) у меня десятки (В.Д. в 2016 году уже сотни), поэтому позволяю себе заявить: 1) Чистое знание возникает во все времена, повсеместно, невзирая на ухищрения культов. 2) Чем больше лгут идеологи, тем мощнее ответы вольных исследователей.
3) Игнорировать факт возрождения истины, — возбуждать недоверие народа.
Но если признать, что Писания иносказательно передают ступени или этапы процесса взросления, как ощущения Человеком Творца, тогда…
1. Ступени развития способности услышать Глас Божий. Всё отражено в дополнении буквы к имени Аврам, но об этом лучше – отдельно. Далее — Пасхальная агада (сказание) иудеев. Авраам услышал Глас Божий: «Выйди из своего племени…» Вышел. В «другой земле» получил прозвище Авраам-иври; где «иври» от глагола «ми эвер»: пришёл «из-за реки, вышел из реки». Какой, не суть важно, даже если упомянуто для того, чтобы сказанию придать вид документальный. Так же сказано, — в пути поднимался, спускался. Т.е. по теме важнее, что слово «еврей» — символ и обобщение; перешёл некую реку — пришелец. И река – символ: поток, русло, границы, течение, традиция и отупляющая идеология стада. Как все, так я; есть течение, как вожак, он ведёт. А тут Авраам, герой агады, значит, иносказательно вышел из реки, как потока мышления узкого. Т.е. «еврей» — новая ступень духовного возраста человека. От А – атеист, до Я — еврей. И это всё — умозрительно, потому что жизнь постоянно развивается из примитивно-словесного и материального восприятия истин.
Мифы преображались. И образность, начиная с различия цвета кожи, заковали в образы — персонажи людей, что и рождало имена и обобщёния-клички этносов. А раньше «сепаратисты» делили: солнце,- луно,- идолопоклонники, язычники, наконец, евреи. Но, опять, степень восприятия Бога, но никак не нация. Ибо такая «селекция» характеризует лишь примитив мышления «историков и этимологов».
Попытки дать библейским иносказаниям научное основание привели к отличию человека «царя Природы» от созвездий или животных подобий. Но и тут теоретики поднялись только до отличия от обезьян: человек прямоходящий, говорящий. Хотя древние уже знали понятие «славянин» — человек красноречивый, способный выразить ощущения божественной связи; и «немец» — немой, потребитель, не способный выразить радость жизни словами и песнями.
В сумме, к нашему времени пути познания возвратились к библейской рекомендации судить о человеке и обществе по делам. Ведь и тут разделение восприятия! Одни судят героев мифа или сказания — именно «по делам», будь он даже комариком или бабочкой, а другие героя обожествляют! Поэтому я написал: сказки и мифы, как источники назидания, — с веками пришли к «историям», где вместо лягушек и рыбок возник человек, семьи, группы по мировоззрению, друзья и враги. Отсюда и новые титулы: пророки, каббалисты, посланники божьи. А напротив — посланники Сатаны. Все – люди! Но, — жизненные и духовные постижения были названы Каббалистами Светом Творца, поэтому слышащий, видящий и ощущающий благотворную связь, назван был Просветлённым, Пророком или же каббалистом, получающим этот Свет. Кстати, лэ-кабэль на иврите — глагол «получать». Значит, в общем процессе развития конкурирующих теорий, развилось понятие о власти над человеком чистых — нечистых сил, поэтому одни — просветлённые, а другие живут во тьме, как слепые, глухие, немые. При этом в «сатанисты» попали разнородные тёмные примитивы: предсказатели «концов света», идолопоклонники и т.п.
Удивительно ли, но тут есть важные замечания диссидентам и каббалистам.
1) Ругать жизнь даже в рифму, не замечая её благотворных сторон, всё равно означает, что человек — «немой»; немец, но не славянин.
2) И каббалист — только лишь тот, кто постиг суть блага всего Создания.
Проще сказать: славянин, поэт, каббалист – тождества.

Выводы просветлённых Пророков издавна искажены примитивистами, чья «научность» строится на большинстве голосов профанов, хотя простые, но точные объяснения издревле существовали в сказочном творчестве любого народа. Разве что Рай (ПаРДэС) евреев и греков — индус называет Шамбалой, Платон – Атлантидой, Плотин — страной Уллиса, а Пушкин — Лукоморьем. Но и Лукоморье взято им из «Моря Лукоморского» древне-русских народных сказаний. Т.е. значения чистых символов и аллегорий – равно для всех народов и языков мира! Но! Общее и псевдо народное образование этому не уделяет внимания, поэтому трудно признать, что «еврей, иудей, израэль» — это названия стадий духовного пути индивидуума. А на других языках этот же «путник» назван арийцем, аристократом или жрецом.

ТОЛЬКО ДЛЯ АРИЕВ…

написано на скамье в музее «Старая синагога» (г. Эссен, на месте синагоги, сгоревшей во время еврейских погромов). Это и есть «по делам»; зримое следствие отсутствия сведений о народах и прозвищах. Ведь, кто назвал, когда и почему так, не иначе, логических объяснений идеологи не дают. Зато вещают: «Патриоты веками боролись за право быть русскими, немцами или…» Но зримо — только «боролись». И то, что на языке германцев корень «рос» — в словах сажа, ржавчина, рабочая лошадь. Такая этимология противна гордому «великоросу», но приятна немцу, который услышал за кружкой пива, что он ариец. Всем приятнее считать себя потомком Ариев и Царей, чем ржавчиной или кобылой.
Так же понятна природа нарицательных кличек стражей порядка: легавый, мент или мусор. Друг — А. Заступайло считает, что МУСор — из аббревиатуры «Московский Уголовный Сыск». Тем не менее, немецкий «рос» обошёлся без аббревиатуры, но только суть «по делам» ведёт к способности лишь служить; не строить, не изобретать, не созидать. Как один мне гордо сказал: «Я русский мент! Могу только бить и стрелять». Я рассмеялся: под защитой закона и милицейской братвы каждый может бить и стрелять. И предложил менту эксперимент, — один на один с не русским, каков он боец? Кстати, я вдруг понял причины дуэлей Пушкина! Пара «особенных» слов и… Впрочем, русский мент стреляться и драться сразу же отказался, но согласился: легавый и в Африке мент, а русский, в лучшем случае, «по языку». Так мы пришли к «ментам» плохим и хорошим, и почётному званию «Защитник правопорядка», которого этот мент не имел.
Ближе к выводу то, что по высотам духовного образования, а не псевдо нации, немало русских исследователей — евреи. Это же говорят о Пушкине! А об учётном «еврее» с иронией замечают: «Ну, какой он еврей? Будь хоть трижды обрезан, в кипе и с пейсами, — болтается в тех же страстях и пороках, что «не евреи»! Свинья и свинья; не о чём говорить». И это итог: русский Пушкин велик Даром проникновения в сферы Высшего Разума! А величие других русских определяет, знают ли, что дар Пушкина славить Жизнь, равен псалмам Израэля — не по нации, а по духу? И вообще, что знает о русском Пророке нация? Надоевшее миру слово «Великий» не раскрывает величия литературы! Плюс, о Пушкине энциклопедии пишут: космополит; и не приписано, русский. А при Сталине «космополит» — предатель Родины. Казуистика? Или это пришло с царских времён?
О чём, собственно, речь? — я слышал неоднократно, поэтому повторю. Вражда процветает на разделении человечества по нации и религиям, а устранение антагонизма зиждется на разоблачении этих псевдо теорий. Вот, например, что об этом писал Л. Толстой. (Статья прислана из Австралии семьёй Любарские-Диновицер). Здесь я кое-что подчеркнул.

ЕВРЕЙ – СИМВОЛ ВЕЧНОСТИ

Л.Н. Толстой. Статья. Публикация 1891 года
«Что такое еврей? Это вопрос вовсе не такой странный, каким он может показаться на первый взгляд. Посмотрим же, что это за особое существо, которое все властители и все народы оскорбляли и притесняли, угнетали и гнали, топтали ногами и преследовали, жгли и топили, — и которое назло всему этому всё ещё живёт и здравствует. Что такое еврей, которого никогда не удавалось сманить никакими соблазнами в мире, которые его притеснители и гонители предлагали ему, лишь бы отрёкся от своей религии и отказался от веры отцов?
Еврей — это святое существо, которое добыло с неба вечный огонь и просветило им землю и живущих на ней. Он — родник и источник, из которого все остальные народы почерпнули свои религии и веры.
Еврей — первооткрыватель культуры. Испокон веков невежество было невозможно на Святой земле — в ещё большей мере, чем нынче даже в цивилизованной Европе. Больше того: в те дикие времена, когда жизнь и смерть человека не ставилась ни во что, рабби Акива высказался против смертной казни, которая считается нынче вполне допустимым наказанием в самых культурных странах. Еврей — первооткрыватель свободы. Даже в те первобытные времена, когда народ делился на два класса, на господ и рабов, Моисеево учение запрещало держать человека в рабстве больше шести лет.
Еврей — символ гражданской и религиозной терпимости. «Люби пришельца, — предписывал Моисей, — ибо сам был пришельцем в стране Египетской». Эти слова были сказаны в те далёкие варварские дни, когда среди народов было общепринято порабощать друг друга. В деле веротерпимости еврейская религия далека не только от того, чтобы вербовать себе приверженцев, а напротив — Талмуд предписывает, что если нееврей хочет перейти в еврейскую веру, то должно разъяснить ему, как тяжело быть евреем и что праведники других религий тоже унаследуют царство небесное.
Еврей — символ вечности. Он, которого ни резни, ни пытки не смогли уничтожить, ни огонь, ни меч инквизиции не смогли стереть с лица земли; он, который первым возвестил слова Г-спода; он, который так долго хранил пророчество и передал его всему остальному человечеству; такой народ не может исчезнуть. Еврей — вечен, он олицетворение вечности». (Для «Русской газеты» статью подготовил А. Нортиц.)

Это читал впервые. И, не углубляясь, кто, кого повторил, знаю, что и А.П. Чехов написал подобное. Но «русская классика» эти мнения не афишируют, поэтому и дискуссии о символе вечности нет. По той же причине, даже ощущая в произведениях Пушкина «философские вольности», исследователи 19 – 20 вв. всё более путались, рассматривая не символ, но человека еврея и нацию. К слову (прислано Л. Розин), цитаты из размышлений В. Розанова.

«Кое-что новое о Пушкине

«…Нельзя собирать сто первого зерна ни с какого колоса. Но если формулы, характеристики, очерки «вообще» — не нужны, то наступает настоящее время для «Пушкина в подробностях». Крошечные его пьесы суть часто миры прелестного и глубокого. И (…) решительно заскучав над «Пушкиным, как человеком», «как национальным поэтом», «как гражданином» и (т.д.), мы можем отдохнуть и насладиться, и надолго насладиться эстетически, идейно и философски просто над одною определенною страницею Пушкина. Здесь для остроумия критика, для историка, для мыслителя — продолжительная прохлада от зноя мысли, от суеты мысли; огромные темы для размышления и наблюдения (…)
…Мы удивляемся, почему «жид» побеждает русского, да победил и француза, между тем, в строках Пушкина есть ответ на это. «Жид» — всемирный старик, а между тем все европейские народы еще очень молоды и как-то малоопытны душою. Старик всегда обойдет юношу, не потому, чтобы он был умнее и даровитее его, и в особенности не потому, чтобы он был нравственно крепче его, но потому, что он опытнее, больше видел и наконец более вынослив. В чисто вводном лице, на минуту и побочно введенном в пьесу, Пушкин и набросал эти главные и существенные черты, под которыми мы должны рассматривать «загадочное лицо» европейской цивилизации. Если мы сравним с этим очерком знаменитого Янкеля у Гоголя, мы поразимся, до чего мало схватил Гоголь в теме, как скользнул по ней. Янкель болтает ногами, когда его хотели бросить в Днепр — во-первых; Янкель бормочет, покрывшись простынею во время молитвы — во-вторых; и в-третьих — Янкель называет, пробираясь в тюрьму, хорунжего полковником. И (…) не выходит ничего всемирного, как в смысле значительности, так и силы. Пушкин сразу угадал: всемирное в «жиде» — его старость (…)
…Так и еврей. Что такое в нем хорошего — это знают его дети, его жена, его отец. Мы знаем в нем только отвратительное: пронырство, жадность, торговую безжалостность. Но замечательно, что Пушкин сумел растворить сатира и уловить, что изнутри и для себя они вовсе не то, что снаружи и для нас. У него есть «Начало повести», т.е. был обширный сюжет на обширную тему, которого выполнено только начало:
В еврейской хижине лампада / В одном углу горит; (…)
Стучатся к ним — семья вздрогнула. / Младой еврей встает и дверь
С недоуменьем отворяет — / И входит незнакомый странник…
Что хотел рассказать Пушкин — неизвестно. Можно только догадываться, что он хотел взять средневековый сюжет из истории религиозного преследования евреев, и «незнакомый странник» есть или дозор св. инквизиции, или член какого-нибудь еще иного судилища. Но оставим предположения. Ни кожаных застежек на книгах, ни лампад у евреев нет; здесь вся внешность неправильна (откуда вывод? – мне не понятно. В.Д.); и тем правильнее — дух, «Лампада» есть способ нашего европейского религиозного освещения, и Пушкин безотчетно (? – В.Д.) употребил его как способ религиозно осветить и выразить то, что и в самом себе священно. «Жид» взят здесь в том особенном сцеплении отношений, которое составляет его всемирную крепость. После тех аллегорических, символических и преобразовательных истолкований Библии, которые были сделаны на Западе и Востоке в средние века и ни малейше не отвечают ни тому, как сами евреи понимают смысл священной своей книги, ни ее прямому, чистому и незапутанному значению, можно кажется остановиться на мысли, что весь библейский теизм есть собственно семейный теизм, что здесь как его родник, так и предметное устроение. И Пушкин это понял и безмолвно указал (…)
…Догадки г. Щеглова (…) очень правдоподобны и мы должны быть благодарны автору уже за то, что он наводит мысль исследователя, открывает дверь исследованиям».
Конец цитаты.

На книжных прилавках не найти этимологии слова «жид». Но в «Первой тетради» этого сборника пробел я восполнил, поэтому здесь вопрос, как гонение евреев превратилось в историю?
Искажение аллегорий и символов Библии и произведений Пушкина, будто навсегда отняли у нас понятие о прямом — чистом значении слова. Одни авторы заявляют, что Пушкин нечто «писал безотчётно»; и в статье В. Розанова мы получаем информацию «на воде». От «Что хотел рассказать Пушкин – неизвестно», — до: «И Пушкин это понял и безмолвно указал». Т.е. указал? А что, где, кому, зачем? Читатель внимательный сразу видит «весомый» повтор! Достоевский на Днях памяти Пушкина говорил: «Он оставил некую тайну, которую нам открывать». Т.е. опять перефраз! А что открыли с тех пор? «…наводят мысль исследователя, открывают дверь исследованиям». А сами?
Лично я собрал полный пакет доказательств, что не только «Лампада» Пушкина имеет древний символический смысл. Но, как сказано выше, дискуссий о символах вечности нет. Большинство авторов писали о литературе и Пушкине, будто попискивали. Намекали или вздыхали о тайнах и языке великом, но не объясняли могущества. И всё потому, что в государстве, подавленном антисемитизмом, любая информация о древнем наследии всегда ведёт к плахе, виселице или ссылке. Л.Н. Толстому церковь провозгласила Анафему, что влекло за собой утрату графского титула и т.д. Значит, не удивительно, что даже храбрецы, касаясь евреев и каббалистических тайн русского Пророка Пушкина, обходят вопрос стороной. И не потому, что о духовных классификациях знали лишь понаслышке, и не потому, что евреи скрывают известное!
Пример в книге «Каббала. Тайное еврейское Учение» М. Лайтман, преподаватель Каббалы в Израиле.
«Книга ЗОАР, как и вся Тора говорит только о Создании – Человеке — и об отношении Создания с Творцом. Т.е. речь идёт о едином создании, но никак не каждой личности-человек в отдельности. Все внутренние свойства Человека Тора называет именами нашего мира: стремление к Творцу называется ИЗРАЭЛЬ; стремление к самоудовольствиям называется – НАРОДЫ МИРА. Но нет никакой связи между этими названиями в Торе с евреями и прочими народами в нашем мире. Каббала обращается к Человеку!»
«С древних времён Книза ЗОАР предупреждает: «Знай и сообщи всем: там где в этой книге употребляются такие слова как ГОЙ – иноверец, нееврей, НАРОДЫ МИРА и пр. – всё это относится к глубокой древности, к народам, которых не коснулся свет веры и образования, которые не знали о Творце и не обращались к нему. Народы мира в наше время – ещё с тех пор, когда писалась Книга – исповедуют основные веры, почитают Тору и считают ей основой, а Моше – Моисея – пророком; и запрещено говорить нам, писать или думать что-то плохое о них. А наоборот, предупреждены мы Торой и её мудрецами, чтобы относились с участием к их благополучию, молились за их здравие, процветание их государств и управляющих ими. Да возвысит Тору Творец!»
Значит, не скрыто? И — «Запрещено говорить нам». Но иные опыты «богоборства» никак не стыкуются с отношением к евреям и иудаизму. Пасынки иудаизма сначала придумали себе врага, евреев по нации, затем их обвинили в распятии Христа, а потом, как бы во славу Господа (?!) истребляли евреев, включая и просветителей не евреев. А получается просто: «Еврей – символ вечности», а не телесное братство.

Как подобные выводы будут представлены за границей?
Об этом думалось постоянно. Материал, связанный с именем Пушкина, сразу отметает псевдо представления об эзотерике, оккультизме и Каббале, хотя этим полны прилавки «русского» книжного рынка! Здесь же брошюры об Атлантиде Платона, в коих «русские исследователи» лишь копируют иностранцев. О какой же русской культуре речь, если даже поверхностный взгляд убеждает: ЗЕМНОЙ АТЛАНТИДЫ НЕ БЫЛО. Но есть факты:
А) Русские учёные не в силах раскрыть элементарные иносказания, поэтому их трактаты о тайнах, кодах и эзотерике не освещают понятий: Величие, Независимость, Вольность.
Б) Русское образование питается плагиатом, культивируя больное воображение масс. И что получит Россия и Украина, если издать сборник в Германии или Америке? Ответ: позорное разоблачение. Но мне скандал не интересен: я не злопыхатель, не диссидент, поэтому и прошу письма отравить Президентам и Академикам Родины Пушкина.
1. Планомерное распространение материала исключит диссидентские и психопатические выпады религиозных фанатиков и «рецензентов», не представляющих, о чём речь.
2. Академические исследования позволят сравнить выводы разных Пророков.
3. Произведения Пророков позволяют раскрыть закономерность развития Российской, Украинской и Мировой истории, и дешифровать любое древнее произведение, включая летописи и пророчества. Тем более, пророчества Пушкина: а) выше всех существующих; б) его произведения в большей мере известны; поэтому — в) развитие нового материала можно начать со школьной скамьи. А просто тусовка на «книжной ярмарке» меня не беспокоит…

О БЛАГОВЕСТИИ ВОЛИ И СОВЕСТИ

Знакомые академики, литераторы и лингвисты отказались участвовать в деле. Но подключились друзья из «СССР», Турции, Германии, Голландии, Бельгии, Израиля, Франции и Америки. Задавали вопросы, искали примеры и объяснения в произведениях Пушкина, присылали иллюстрации древних изображений, схем, книги, статьи. Так и обошлись без бомб диссидентов и стонов об «исконно русских» или евреях. Да и кто верит «исконному»? Кто и когда на Руси всерьёз воспринимал правительства и религии? Кто прекратил воровать, а хоть у брата? Единицы! Этот остаток живёт по совести или чести, а не по кодексам государств. С другой стороны, идеологи постоянно твердят о Великой Духовной России, а народ каждый раз полагается на Христа или Ленина, параллельно мечтая сбежать за границу, или спрятать там миллионы. Т.е. псевдо идеи колеблются, как одуванчики на ветру, но не решают проблем, потому что критерия нравственности нет. А пример Учения Пушкина о Душе, есть даже в отрывке стихотворения.
Ах! чувствую: ничто не может нас / Среди мирских печалей успокоить;
Ничто, ничто… едина разве совесть. / Та, здравая, она восторжествует
Над злобою, над тёмной клеветой… / Но если в ней единое пятно,
Единое случайно завелося, / Тогда — беда! Как язвой мировой,
Душа сгорит, нальётся сердце ядом, / Как молотком, стучит в ушах упрёк,
И всё тошнит, и голова кружится, / И мальчики кровавые в глазах…
И рад бежать, да некуда… ужасно! / Да, жалок тот, в ком совесть нечиста.
Этот же отрывок упоминает в речи о жизни и творчестве Пушкина церковный владыка; в миру Храповицкий. Упоминает, но не Учение о Душе. Так что каждый решает сам, чьё толкование ближе к идее Пушкина. С условием: мой вывод свободен, а Храповицкий сам пишет, что всё обязан свести под религиозное назидание. Многоликая речь Храповицкого есть в юбилейном (1999 г.) выпуске Энциклопедии Пушкина (копия у меня в «Исходных»), поэтому в продолжение разговора о совести и акцентах, я предлагаю то, что прочёл на стене предприятия.
ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1

  1. Здравствуйте, Наум Валентин Дорман!
    Не обижайтесь, пожалуйста, но имя Ваше мне ничего не сказало, хотя я родом тоже из Одессы. Зато название романа «Великие тайны Пушкина» по многим причинам привлекло внимание. Трудно судить по нескольким фрагментам о достоинстве целого произведения. Но то, как Вы обрисовали проблему и подошли к ней, как говорится, не щадя живота своего, свидетельствует о многом в Вашу пользу.
    О том, что советское и постсоветское литературоведение опошлило, примитизировало и донельзя упростило образ фактического создателя русской литературы, наклеив ярлык национального гения и, простите за просторечие, похерило его под этим ярлыком, наведя так называемый христоматийный глянец, — это ещё полбеды. А вот что политический официоз определил себе на службу гениального певца свободы, лишив творчество А.С.Пушкина интернационального звучания и всячески препятствовал тщательному изучению богатейшего наследия, несмотря на огромное количество пушкинистов, как и то, что сознательно подчёркивал «революционность» и «патриотизм», упуская и не желая даже приблизиться к тайне Пушкина, о которой Вы говорите, — это преступление. Вы правы: тайна существует!
    Я преклоняюсь перед Вашей смелостью, трудолюбием и бескорыстной любовью к гению. Преклоняюсь перед Вашим энтузиазмом и с нетерпением жду публикации Вашего такого необычного, но явно выстраданного и долгожданного романа о творчестве А.И.Пушкина, о его незаурядной человеческой личности, о его тайнах, о его гениальности.
    С искренним уважением и пожеланием успеха,
    Светлана Лось

    1. Светлане Лось.
      То, что мы не знакомы, — в этом нет ничего обидного или удивительного. Виной этому разница в возрасте или пути-дорожки, которые не пересеклись.
      Спасибо за внимание и ясное выражение вашего отношения к фрагменту. Надеюсь, дальнейшее изложение причин, почему более 40 лет я занимаюсь этой темой и подбираю необходимые доказательства выводам, — вам не покажется скучным.