Еврейская книга на русском языке

Не так давно я получил письмо от владелицы одного канадского книжного дома, сообщающее, что она «пробежала глазами» один из моих рассказов, опубликованных в фейсбуке и, как следствие, ознакомилась с моим блогом.

Далее было высоко оценено мое дарование и высказано предложение написать что-то на тему о еврейских книгах на русском языке и попутно поделиться моим мнением о перспективах такого бизнеса.

Тема показалась мне интересной. Я изложил свои мысли, гордо отказавшись от предлагаемого гонорара. Ответа на мое письмо не последовало, и после повторного напоминания я написал в этот самый книжный дом, что считаю себя вправе опубликовать написанное мною эссе.

Каких только чудес не бывает на свете… Канадский магазин-издательство еврейской книги на русском языке рассылает еврейские книги по всему миру, туда, где есть евреи. А где евреев нет? Это хороший вопрос. Второй хороший вопрос: а как может такой бизнес выжить?

Сколько евреев читают книги на русском языке? И не просто евреев русскоязычных, но еще и религиозных, или хотя бы интересующихся религией?

В начале 80-х годов прошлого века я приехал в Нью-Йорк. Собственно, Нью-Йорком называют Манхэттен. Вернее, NYC, т.е. Нью-Йорк Сити. Адрес на конверте может быть написан NY NY. Это для чего так писать, дважды упоминая этот адрес? А для того, что существует еще штат Нью-Йорк, и, значит, письмо отправлено в этот штат и в этот город.

Остров Манхэттен является одним из пяти районов большого Нью-Йорка. Есть еще Бруклин, Квинс, Статен Айленд и Зе Бронкс. Почему Зе (the)? Потому что это была чья-то фамилия.

Огромные территории населяют более 11 миллионов человек. Америка – страна иммигрантов, и люди старались селиться поближе к своим. Евреи к евреям, ирландцы к ирландцам, китайцы к китайцам и т.д.

Образовались огромные поселения по национальному признаку. Люди жили сообразно своим традициям, соблюдали свои религиозные обычаи, читали литературу и газеты на своем языке. Строили свои национальные магазины, театры, рестораны и, естественно, молитвенные дома. Евреи строили синагоги, христиане – церкви в соответствии с религиозным течением, которому принадлежали.

Иммигрантов, прибывших из России, подразделяли на три основных волны.

Первая волна, начало XIX века. Сначала прибывали изгнанные из очередного государства евреи. За ними прибывали изгонявшие, в свою очередь изгнанные, захватившими власть большевиками. Царская Россия, изгнавшая евреев и создававшая погромы, в свою очередь пережила ужасы грабежей, убийств и издевательств.

 

Вторая волна русскоязычного населения прибилась к американскому континенту после второй мировой войны, спасаясь от победившего советского общества. И, наконец, третья волна русскоязычных граждан хлынула в конце 70-х прошлого века. Евреи первой волны селились в массе своей на Нижнем Ист-Сайде Манхэттена, по-соседству с итальянцами, образовавшими литл (маленькую) Италию. Южнее селились китайцы, а севернее – латинос (выходцы из Латинской Америки). Жили, не перемешиваясь, каждый занимался своим делом, иногда воевали, иногда создавали совместные банды. Дети учились, становились американцами и уезжали.

Евреи открыли первые в Нью-Йорке оптовые рынки. Рыбные, овощные, товарные. Строили различные фабрики. Шили постельное белье, трикотаж и прочую одежду. Открылось бесчисленное количество лавочек, магазинов, мастерских и магазинов. Нижний Ист-Сайд обтекал один из многочисленных рукавов Гудзона. Его называли Ист-Ривер. Евреи переправлялись на лодках на другой берег и строили загородные дома. Этот район назвали Вильямсбург. В этом районе проживало огромное количество религиозных евреев, выходцев из западной Европы. Они сохранили до сегодняшнего дня свою религию, обычаи и культуру. В религиозные праздники они надевают круглые меховые шапки, длинные белые чулки и короткие бриджи. Мальчики носят длинные пейсы, а девочки длинные платья, как мамы. У этих религиозных евреев свои школы и свои школьные автобусы, и они практически не изменились с момента переселения в Америку!

Еще одно большое комьюнити евреев образовало район компактного поселения в Бруклине в районах 13-й – 15-й улиц под названием Боро-Парк. И сегодня это огромный район проживания религиозных евреев, курсирующих между Боро-Парком и Вильямсбургом. Евреи расселились по всем районам Нью-Йорка, и в 50-х годах прошлого века их число в Нью-Йорке доходило до 25 % населения.

Третья волна иммигрантов из России состоявшая из различных смешанных групп, в основном, нерелигиозных, основала комьюнити в районе Бруклина Брайтон-Бич. Появились русские магазины, рестораны, книжные магазины и даже фабрики, производящие продукты питания. Все это огромное комьюнити читало, писало и говорило по-русски. Появилась газета «Новый Американец» с Сергеем Довлатовым в роли главного редактора. Радио и телевидение на русском языке стало повседневным и непременным явлением жизни общины.

В восьмидесятые годы прошлого века Нижний Ист-Сайд стал понемногу угасать. Зарывались фабрики и магазины. Знаменитую еврейскую закусочную «Деликатесы Катца» наполнили латинос и только фотографии знаменитых звезд Голивуда во главе с Барбарой Стрейзанд напоминали о бывших посетителях этой, некогда притягательной точки общепита. Умер хозяин знаменитой с начала XIX века закусочной «Йонатан Кныш», а дети даже не думали продолжать традиции отца. Все приходило в упадок и вытеснялось латинос или китайцами. Те же китайцы захлестнули район «Литл Итали»!

В 70-х годах прошлого века был популярен еврейский анекдот. Два еврея разговаривают на улице, подходит третий еврей и говорит: «я не знаю, о чем вы говорите, но ехать надо». Возможно, Божьим провидением, возможно, бездарностью советского руководства, доведшим «самую читающую страну мира» до полного краха, но под давлением Америки и возможностью обменять евреев на договора о продаже продовольствия, железный занавес приоткрылся, и поток евреев, поначалу робкий, превратился в реку, уносящую евреев к новой жизни. За еврейскую жену или мужа давали 10 000 тогдашних рублей – стоимость автомобиля на черном рынке. В 1978 году из России выехало 59 000 тысяч человек. Правительство спохватилось, и поток стал иссякать.

Пожилое поколение читало и писало по-русски, молодое поколение дома говорило по-русски, а вот читать уже предпочитало по-английски. Эмигрантская жизнь, с ее проблемами выживания и адаптации, заставляла быть такими как все. Родители не были религиозными, и жизнь в советской стране требовала, хотя бы внешнего отказа от веры предков. Для американцев все выходцы из России считались русскими, независимо от национальных корней. Никакие возражения, типа, я был по паспорту евреем – не принимались. Только приверженные к иудаизму, т.е. отправляющие все религиозные обычаи и правила, признавались иудеями, следовательно, евреями: еврей это не национальность, а религиозная принадлежность.

Евреи осознавали свою принадлежность в Судный День. Они шли в синагоги, надевали талес и каялись в грехах. Их называли «Йом-Киппур евреи».

Однажды мне довелось абсолютно случайно оказаться в районе, который назывался Кроун Хайтс. Район довольно мрачный и пугающий, населенный, в основном, выходцами из африканского континента. Мне пришлось там заночевать, и я постоянно просыпался то от звуков выстрелов, то от истошных криков. По дороге к автомобилю, запаркованному на заправочной станции, я увидел множество людей, в одежде, выдающей принадлежность к любавическому религиозному еврейскому течению.

Это был Истерн парквей, центр поселения евреев, последователей любавического ребе. Сам Менахем-Мендл Шнеерсон не желал никуда переезжать, несмотря на различные предложения. Попасть на прием к нему считалось большим счастьем. Каждому, кто обращался к Ребе, наливали рюмку водки и выдавали 1 бумажный доллар. Этот драгоценный доллар хранился как святыня. Менахем-Мендл Шнеерсон был последним из семи любавических Ребе и многими последователями признан «машиах», т.е. мессией. Множество государственных деятелей, как иудеев, так и представителей других конфессий, стремились попасть на прием к любавическому Ребе.

Еврейская религия, в отличие от других, никогда не стремилась к мессианству. Христианские и исламские властители насаждали насильственное обращение в свою веру порабощенных народов. Любавический Ребе являлся вождем Хабад – Любавического движения и считал основной своей миссией привлечение каждого еврея к выполнению заповедей Торы. Во все страны мира, где живут евреи, отправились посланники Ребе. Они создавали комьюнити, организовывали синагоги, ешивы и помощь всем евреям, нуждающимся как в духовной пище так и повседневном быту. Посланники привозили еврейские книги, изданные на языке страны, понятном и доступным каждому, кто хотел знать о вере предков.

Последний Любавический Ребе похоронен в Нью-Йорке, и каждый год посланники Хабад-Любавичи в день памяти Ребе собираются на его могиле. Они привозят тысячи писем-обращений к могиле праведника. Считается, что Ребе помогает тем кто верит. В России во многих городах существуют синагоги и общества, созданные организацией Хабад. В Москве есть Главный равин России, представляющий интересы евреев. Созданы библиотеки еврейских книг на русском языке. Существует интернет-магазин, продающий еврейские книги на русском языке jewishbook.ca

Сегодня можно быть и чувствовать себя евреем и не бояться быть репрессированным и отверженным!

 

 

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.1