Эмет

Испитые глаза прекрасны дном,
Играющим последней каплей чистой,
Дар осени — судьбе святой и мглистой —
Грясти заразой мыслить об одном:
Когда же взор туман овеет сном?
Но боле не пенять на образ сей,
Увитый в тьму волос, как город — в гомон,
Я — мир, что был свершён, а ныне сломан,
Уста целующий, предавшие друзей.
Не жди, что ветер будет слишком рьян:
Взметёт твой цвет, и осень выпьет чашу
Монаха, путь вершащего мирян,
Врагов, что защищают землю нашу!

 

***

 

Как туманны и жадны ланиты
Блёклых дней — череды тусклых мет,
На гробы рвать бульварные плиты,
Выбивая количество лет,
Что вершась и страдая, как дети,
Упустившие шар в небеса,
Речь ведут о безоблачном свете,
Где слепые имеют глаза,
Где мотив безупречен и полон
Рванью душ, чей окоп за спиной,
Смерть сладка, да конец больно солон
Волчьим солнцем — прекрасной луной!

 

***

 

Крепись, чтоб не попасть в капкан навек,
Впивается шакал одним оскалом,
Продажной белизной сияет снег,
Великих растерзав в угоду малым.
Нет истины, поэтому не лги,
Без жажды обвивая ток подкожный,
Я небу не отдал ещё долги,
И небо меч пока убрало в ножны!
Неужто ты не зришь как ломит плоть,
Неужто я стерялся, путь свершая,
Ведь истина всегда спешит вспороть
Того, чей грех велик, чья жизнь чужая!

 

***

 

Здесь бывает невидно порта,
Дым мелькает как порванный тюль,
На плечах развиваются гордо
Пьяный март и продажный июль.
Осмотрись, не заметив откуда
На тебя звёзд кропится вода,
И веди, как беспечный Иуда
В грешный Рим за собой города,
Чтобы камень признаться мог в плаче:
Здесь багровым игрались ручьи,
Но пока не свершилось иначе,
Губы ангела будут ничьи!

 

***

 

Огарками, заплывшими, как вдох,
Пленён огонь, проживший век фитиля,
Смертельный пир свой путь свершает с крох,
И с шага жизнь впивает грудью миля.
Неистово крича и зная как
Расплыться да познать крупицы брани,
Ты гордо опускаешь мятый флаг,
Чтоб грязь стереть с доныне чистой длани!
Не будет милосердия, пойми:
Она скупа на ласки и обманы,
По-прежнему над чистыми детьми
Летит Эдем и сыпет хлопья манны!

 

***

 

Нам чужды эти стройные стада,
Вершащие походы, сны мешая,
Где каждая молитва — днесь святая,
Где горечь — вкусом райского плода
В нутро стечёт и выждет до поры,
Чтоб очи приковать к небес эфирам,
Да в образе предстать святым сатиром,
Смешав в колоде мятой все миры!
Осталось ожидать её цветов,
Нарциссом украшая крой петлицы,
Чтоб крылья неподбитой ране птицы
Пленить навек — не стоило трудов!

 

***

 

Умильными лицами кроясь,
Пройдя сквозь кварталы огней,
На песьих голов рыжий пояс
Привратник повесит сноп дней,
Прожитых в груди и висками
Свой шаг измерявших, стуча,
Как краской разлитой мазками
От алости рук палача!
Из говора выйдет немного,
И с болью на землю упав,
Продлится под нами дорога
К подножью убийств и расправ!

***

Укрывать в белый мех плеч изгиб
От наветов пустынного гама,
Я — пленён, это значит — погиб,
Взор держа неумело и прямо.
Освятись в осаждённых стенах,
Да кропи кровью жертв капищ своды,
Свет предавший безбожный монах,
Отравивший ручьёв чистых воды!
Так испей! И почувствуй как жжёт
Что обычно меня возносило,
Над согбенными праведный гнёт
Воплощает порочная сила!

***

На тебе остановится бег,
Совершённый безумно и слепо,
Сквозь просвет нецелованных век
Взор прорвётся в лазурное небо!
Ведь в такой же как ты бьётся рай,
На замках, недоступный пороку,
Я молю: так давай, доиграй
И прерви дней безмолвных дорогу!
Целый век я желаю испить
От ключа, что чудеснее чуда,
Но три парки, плетущие нить,
Мне лететь приказали отсюда!

***

Как видно умирают просто так,
Раскрыв глаза, глотая жадно воду,
И яростный жестокий полумрак,
Флагшток срубив, сминает алый стяг,
На ужин подавая с желчью рвоту.
Мне загнанность заменит первый ряд,
Где бравой грудь топорщится на залпы,
Но строй разбит, повергнут, загнан, смят,
И снова в тьме плетётся наугад,
Куда я шаг не сделал, если знал бы!
Кружиться неизвестно где и как,
Закрыв глаза и разом выпив воду,
Приветствуя, как челядь, полумрак,
Сбивая в стройном хоре глас и шаг,
Смоковницу срубив в угоду плоду!

***

Так не верь ни обетам, ни ласкам,
В круг цепей заспешив алых губ,
В сне весны серпантинном и вязком
Стягом рваным качается труп.
У цветов и зарниц — чудо боя,
У тебя — смерть, несущая страсть.
Звёзд поток, в море канув рябое,
В мире грёз поспешает пропасть!

***

Я видел, как ты начертала
На лбу обагрённом «эмет»,
И холод разящий металла
Пресёк ход скитальческих лет.
Покорною плотью склонено
Паломник ночного пути
Подобие царского трона
Стремится тебе возвести.
У глины, блуждающей в смраде
Дыхания сонных ветров
Останется ль то, чего ради
Я жить и стать прахом готов?

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.1