Единство противоположностей

Как-то раз одного черта изгнали из ада. С позором. Надоел он им там хуже горькой редьки. Дали денег на первое время, сварганили кое-какие документы (благо фальшивомонетчиков и прочих жуликов в подземном царстве было вдоволь) и отправили. К чертовой матери. Попрощаться, так сказать, перед дорожкой.

 Мать всплакнула, собрала ему с собой узелок, напекла пирожков с ливером и потрошками. Благо, как мы уже заметили, грешников хватало. На любой вкус. Затем проводила до порога и черт, под пристальным надзором двух демонов среднего звена, покинул родной очаг.

— Ну, как так можно, — качал рогатой головой один из демонов, — это же надо? Сын такого уважаемого черта, и так низко пасть! Эх, видел бы сейчас тебя твой отец!

Пристыженный черт шел, вяло переставляя копыта и понуро опустив голову. Хвост безвольно тащился по земле следом за ним, оставляя на усеянной пеплом дорожке четкий след от кисточки на своем кончике.

Приговор суда был суров.

— В изгнание! — прошипел демон первой гильдии и с такой силой впечатал судейский молоток в дубовый стол, что черт даже вздрогнул.

Теперь ему надлежало покинуть родной край навсегда. Подумать только — навсегда! Когда зачитывали приговор, у него даже пятачок обмяк, и шерсть на спине встала дыбом при мысли, что теперь, до конца времен, ему больше никогда не гулять по Котловой аллее вдоль длинного ряда кипящих на огне емкостей, полных грешников. Никогда не слушать перед сном их истошных криков. Не втягивать пятачком запаха серы. Эх…

— Куда именно меня отправляют? — робко поинтересовался черт у сопровождающих его конвоиров, впрочем, особенно и не рассчитывая, что получит ответ.

Демоны переглянулись, а один из них даже лукаво подмигнул ему:

— Не торопись. Скоро сам все узнаешь.

Вскоре каменный потолок над ними стал постепенно становиться все ниже и ниже и черт с ужасом понял, что граница подземного царства уже близко. Вдобавок здесь было уже не так жарко, как дома, и черт непроизвольно поежился.

— А там… — вновь подал голос он, кивнув на потолок, до которого демоны уже почти доставали своими рогами, — там, наверху… очень холодно?

— Где как, — уклончиво ответил один из конвоиров. — Сам я, как ты понимаешь, там не был, но грешники рассказывали, что есть там места, которые не сильно отличаются от нашего царства.

— Вот бы меня туда… — мечтательно протянул черт.

— А есть и такие, — продолжал словоохотливый демон, — где все совсем иначе. Говорят, есть даже земли, где не то, что родственную душу не встретишь, так вообще холодно все время.

— Это как в раю, что ли? — поморщился черт.

— Да нет же, поп тебя подери! В раю не холодно, там тепло.

— Зябко то есть?

— Ну да, зябко, — кивнул демон. — Некомфортно там, в раю в этом. Светло постоянно, едят что попало, пьют какую-то кислятину все время. Наши… ну, те, кто по обмену опытом туда в прошлый раз ездил, рассказывали. Говорят, там даже развлечений нормальных нет. И пахнет как-то странно.

— Чем пахнет? — робко спросил черт, почему-то уверенный, что ответ ему не понравится.

— Да откуда я знаю? Цветами, наверное. Рай, все-таки.

— Фу… — поежился черт, на мгновение представив себе картину из учебника Сатанасловия, которое они изучали в детстве. Открытое пространство (уже мороз по шкуре) под голубым небом (форменное издевательство) сплошь покрытое разноцветными цветами, каждый (каждый!) из которых источает сладковатый аромат! Пытка! Вечная пытка для угодивших в эти Сады. Бр-р-р.

— Чего ты дрожишь? — удивился второй демон, до этого молчавший. — Ты, конечно, непутевое отродье нашего царства, но не до такой же степени, чтобы тебя прямиком в рай ссылать. Да еще навсегда. Туда вообще редко кого отправляют и только самых провинившихся.

Черт вздохнул с облегчением. Но тут первый демон злорадно захихикал и сказал:

— Но шибко тоже не радуйся. Хоть земля и не рай, паршивых мест на ней тоже хватает. И люди на ней есть очень добрые, и даже помогающие другим.

— Как это? — удивился черт.

— А вот так, — пожал огромными плечами рогатый демон. — Сеют вокруг себя добро, другим, ни в чем не повинным людям, помогают. И, главное, знают ведь, что им за это будет. Что обрекают они себя этим на вечные муки в раю, где ангелы их будут кормить и поить, и не будет им оттуда выхода никогда.

— Сеют добро… — как эхо повторил черт и поморщился. — Вот ведь нелюди. И не боятся ведь рая, глупцы. Ну, это, наверное, те, кто продал душу Богу. И выбора у них уже нет.

— Да, — вздохнул второй демон. — Это кем надо быть, это в какую же жизненную ситуацию нужно угодить, чтобы у человека не было другого выхода, кроме как продать свою душу Богу на веки вечные?

Некоторое время они шли молча. Говорить о тех страшных местах, которыми чертовки пугают маленьких чертиков в детстве, было неприятно даже прожженным демонам.

Между тем, становилось все холоднее.

Бурное воображение черта рисовало ему жуткие картины цветочных полей, летающих над садами ангелов и обреченных на вечное пребывание в раю праведников.

— Скажите честно, меня точно не в рай? — вновь нарушил молчание черт. — Точно?

— Да не в рай, не в рай. Не бойся, — успокоил его демон.

Впереди показались ворота. Они были заперты и испокон веков тщательно охранялись двумя стражами с трезубцами. Такие меры предосторожности были неспроста. Дело в том, что места в аду ограничены, а желающих попасть в него всегда хватало. Но в ад просто так не попасть, нужно вести грешную жизнь и делами своими сначала это право заслужить.

Прямо за воротами начиналась длиннющая каменная лестница, ведущая наверх, на поверхность земли.

Когда страж ворот отодвинул массивный засов, отворил одну из створок и выпустил черта наружу, один из демонов сказал:

— Дам тебе на прощание один совет, парень. Из уважения к твоему отцу. Когда поднимешься по этой лестнице, где бы ты ни оказался, постарайся найти место, которое называется Экватор. Говорят что земли, расположенные рядом с Экватором, больше всего подходят для жизни. Там почти так же жарко, как и у нас в аду. Да и родственных душ там больше, чем в холодных странах. Люди там постоянно воюют между собой, многие голодают, и из-за этого тоже становятся на грешный путь.

За спиной черта скрипнули петли закрываемой стражем створки ворот.

Он, на трясущихся от страха перед неизвестным копытах, медленно развернулся мордой к остающимся. Во взгляде его маленьких глазок читалась мольба, но и он сам и демоны прекрасно понимали, что больше уже ничем не могут помочь изгнанному. Он должен будет отбыть наказание.

 

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1