Это странное «тёмное» Средневековье

Вместо Предисловия

Как и многие из иммигрантов т. н. «новой волны», мы с женой по приезде в Германию, в первые годы нашего пребывания «за границей», активно путешествовали, стараясь своими глазами увидеть то, о чём раньше читали, а «об увидеть» которое не могли и мечтать.

В основном наши поездки проходили по территории т. н. «ближнего зарубежья» (ближнего к месту нашего нового пребывания): Бельгия, Голландия, Франция, Чехия, Швейцария,..

И надо же было так случиться, что большинство наших первых экскурсий вела экскурсовод особого рода (откуда берутся русскоязычные экскурсоводы за рубежом – отдельная тема, сродни известному рассказу Марка Твена о том, «откуда берутся часовых дел мастера»…).

Нам повезло: нашим экскурсоводом был профессиональный культуролог из бывшего СССР.

Особым успехом у экскурсантов пользовались лекции, которые она читала во время переездов и которые нередко были ярче самих экскурсий (я имею в виду их фактологическую сторону).

Впрочем, в этих лекциях была одна странность: прекрасно и ярко описывая время позднего Средневековья, Возрождения, Реформации и Контрреформации, углубляясь в историю Рима, воспаряя к истории Греции, говоря о «позапозавчерашнем», «позавчерашнем», «вчерашнем», «сегодняшнем» и даже «завтрашнем» дне, наш милый экскурсовод раз за разом оставляла в стороне «странное» тысячелетие, которое принято называть «тёмным Средневековьем»…

А у меня тоже раз за разом возникали вопросы: что же это было, ведь жили же здесь люди, ездили по этим, построенным ещё в «римские времена» великолепным дорогам, собирали урожаи винограда с этих, «подпёртых» ещё в «римские времена» террас на склонах гор, плавали по этим рекам?.. А эти термы, эти источники… Что же, они ничего не делали, никакой памяти о себе не оставили? Но вопросы оставались вопросами. Ответов не было. Или был один общий ответ – «тёмное Средневековье»… Постепенно я «привык» к этому. Да и путешествия стали более редкими – глаза и уши «насытились».

Второй «всплеск» недоумения и недоуменных вопросов появился после того, как я занялся историей ордена тамплиеров. Чем глубже «влезал» я в этот вопрос, тем больше усиливалось недоумение: почему, для чего, а главное, как возник этот Орден, чьими усилиями произошло его возвышение? Да и это странное «падение»? Всё время не оставляла мысль о том, что за этим Орденом, за всем этим кто-то стоит, виднеется чья-то неуловимая тень (тени)?

Уже написано эссе о тамплиерах, уже прослежены их пути и в святой Земле, и в Эфиопии, и в Европе, уже, уже, уже. А ясности не прибавлялось, «тени» не исчезали. Наоборот, они становились всё крупнее, величественнее и … гуще, таинственнее. Конспирология!

Последней «каплей» был «Код да Винчи», о котором мне рассказал один из читателей моих «Тамплиеров». Честно говоря, мне понравился и лихо закрученный сюжет, и динамизм повествования. Но особенно привлекли внимание две «линии»: линия Марии Магдалины – Марии из Магдалы (меня всегда интересовала роль женщин в еврейской истории – тема ещё, на мой взгляд, недостаточно раскрытая) и линия «потомства» Иегошуа га Ноцри – Иисуса Назорянина.

И опять темнота, неизвестность, намёки… И опять тени, тени, тени…

Тени, – уходящие в так называемое раннее, «тёмное» Средневековье.

Все попытки найти ответы на эти вопросы «утыкались» в глухую стену. Достаточно привести всего один пример: в почти что полуторатысячестраничной хрестоматии «История средних веков» М.М. Стасюлевича (точнее, 1369 страниц, не считая 7 страниц «Содержания») эпохе Меровингов (одних из главных «игроков» на «поле» раннего Средневековья) уделено всего полторы страницы. И то в контексте перехода власти от них к Каролингам. В чём дело? Почему такая избирательность? Почему такая «темнота»? Почему, почему?..

Казалось бы, полный тупик. Но «если нельзя, а очень хочется». И постепенно стала собираться информация, появились странные факты, намёки, предположения. Тени стали отступать…

Но прежде, чем приступить к изложению темы, несколько вступительных разделов.

И для начала:

Мы и МИФЫ

(небольшое отступление, казалось бы, не имеющее прямого отношения к нижесказанному, но, на самом деле, имеющее и прямое отношение, и принципиальное значение).

Мы живём в мире мифов.
Мифы возникают, но не исчезают.

Иногда они, казалось бы, исчезают, но это иллюзия: они могут «затаиться» (нередко на века), чтобы потом вновь появиться, причём, зачастую в совершенно неузнаваемом, трансформированном виде, появиться затем, чтобы предъявить «городу и миру» свои давние претензии на истину (которой они, естественно, не являются).

Мифы сопровождают нас с самого рождения и до смерти, формируя наше сознание, определяя наше восприятие реальности, нашу реакцию на эту реальность.

Они (мифы) руководят нами, нашим отношением к реальности, нашим поведением.

Незримо они определяют нашу судьбу.

Мифы не возникают из ничего. Под каждым из них лежит некая реальность, – иногда настолько не соответствующая создаваемому из неё мифу, что уже трудно различить их связь.

Иногда миф и лежащая в его основе историческая реальность категорически различаются – вплоть до прямой противоположности.

Мифы создают люди. И создают их для других людей. И люди, создающие мифы, как и люди вообще, никогда не бывают бескорыстны.

Мифы – завуалированная история. И нет ничего более интересного (и порой ничего более опасного), чем разгадывать, расшифровывать мифы, или, хотя бы, их интерпретировать, пытаться ответить на возникающие при изучении этих мифов вопросы.

Ну, например:

Было ли «Тёмное Средневековье» действительно «тёмным»?

Был ли Иисус Христос христианином?

Так ли «непорочны» «святые отцы»?

Каковы причины и следствия т. н. «крестовых походов»?

Куда подевались древнейшие династии Европы?

Кто есть кто на европейских престолах?

и многие другие…

Но прежде, чем приступить к рассмотрению этих вопросов, к попытке ответить на них, в рамках нашей темы следует определить:

Что понимается под термином «Тёмное Средневековье»

У этого «термина» нет чёткого, однозначного определения, как нет и однозначно принятых границ. Одни исследователи рассматривают под ним период 1 по 10 век, вторые – с 4 по 14 столетие, но большинство сходится на периоде с 4 по 10 век новой эры. Так, в частности, пишет и Бертран Рассел в своей книге «Мудрость Запада».

В нашей работе мы тоже примем эти рамки (с 4 по 10 век), хотя повторим, что точные временные границы этого периода весьма условны. Впрочем, и нам придётся несколько «выходить» за эти временные рамки. Итак, приступим.

И для того, чтобы понимать, о чём идёт речь, обратимся к фактам.

Факты, только факты, или Немного хронологии так называемого
«Тёмного» Средневековья»

Оставляя в стороне «новомодные» теории А. Т. Фоменко и его последователей, а также спекуляции авторов типа А. З. Синельникова, развивающего «идеи» «всемирной империи евреев», попробуем просто перечислить хотя бы главные события этого «тёмного» времени.

И начнём, как водится, «с упреждением».

В это время заложились основания практически всех наций и государств Европы и её ближайшего окружения, в это время на исторической сцене появились новые религии, разворачивалась борьба идеологий, появлялись и исчезали государства и династии,.. – то есть это был один из самых главных, ключевых периодов в истории стран и народов Европы.

И трудно поверить, что от этого периода практически не осталось следов, что это время было «тёмным».

А если ещё вспомнить о том, что в это время жили, кроме широко известных исторических персонажей: королей, пап, государственных и политических деятелей, такие учёные, философы, общественные деятели, как гот Уильфила (Вульфила), не только сам принявший христианство, но сделавший перевод Библии на готский язык (332 г); что при короле остготов Теодорихе жил и работал знаменитый ученый, историк, и государственный деятель Аниций Манлий Северин Боэций (480 – 524 г.г.), переводивший Аристотеля на латынь; что в это время жил основатель первых монастырей, один из основоположников раннехристианской культуры, автор сочинений по теологии и грамматике, автор истории готов Флавий Магнус Аврелий Кассиодор (480 – 575 г.г.); что при короле Хлодвиге I жил и работал один из первых хронистов, епископ г. Тура Григорий Турский; что именно на это время приходятся так называемые (по имени основателя Ордена бенедектинцев св. Бенедикта Нурсийского из монастыря в Монто-Кассино) «бенедектинские века» (550 – 1150 г.г.), когда учёность по преимуществу сосредотачивалась в монастырях; что в это время в Севилье (600 г.) служил епископом знаменитый учёный-историк Исидор; что в этот период жил и работал знаменитый английский, а потом и франкский просветитель англичанин Алкуин (основавший в 778 г. школу –университет в Иорке (Англия), а затем в 781 г. переехавший по приглашению Карла Великого в Ахен и учивший грамоте самого императора и его окружение; что на это время приходится т.н. «Каролингское Возрождение», что в это время была создана новая система письма – т.н. «каролингский минускул»; что при дворе короля Карла Лысого ирландец Иоанн Скотт Эриген основал школу; что именно на это время приходится просветительская деятельность «солунских братьев» (они происходили из города Солоники – Солунь) Кирилла и Мефодия; что в это время жил и работал знаменитый учёный Герберт, известный с 999 г., как римский папа Сильвестр II,..

И это только некоторые из имён выдающихся учёных «первого ряда».

Если же вспомнить ещё и о том, что в эти времена были созданы: «Кодекс Феодосия» (429 – 438 г.г.); первый в истории свод законов вестготов (король Тулузского королевства Эрих, 461 – 484 г.г.), модифицированный сыном Эриха Алларихом II в 506 году в первый уже римско-готский свод законов; первое германское – «Салическое право» короля Хлодвига (481–511 г.г.); проведена кодификация римского права при Юстиниане 1 (правил 527 – 565 г.г.) – создан т. н. «Кодекс Юстиниана»; императором Львом III был издан новый законодательный свод – «Эклога» и положено начало иконоборчеству (726); проведены церковная, судебная и военная реформы Карла Великого (768 – 814) и введён т. н. «денарий»; заключён первый в Европе , т. н. «Верденский договор» (842 г.), определивший границы новых государств: Германии, Франции,..; составлен первый общеанглийский свод законов – король Уэссекса Альфред Великий (871 – 900), им же был инициирован перевод многих произведений с латыни; произошли законодательные реформы Льва VI Мудрого (886 – 912) в Византии; что на это время приходится расцвет византийского и мавританского искусства, оказавших огромное влияние на искусство стран Европы; что в это время был открыт один из первых университетов в Европе – университет в Константинополе (425), что в том же Константинополе построен храм Святой Софии (Юстиниан I, 527 – 565), превращённый почти через тысячу лет (с 1453 г.) в мечеть; что в это время были заложены основы и определены границы практически всех основных государств Европы и сформированы основные нации, населяющие эти государства; что в это время сформировались все основные правящие династии Европы; что на это время приходится и «Конкиста», и «Реконкиста» на Пиринейском полуострове; что на это время приходится исламская оккупация и освобождение от оккупантов большинства островов Средиземноморья (включая Сицилию); что в эти времена создавались первоистории, воплотившиеся впоследствии в великие эпосы Средневековья «Старшая» и «Младшая» Эдды («Старшая Эдда» –сборник древнеисландских песен, сохранившихся в рукописи ХIII века; «Младшая Эдда» – обзор ещё более древних языческих мифов, обработанных исландским поэтом и прозаиком Снорри Стурулсоном); что именно в это время создавался знаменитый эпос «Беовульф», датированный приблизительно 1000 годом (но предполагается, что первые версии его появились лет за 300 до того); что в это время происходят события, описанные в знаменитой «Песне о Роланде». Наконец, именно в это время жили такие легендарные личности, как Гарун ал-Рашид, Генрих-птицелов, что к этому времени относят существование легендарного Короля Артура и многих других реальных и мифических (мифологизированных?) героев… Значит, именно в это время закладывались основы той самой великой европейской литературы и культуры, плодами которой мы и сейчас пользуемся. И если до нас сегодняшних дошли пусть и мифологизированные сведения об этих людях и об этих событиях, то время это никоим образом нельзя назвать «тёмным».

А если ещё учесть, что именно в это время появились такие изобретения нашей цивилизации, как седло и стремена, как лошадиный хомут и отвальный плуг, сделавшие переворот в военном деле и сельском хозяйстве, то время это можно назвать революционным и героическим, а, отнюдь, не «темным». Можно попытаться найти другие эпитеты: сложное – да, трудное – да, кровавое – да, но «тёмное» – ни в коем случае!

Даже ознакомление с этим кратким перечнем мешает поверить в такую формулу как «Тёмное Средневековье». И тем не менее, она (эта формула) существует.

Вот что пишет в своей книге «Тёмные века» один из наиболее эрудированных аторов нашего времени, учёный, философ, писатель-фантаст и популяризатор научных знаний Айзек Азимов:

«В заключение подчеркнём, что в этой книге мы рассказали о периоде человеческой истории, продлившейся больше тысячи лет (А. Азимов начинал свою книгу с поздне-римских времён). Мы видели, как германские племена постепенно становились всё сильнее, затем, гонимые гуннами, вторглись в Римскую империю. Некоторые из них исчезли, сгинули в междоусобных войнах, других уничтожили окрепшие римляне. Какие-то племена были поглощены новыми волнами завоевателей. В итоге сохраниться сумело только одно племя, превосходившее всех и в военном, и в культурном аспекте. Это были франки, образовавшие Франкскую империю.

Мы наблюдали, как при франках Европа погрузилась во тьму (выделено мной, Д. Г.) , но потом забрезжил слабый свет. Стала зарождаться новая европейская цивилизация» (стр.310-311).

В этой цитате (а цитат впереди предполагается много) я отметил бы две странности:

первая – речь идёт только о франках, хотя в самой книге спектр участников значительно шире;

и второе (и, возможно, главное), – ни слова не сказано о таких ключевых игроках на этом историческом поле, как религии, хотя вся история этого времени полна сведений о меж- (и внутри-) — конфессиональных битвах, которые нередко перерастали и просто в битвы, и, притом, весьма кровавые. И об этом тоже есть в самой книге, но нет в Заключении. Странно?!?

Я уже отмечал, что в полуторатысячестраничной хрестоматии Стасюлевича одному из ранних (и главных) периодов этого времени – периоду Меровингов посвящено полторы страницы.

И это при том, что более ранние периоды истории освещены достаточно широко и полно.

Значит кому-то было нужно, чтобы эти материалы исчезли, значит кому-то и зачем-то потребовалось его, это время сделать «тёмным», «затемнить»…

Попробуем разобраться. И когда мы ответим на вопросы «ЧТО?», «КАК?», «ЗАЧЕМ?» и «ПОЧЕМУ?», может быть нам станет ясен и ответ на вопрос «КОМУ?» и «КТО?».

И поскольку основные сведения об этом времени мы вынуждены черпать из христианских источников, то справедливо обратиться к истории раннего христианства. Нет, конечно, не ко всей истории, – это нам и не под силу, да и не входит в наши задачи, – попытаемся рассмотреть лишь отдельные эпизоды из раннехристианской истории, тем более, что значительная часть так называемого «Тёмного Средневековья» прошла под знаком становления и утверждения современного христианства, и многие нити именно туда и ведут.

Палестина накануне и во время Иешуа га Ноцри

Наш герой поименован его иудейским именем потому, что так его звали при жизни. Имя Иисус Христос, как и многое другое, появилось гораздо позднее и его жизни, и его смерти. И это тоже требует выяснения и объяснения. Но сначала о времени. Странное это было время. Странное и тревожное.

Попытка объединить еврейское государство, предпринятая во 2 веке до н.э., закончилась неудачей. Страна находилась в состоянии разброда и анархии. А в 63 г. появился и настоящий захватчик в лице Гнея Помпея. Палестина становится римской провинцией, правда, пока под руководством новой династии – династии идумеев Иродов. Ситуация осложнилась практически сразу после смерти первого Ирода – Ирода Великого.

Разделённая на одну этнархию и две тетрархии, страна (во всяком случае. её духовный, да и светский центр Иудея) практически управлялась римлянами из Кесарии.

«Начало нового римского режима в Иудее было отмечено тремя тысячами случаев приговорения к распятию, налогами и пытками, грабежами и осквернениями Храма…» (М.Байджент, Р. Ли, Г. Линкольн, стр. 330 – в дальнейшем БЛЛ, стр…).

Среди евреев не было единства: саддукеи, происходившие из состоятельного духовенства, консерваторы в политике и религии, склонные к сотрудничеству с римской администрацией; фарисеи – пассивные оппоненты Риму; ессеи – суровые аскеты-мистики, назореи-назореяне – «греческая оригинальная версия Нового Завета намекала на «Иисуса Назореянина», – напомним, что этот эпитет тогда обозначал определённую еврейскую секту, а не жителя города Назарета» (БЛЛ, с.301).

Были и другие, менее известные мелкие секты и объединения.

А кроме сект были ещё и зилоты – националистическая «партия», составлявшаяся из наиболее активной части фарисеев и ессеев; и, наконец, террористическая группировка – сикарии, занимавшиеся физическим уничтожением как римских захватчиков, так и своих соплеменников, склонных к сотрудничеству с оккупантами. В ответ на неповиновение и террор римляне отвечали ужесточеним режима. Обстановка накалялась, дело шло к взрыву… И он произошёл: «в 66 году разразился бунт, и вся Иудея поднялась против самовластия Рима…» (БЛЛ, с.331). Что произошло потом достаточно хорошо известно.

Но еще задолго до этого, в обстановке нестабильности и скрытого сопротивления римскому диктату в народе широко распространялись слухи о грядущем приходе Мессии. Как пишут уже цитированные БЛЛ, «в то время с мессией не связывали никакого понятия о божественности, и современники Иисуса не преминули бы удивиться такой ассоциации мыслей. «Мессия» по-гречески будет «христос». Как и в древнееврейском языке, это слово означает всего-навсего «помазанник Божий», и применялось оно чаще всего к монархам…. Ещё во времена римского владычества в Иудее верховный священник, назначаемый администрацией, также носил титул «священника-мессии» или «священника-христоса» (БЛЛ, с.332).

Но в народе настоящим Мессией мог быть только потомок царя Давида. «Ждали именно Мессию-человека, являющегося царём и помазанником, а также, по мнению народа, политическим освободителем» (БЛЛ, с. 332). Этим человеком и был в глазах народа (или его части) Иешуа (Иисус) Назорянин.

Небольшой экскурс в историю раннего христианства

В мою задачу не входит рассмотрение ни «биографии» самого Иисуса Назорянина, ни «биографии» его матери «Девы Марии», ни «биографий» их родственников, друзей и сподвижников. Этому посвящено бесконечное количество научной, околонаучной и научно-популярной литературы.

Я потому беру слово «биография» в кавычки, что самих этих биографий мы в точности не знаем. Мы знаем совокупность мифов и преданий, которые большинство из ныне живущих готовы принять за эти «биографии». Вот что пишет И. С. Свенцицкая в своей книге «Изгои вечного города» о «биографии Иисуса»: «Помимо сознательного отбора и интерпретации каждым автором тех или иных событий, существуют психологические особенности памяти, а также перехода устной традиции в письменную. Память человека не просто воспроизводит события, но творчески воссоздаёт их. При длительной передаче факт может перестать быть фактом, а фикция, напротив, воспринимается как факт» (с. 67).

Можно, конечно, вспомнить, что существовали версии о том, что Иешуа был не сыном плотника Иосифа, а сыном беглого римского солдата (по другим версиям офицера) по имени Пантера (так писал противник христиан, писатель II в. Цельс в своём сочинении «Правдивое слово» – само сочинение до нас не дошло и мы знаем о нём из сочинения Оригена «Против Цельса»). Можно рассматривать и другую версию, согласно которой Иешуа был сыном опального царевича Антипатра (сына Ирода Великого, казнённого своим подозрительным отцом), и что согласно указа римского императора Августа, он (Иешуа), как сын Антипатра, действительно имел право не только на титул «Царь Иудейский», но и мог претендовать на трон. Вот что пишет Грэм Филлипс в своей книге «Тайна Девы Марии»: «Согласно Евангелию от Матфея, Ирод узнал от волхвов, что Иисус родился, чтобы стать Царём Иудейским. Будучи настоящим царём иудейским, Ирод, очевидно, поверил, что Младенец вырастет и займёт его трон. Зная, что Иисус родился где-то в Вифлееме, в надежде убить Его, Ирод приказал умертвить всех новорождённых младенцев в городе.» (стр. 87). Между прочим, есть версия о том, что нечто подобное, только гораздо позже, проделал царь Иван IV Грозный в Новгороде, предполагая, что там может скрываться претендент на его престол…

Но возвратимся к Иешуа га Ноцри. Можно рассматривать разные версии детских лет Иисуса, а также времени и места между рождением и «служением», разные версии самого «служения» и, наконец, разные версии суда, вынесения приговора, распятия (в том числе где, когда и кто был распят), снятия со креста и захоронения – по всем этим вопросам имеются разные мнения.

Не менее разнообразны сведения о «Деве Марии»: начиная с того, что до выхода замуж за «плотника Иосифа», она была одной из жён (среди них, действительно была некая Мириам-Мариамна-Мария) уже упомянутого царевича Антипатра и была специально выдана за Иосифа, чтобы избежать преследований со стороны убийцы своего мужа. Много противоречивых сведений и о месте её упокоения: достаточно сказать, что могилы «Девы Марии» вам укажут и в Израиле, и в малоазиатском Эфесе (ныне – на территории Турции) и в кельтском Уэльсе (у источника Лланерхимедд) в Англии,.. Не менее разнообразны сведения и о её «вознесении».

А сколько версий биграфий «апостолов»: кем они были, кем приходились «учителю» Иисусу, какова их дальнейшая судьба… А биография и судьба «Марии-магдалеянки»?!? А, а, а,..

Я привёл эти сведения, вернее, вопросы не для того, чтобы рассматривать и обсуждать возможные ответы.

Нет. Этому, повторяю, посвящены сотни, если не тысячи, работ.

Я привёл эти сведения для того, чтобы указать на существование большого количества материалов (сразу скажем, разной степени сохранности и достоверности), материалов, существенно отличающихся, а иногда и прямо противоречащих принятым сейчас («каноническим») материалам – Евангелиям Нового Завета.

Евангелия. Вот, что пишут на этот счёт уже цитированные БЛЛ: «Известно, что Евангелия писались не во времена жизни самого Иисуса. По большей части они составлялись между 66 – 74 и 132 – 135 годами, то есть между двумя периодами, когда Иудея пыталась реагировать на суровость римской власти. Но их источники явно имели более древнее происхождение: написанные, но исчезнувшие во время всеобщего шквала документы и, особенно, устные предания. Эти последние передавались по рассказам вторых, третьих, четвёртых лиц, то есть сильно искажёнными в том или ином смысле, или же основанными лишь на личных воспоминаниях отдельных людей, знавших Иисуса, встречавших его или присутствовавших при распятии.» (БЛЛ. с.333).

Наиболее ранним считается «Евангелие от Марка». Оно было написано в Риме около 64 года и содержит очень интересные сведения. Однако широкой публике оно известно не полностью. Существует так называемая его «неканоническая» часть. К «неканонической» части Евангелия от Марка, относится отрывок, приведенный в письме христианского писателя Климента Александрийского (150-215 г.г. н.э.) и открытый в одном из сирийских монастырей в 50-х годах прошлого столетия. Вот что пишет уже цитированная И. С. Свенцицкая: «В научных исследованиях встал вопрос о соотношении канонического и секретного евангелий от Марка. Существует точка зрения о независимости «секретного» евангелия от канонического (Кроссан) или даже о более раннем происхождении первого (как предполагает С. Дж. Паттерсон, то, что известно как каноническое Евангелие от Марка, на самом деле является версией секретного евангелия, из текста которого были удалены некоторые отрывки)… Однако нужно признать, что проблема формирования канонического текста Евангелия от Марка ещё ждёт новых исследований и новых открытий.» (стр. 138-139).

«Евангелие от Луки» было написано, примерно, в 80 году, а «Евангелие от Матфея» ещё позже, в 85 году. Эти три Евангелия называются «синоптическими», поскольку обладают определённым сходством, несколько изменённым в процессе редактирования, но, тем не менее, позволяющим считать, что все они общего происхождения.

«Евангелие от Иоанна» имеет иные источники. Оно было написано около 100 года, в Греции, в окрестностях города Эфес Автор его Иоанн был назван только во 2 веке. Оно резко отличается от трёх предыдущих и имеет гораздо более мистический характер. В нём всё внимание автора концентрируется не на деталях жизни Иисуса в Галилее, а, в основном, на рассказе о его присутствии в Иудее и особенно в Иерусалиме. Зато рассказ Иоанна о распятии Иисуса полон деталями, отсутствующими в первых трёх Евангелиях: свадьба в Кане, беседа с Никодимом, появление Иосифа Аримафейского, воскрешение Лазаря (последнее было изьято из Евангелия от Марка). Конечно, и это Евангелие подверглось редактированию, но оно всё же существенно отличается от первых трёх.

А ведь были ещё и другие «Евангелия», и другие раннехристианские книги.

И опять к И. С. Свенцицкой: «Евангелия, ставшие затем каноническими, были лишь небольшой частью евангельского творчества христиан. Мы уже говорили о существовании иудео-христианских евангелий, но до нас дошли не только отрывки из внеканонических евангелий, которые упоминают христианские авторы и о принадлежности которых мы можем судить с той или иной степенью достоверности, но и фрагменты из неизвестных (неидентифицированных) евангелий, прежде всего на папирусах, обнаруженных при раскопках в Египте,» (стр. 142). К ним относится так называемый Оксиринхский папирус, открытый при раскопках 1903 г. и опубликованный в 1908 г., и так называемый папирус Эджертона (по коллекции, в которой он находится). А известно ещё Евангелие от Петра, обнаруженное в 1886 г. в Египте в могиле средневекового монаха. А целая библиотека, обнаруженная при раскопках 1946 года на левом берегу Нила неподалеку от древнего поселения Хенобоскион (современный Наг-Хаммади) и включавшая в числе более сорока текстов религиозного содержания Евангелие от Фомы, Евангелие от Филиппа, Евангелие от Марии, Евангелие Истины,..

Кроме евангелий (благих вестей) были ещё и апокалипсисы (откровения). Причём, среди них тоже преобладают так называемые «неканонические», например, Апокалипсис Петра, обнаруженный в той же библиотеке Наг-Хаммади. А ещё большое количество так называемых «апокрифических» (тайных) «Писаний», посвящённых разным вопросам полемики с гностиками и представителями других, «неортодоксальных» (по мнению «ортодоксов» того времени) течений.

Раннехристианская церковь

Я так много времени уделяю эпохе раннего христианства, – времени, формально не входящего в рассматриваемый период, поскольку, как мне представляется, многие «тёмные места» в последующих периодах истории вытекают именно оттуда. Впрочем, давайте продолжим рассмотрение событий этого времени. Хотя бы вкратце.

После гибели (ухода, исчезновения, вознесения,..) Иисуса, как пишет И. С. Свенцицкая, «положение оставшихся учеников Иисуса было сложным… Одним из первых действий было сохранение сакрального числа двенадцать и избрание по жребию нового апостола, каким стал некий Маттиас, о дальнейшей судьбе которого ничего не известно. Перед апостолами встала задача сохранения своего единства, они, по существу, отказались от свободного сообщества, существовавшего вокруг Иисуса, и попытались создать общину, во главе которой встали Петр (Кифа по-арамейски), Иоанн и Иаков Праведный, брат Господень…

Иерусалимские руководители претендовали на высший авторитет и среди тех почитателей Христа, которые появились за пределами Палестины. Павел в Послании к галатам (т. е. к христианам, жившим в малоазийской области Галаттия) пишет, что Иаков, Кифа и Иоанн почитались «столпами» и о том, чтобы, проповедуя среди язычников, Павел не забывал «нищих» (Гал. 2: 9-10), а в Первом послании к коринфянам прямо говорится, что подаяние, собранное коринфскими христианами, будет передано в Иерусалим (1 Кор. 16: 3)». (стр. 98-99). Из этого можно сделать вывод о том, члены Иерусалимской общины были нищими – «эвионим» («эбионитами»), хотя есть сведения о том, что это не соответствовало действительности. Впрочем, это уже частности.

А суть состоит в том, что, несмотря на все намерения и обещания, пути первохристиан Иерусалимской общины и новообращённых, живших в иных частях Ойкумены, постепенно расходились. Особенно это усилилось после того, как обвинённый в нарушении Закона Иаков Праведный (сводный брат Иисуса, сын Иосифа от первого брака) по приговору Синедриона был сброшен с крыши Иерусалимского храма и побит камнями (Иосиф Флавий, «Иудейские древности»). По сведениям из «Церковной истории» Евсевия Кесарийского, ссылавшегося, в свою очередь, на христианского автора II века Гегесиппа, это произошло в 63 г.н.э., что вполне согласуется с данными Иосифа Флавия.

Эбиониты продолжали жить в Палестине. Согласно церковной истории, во время первой Иудейской войны они переселились за Иордан.

Вот что пишет И. С. Свенцицкая: «На Западе большого влияния эбиониты, по-видимому, не имели, но известия об иудео-христианах (возможно, потомках эбионитов) на Востоке сохранились в средневековых текстах. Следы длительного существования иудео-христиан в Сирии отразились в средневековом мусульманском трактате, направленном против христиан (см. Sh. Pines- The Jewish Christians of Early Centut (R)ies of Christianity according to New Source. Jerusalem. 1966). Автор трактата пользовался иудео-христианскими источниками, чтобы доказать, что Иисус не был Сыном Божиим; из трактата явствует, что первое Евангелие было написано на еврейском языке, затем «истинное» христианство было заменено греческим… Одним из основных расхождений этой группы со сложившимся затем ортодоксальным христианством было непризнание божественного происхождения Иисуса…» (стр. 103).

Согласно Евсевию Кесарийскому, эбиониты считали Иисуса «бедным и обыкновенным человеком, который только за совершенство нрава признан праведным и который родился от соединения мужа с Марией» (111, 27). Обращаю внимание на то, что такая точка зрения существовала, и существовала изначально, – ибо впоследствие мы вынуждены будем возвратиться к этому вопросу, когда коснёмся истории арианства. Ну, а пока…

А пока рассмотрим ситуацию в раннем христианстве вне Иерусалимской общины

Итак, с гибелью «столпов» Иерусалимской общины её роль перестала быть определяющей.

И опять обратимся к И.С. Свенцицкой: «В Палестине христиане были довольно малочисленны… Наиболее значимые христианские общины формировались вне её пределов, прежде всего в Сирии и Малой Азии. Некоторые из апостолов проповедовали именно в Сирии – Дамаске и Антиохии. Именно в Антиохии, согласно христианскому преданию, среди грекоязычных иудеев родилось и само название – христиане (от греческого слова Христос – Помазанник, т. е. Мессия). К середине 1 в. христианские общины образуются в городах Малой Азии и Греции.. Оттуда проповедники отправлялись и в другие области; довольно рано христианство появилось в Египте, прежде всего в Александрии, где было много иудеев.

От начала второго века до нас дошли папирусные фрагменты неизвестных, отличающихся от канонических, евангелий… На Западе христианство распространялось медленнее; исключение составляла столица империи… После поражения повстанцев в Первой Иудейской войне среди пленных, проданных в рабство и просто переселённых, могли оказаться и иудео-христиане» (стр. 106-107).

Проповедь христианства в среде иудеев и в среде язычников (греков, римлян и других категорий населения империи) имела свои особенности. Если иудеи были монотеистами, то представители других культур зачастую исповедывали политеизм и не всегда были готовы принять монотеизм в чистом виде. Известно, что у одного из самых выдающихся проповедников раннего христианства апостола Павла ещё нет догмата о Святой Троице, ибо «сам Сын покорится Покорившему всё Ему, да будет Бог всё во всём» (1 Кор.15: 24-28).

Можно сказать, что как большинство самых древних церквей строилось на фундаментах ещё более древних капищ, храмов, синагог, так и большинство христианских систем в общинах Ойкумены «строилось» с учетом местных верований (а иногда и просто адаптировалось к ним).

И опять к И. С. Свенцицкой: «Когда мы говорим – христиане первых веков нашей эры, мы должны отдавать себе отчёт, что это название обобщённое. Оно охватывает самые разные группы со своей теологией, своими священными книгами, обрядами и т. п. Общим для этих групп было то, что они почитали Христа, как посредника между людьми и Богом, хотя представления о Его сущности были весьма различны» (стр. 190).

В нашу задачу не входит рассмотрение всех групп и течений, существовавших в раннем христианстве. Достаточно сказать о том, что серьёзное влияние на развитие раннего христианства оказали гностики и монтанисты (от имени некоего Монтана, бывшего ранее жрецом малоазийской богини Кибелы-Матери, прнявшего христианство и стремившегося вместе со своими сподвижницами Максимиллой и Присциллой возродить принципы первых последователй Христа). А были ещё и симониане (от имени своего основателя Симона Мага и его спутницы Елены) и многие, многие другие. Христиане-ортодоксы боролись с ними разными способами: распространяли всякие порочащие их слухи: например, руководитель римских христиан Сотер заявил, что во время своих таинств монтанисты используют кровь младенцев, т. е. совершают ритуальные убийства. Таким образом Сотер пытался расправиться с ними руками самих римлян. Инакомыслящих изгоняли, их священные книги уничтожали. Уничтожали! Последнее представляется нам особенно показательным и особенно важным.

Восточно- и Западно-Римская империи, Византия

Вот так в междоусобицах и внутренних борениях проходило становление раннехристианских общин. Но кроме этого существовали и внешние факторы, проявлявшиеся, прежде всего, в отношениях властей к христианам. Христианство не было официально признанным религиозным культом и время от времени (обычно в связи с внутренними событиями в слабеющей империи) гонения на христиан (как, впрочем, и на представителей других неофициальных культов) обострялись. Таковы были гонения во время правления императоров Нерона (64 г.), Деция (249 г.), Валерия (257 г.) и особенно Диоклетиана (284 г.), жестоко преследовавшего не только христиан, но ещё ранее и манихеев.

Впрочем, по мере слабения империи власти вынуждены были всё более и более считаться с новой силой, какой становились христианские общины. Более того, они (власти) начинали понимать, что можно использовть эту новую силу в своих интересах.

Так в 313 году участники борьбы за власть в разделённой императором Диоклетианом империи – временные союзники и будущие непримиримые враги Константин и Лициний приняли постановление, легализующее христианскую церковь, – знаменитый Миланский эдикт.

Император Константин 1 Великий
(Гай Флавий Валерий)

И тут христианам несказанно повезло: на них обратил своё внимание император Константин.

Это потом он станет Константином 1 Великим. А в те времена он был ещё просто Гаем Флавием Валерием. Вот что пишет о нём К. Рыжов в Энциклопедии «Все монархи мира»: «Точное место рождения Константина неизвестно. Вероятно, он происходил из города Нэсса в Дакии. Матерью его была простая женщина по имени Елена, как гласит предание, – дочь содержателя гостиницы. Ему (Константину) было около двадцати лет, когда его отец Констанций I Хлор был возведен в звание Цезаря императором Диоклетианом, но при этом вынужден был развестись с его матерью и жениться на Феодоре, падчерице второго Августа – Максимиана Геркулия. Вместо того, чтобы последовать за отцом на запад, Константин остался на службе у Диоклетиана» (стр. 339).

В свою бытность при дворе молодой человек проявил большие способности как в науках, так и в ратном деле (он участвовал во всех «африканских войнах» Диоклетиана и в «персидских» Галерия), и постепено возвысился до почётного звания «трибуна первого разряда».

Однако после отречения Диоклетиана в 305 году Константин оказался в Никомедии на положении почётного пленника (заложника). Однако, в 306 году под предлогом свидания с умирающим отцом Константин покидает двор Галерия и не без трудностей (Галерий приказал расправиться с ним по дороге, но ему удалось ускользнуть от преследователей) добирается до Британии, где и получает власть над войсками из рук умирающего отца.

Постепенно в интригах и боях с конкурентами Галерием, Максенцием, Лицинием положение Константина в «Августовом римском мире» упрочилось. А после поражения в 324 г. в Геллеспонте флота (победу одержал сын Константина Крисп) и под Никомедией – армии Лициния, его последующего отречения и ссылки в Фессалоники (через год Лициния казнили, обвинив в «изменнической переписке с варварами», за что по приказу Константина он был задушен) Константин стал единоличным правителем Римской империи.

Дальнейшие годы (император скончался в 22 мая 337 года) правления Константина прошли относительно «спокойно», если «спокойствием» можно признать бесконечные заговоры и казни (в 326 году он казнил своего сына и наследника Криспа, а затем и свою вторую жену Фаусту, по одной из версий утопленную им в ванне с кипятком, а по другой – задушенную в специально растопленной для этой цели бане). Но оставим личные и семейные дела Константина Великого. Обратимся к его отношениям с христианами.

Они, эти отношения не были ни простыми, ни романтическими. Известно, что ко времени наступления решительной схватки за власть между Константином и Лицинием христианская община империи составляла уже около четверти её населения (А Азимов, стр.27), и вопрос о том, на чьей стороне она (община) окажется, имел для соперников немаловажное значение. Отсюда и Миланский эдикт, и другие последовавшие за ним действия. Путём сложных шагов Константину удалось заручиться поддержкой христиан, хотя сам он до последних дней оставался поклонником традиционных римских богов, строил храмы и жертвенники Аполлону, Юпитеру,.. и лишь на смертном одре принял крещение (есть мнение, что это он сделал уже не будучи достаточно дееспособным). Тем не менее, именно при Константине I Великом христианство стало официально признанной религией.

Стало. Но в самом христианстве не было ни мира, ни единства. Вот что пишет знаменитый историк Гиббон: «Все восточные христиане разделились в то время на сторонников православия и на последователей арианского учения. Сначала Константин не вмешивался в споры прелатов, а только призывал их прекратить гибельные для христианства раздоры» (Э. Гиббон «Закат и падение Римской империи»).

Но увидев, что споры не прекращаются, а взаимные обвинения всё сильнее раскалывают общину, император собрал в 325 году в Никее Первый Вселенский собор, на котором был установлен день празднования Пасхи, определена власть епископов (зародыш будущего церковного всемогущества), и путём голосования принято постановление (218 голосов – «за», 2 – «против»), о том, что Иисус был Богом, а не смертным пророком.

На следующий после Никейского собора год Константин приказал конфисковать и уничтожить все языческие и еретические, опасные для новой религии произведения (выделено мной, Д.Г.), а также, уже в 331 г. приказал изготовить новые экземпляры Библии взамен уничтоженных ещё в 303 году по приказу императора Диоклетиана. И, что немаловажно, – профинансировал эту работу. При этом Константин доверил своим редакторам пересмотреть и исправить тексты согласно их убеждениям и требованиям текущего момента, чем они (переписчики) благополучно и воспользовались.

Главной ересью было объявлено арианское учение, хотя не остались «забытыми» ни манихейство, ни другие «отклонения от основной линии» .

Началась новая «охота на ведьм», в качестве которых на этот раз выступали ариане.

Ариане, ариане…

Послушаем уже цитированного А. Азимова: «Христианских церквей и сект существует великое множество, а во времена Уилфилы (Вулфила – «волчонок» – первый гот, принявший христианство и проповедовавший его среди соплеменников; Уилфиле принадлежит также честь создания алфавита родного языка, честь перевода на готский язык Библии и много других славных дел), так вот во времена Уилфилы (332 г.) главенствовали два направления. Одно из них, которое проповедовал священник (один из столпов Александрийской общины) по имени Арий, так и называлось – арианство. Оно отрицало равенство (единосущность) Бога Отца и Бога Сына (Христа). Христос, как творение Бога Отца, был существом ниже стоящим, чем Бог Отец. Другое направление гласило, что все три божественные ипостаси – Бог Отец, Бог Сын и Бог Дух Святой – совершенно равны между собой и неделимы. Второй взгляд разделяло большое количество христианских епископов, которые защищали свои убеждения на Вселенских церковных соборах 325 и 381 годов. Поэтому учение о единосущности и неделимости всех трёх ипостасей Бога стало догматом «универсальной», вселенской, или католической (от греческого слова «всемирный») церкви… Несмотря на то, что позиция католиков была официальной, арианство просуществовало почти всё IY столетие. Между арианами и официальной церковью шла непримиримая вражда, где противники беспощадно преследовали друг друга» (стр. 31).

Так пишет А. Азимов. Но это, как говорится, «мягко сказано». Между арианами и католиками, между их лидерами шла борьба не на жизнь, а на смерть, ибо от того, кто победит, зависело кто останется у кормила власти, кто возглавит христианскую общину Ойкумены, которая на первых порах была и слаба, и не очень склонна к объединению. Поэтому ариане преследовались самым жестоким образом: их лидеры изгонялись или подвергались казни, их книги уничтожались, их идеи вытравлялись из памяти народа. Тем более, что на первых порах арианством оказались «заражены» многие народы из числа новообращённых варваров, в том числе и те самые готы, среди которых проповедовал вышеупомянутый Уилфила. Арианами стало не только большинство принявших христианство германцев, но и вандалы, основавшие своё государство на севере Африки, и многие, многие другие. Так что католической церкви было чего опасаться и с чем бороться. И она боролась. Боролась теми же методами, которыми недавно боролись с нею самой правоверные варвары-римляне, боролась мечом и огнём, – калёным железом выжигая не только ересь, но и память о ней.

И небольшое отступление:

Между прочим, католическая церковь, отнюдь, не зря так яростно боролась с арианством, опасаясь влияния последнего на христианские умы. В послесловии к вышедшей в серии «Антология мудрости» («Издательство «Эксмо», 2007 г.) работе Исаака Ньютона «Хронологии Древних Царств» С. Я. Лурье пишет: «Ньютон не только принадлежал к протестантской оппозиции против католической опасности: он принадлежал к крайнему, радикальному крылу этой оппозиции. Мор окончательно и с несомненностью показал, что Ньютон был близок к так называемой арианской ереси, он был унитаристом, отрицая основной христианский догмат триединства божества…» (с. 408).

Можно цитировать и самого Исаака Ньютона, потратившего большую часть своей жизни на изучение Библии, цитировать его прямые доказательства подделок в «Послании апостола Иоанна» и «Послании апостола Тимофея», его «логические отрицания триединства» и многое другое. Но это тема иной работы.

Здесь же достаточно сказать, что идеи ариан не только не исчезли, но были приняты и весьма доказательно развиты и проинтерпретированы величайшим гением нашей цивилизации сэром Исааком Ньютоном.

Так что Церкви было чего опасаться и с чем бороться.

А пока исчезали люди. Исчезали книги. Книги! Изгонялась память. «Темнело» раннее Средневековье.

Остготы, вестготы, гунны, свевы, вандалы..

«Ко времени правления Юлиана (племянник Константина 1 Великого, сын его сводного брата Юлия Констанция, правивший империей с 360 по 363 г.) Европа была похожа на большой плавильный котёл, который продолжал кипеть и бурлить». Так пишет А. Азимов в одной из первых глав своей работы «Тёмные века» (стр.33).

Если оставить в стороне этот смысловой оксюморон – предисловие к понятию «тёмные века», а рассмотреть это время по существу, то Европа, действительно, переживала в это время один из самых бурных периодов своей истории:

Кочевники-гунны (римляне называли их «хунну», а китайцы – «сунг-ну»), не сумев преодолеть китайской Великой стены, вторглись в Центральную Азию, попытались завоевать Индию (попытка не увенчалась успехом из-за неприступности Гималайских гор) и, наконец, в 370 г. всей своей массой обрушились на Европу, сметая на своём пути всё и вся. В 372 году под их ударами рухнуло королевство остготов Эрманариха и на его месте образовалась империя гуннов. Вестготы, спасаясь от гуннов, бежали за Дунай под «крыло» Римской империи.

Но «идиллия» длилась недолго: в 378 году вестготы, возмущённые отношением к ним их «защитников»-римлян, выступают против своих «благодетелей» и в битве при Адрианополе наголову разбивают армию римлян, причём, в битве гибнет римский император Валент.

В 402 году вождь вестготов Аларих начинает свои войны в Италии. После ряда побед и поражений в 410 году вестготы приступом берут Рим. Вот что пишет об этом уже цитированный А. Азимов: «Три дня было у варваров на разграбление города, но они не причинили ему большого вреда… они вели себя скорее как толпы селян, пришедшие поглазеть на городские чудеса» (стр. 50). И продолжает: «Несмотря на то что Рим был взят без особых разрушений, его падение вызвало смятение во всей империи. За восемьсот лет до Алариха Рим, бывший просто небольшим поселением, был осаждён галлами. С тех пор ни одна вражеская армия даже близко не приближалась к его стенам. Миф о непобедимости был развеян навсегода» (стр. 50).

В том же году Аларих внезапно умирает.

На смену Алариху приходит его шурин Атаульф. Похитив, а затем и женившись на сестре императора Западной Римской империи Гонория, Галле Плацидии, Атаульф становится «союзником римлян». Инспирируемые римлянами вестготы сначала вторгаются в Испанию, очищают её территорию (414-415 г.г.) от свевов и вандалов, а затем под давлением тех же римлян покидают её, возвращаются в Галлию, и, наконец, в 419 году на територии Юго-Западной Галлии основывают своё государство – королевство со столицей в Тулузе.

Первым королём Тулузского королевства становится сын Алариха, Теодорикс I.

Тулузское королевство – первое независимое королевство в границах Римской империи – послужило примером, которому последовали и другие варварские племена.

Свевы, уцелевшие после набегов вестготов и продолжавшие жить на северо-западе Испании, основали собственное государство, весьма напоминавшее Тулузское королевство.

Вандалы, переправившиеся 429 году (на римских кораблях!!) на север Африканского континента, основали здесь под предводительством своего вождя Гейзериха королевство, столицей которого стал взятый в 439 году великий Карфаген.

И свевы, и вандалы, как до них и готы, приняли христианство. Но не ортодоксальное, а «еретическое» – арианского толка.

Вопрос о том почему варвары предпочитали католичеству арианство имеет множество объяснений. Одно из них изложено всё у того же А. Азимова, который пишет: «племенам (речь идёт о германских племенах, но это объяснение, на наш взгляд, может быть отнесено и к другим варварским племенам), жившим в примитивной форме монархии, где король был всегда на виду у своих воинов и не намного выделялся среди них, нравилось предствавление об Иисусе, как о существе, стоявшем ненамного выше их, бывшем ближе, чем некое недосягаемое божество. Поэтому, возможно, они воспринимали Иисуса как одного из таких правителей – вождей племени. Римлянами, напротив, управляли императоры, которые возвышались над ними и жизнь которых была надёжно укрыта от взоров поданных высокими стенами традиций и ритуалов. Они (императоры) считались существами высшего порядка, а в языческое время им приписывалось божественное происхождение. Поэтому римлянам было проще считать Христа не Сыном Человеческим, а подобным императору существом божественного происхождения, неким царём Вселенной» (стр. 32).

Есть и более простое объяснение: арианская церковь в те поры была более активной, особенно на северое Африки, где она и зародилась (Александрия), где проживало большое количество её сторонников и где влияние ортодоксии (и, что немаловажно, – гонение на ариан) было слабее.

Как бы то ни было, но факт остаётся фактом: большинство новообращённых варваров (и что особенно важно, – их вождей) стало арианами.

На первых порах это ещё и в религиозном плане «отгородило» их (новообращённых варваров) от исповедывавших католицизм римлян. А впоследствии создало массу проблем не только для самих ариан, но и для боровшихся с арианской «ересью» церковников ортодоксального толка.

Но это случится потом. А пока.

А пока над Римом снова нависли гунны. На сей раз это был Аттила, пришедший к власти в 433 году и правивший до 453 года. Начал он не с самого Рима, а с его северо-западных провинций. Аттила занял территорию современной Германии, сдвинул с обжитых мест и заставил переместиться за Рейн бургундов (ушедших на юго-запад Галлии, к берегам Женевского озера), франков, бежавших с нижнего течения Рейна на территорию современной Северной Франции,.. И, наконец, в 451 году гунны под предводительством Аттилы перешли Рейн. Это был первый и последний случай, когда выходцы из Азии оказались на западном берегу этой великой реки.

После этого наступил черёд Рима. Но Атилле не повезло: во главе римских войск в это время находился замечательный полководец (и, к сожалению, довольно неудачливый политический интриган) Аэций. В знаменитой битве при Каталунских полях (недалеко от города Труа) армия Аттилы была разбита. Но интриганство Аэция, отправившего войско своих союзников вестготов (их король Теодорих пал на поле битвы) назад в Тулузу, позволило Аттиле спастись. Собрав новое войско, он (Аттила) в 452 году вновь напал на Италию, разорил Аквилею и приблизился к Риму. Предание гласит о том, что от взятия войсками Аттилы Рим был спасён, благодаря выкупу, привезенному завоевателям папой Львом I. Впрочем, есть и другие версии.

После смерти Аттилы (он умер на пиру после обильного возлияния) его империя распалась, поделённая между его многочисленными сыновьями.

Казалось бы, опасность миновала. Но над Вечным городом нависла другая опасность: на сей раз это были вандалы. Их король Гейзерих построил флот, овладел большинством крупных островов Средиземноморья и в 455 году вошёл в устье Тибра. Рим не сопротивлялся. Две недели вандалы грабили город, увозя в Карфаген всё, что можно было увезти и продать. «Однако никакой бессмысленной жестокости и разрушений не было. Рим был разграблен подчистую, но, как и после Алариха, сам город и его граждане остались нетронутыми. По иронии судьбы, римляне (а за ними, как это ни странно, и мы все), горевавшие о потерянных богатствах, стали употреблять термин «вандалы» для обозначения людей, совершающих бессмысленные разрушения, – как раз то, что вандалы не делали» (А. Азимов, стр. 61).

Перечисление фактов истории можно было бы продолжать до бесконечности. Но в рамках нашей темы хотелось бы привести всего ещё один.

После нападения вандалов власть в Западно-Римской империи оказалась полностью деморализованной, императоры сменялись по прихоти соперничающих военачальников или королей вестготов (а то и тех, и других вместе). Особенно в этих интригах преуспел король вестготов Теодорих II. А когда он был убит своим братом Эрихом, и Эрих на правах убийцы занял Тулузский королевский трон, то среди многих нововведений, среди которых был и первый свод законов вестготов, арианин Эрих издал распоряжение об уничтожении «неправильных» книг.

И опять сменяются короли, рушатся и возникают королевства, меняются границы,

И горят, горят книги… «Правильные» и «неправильные», старые и новые. Горят, горят…

Нет, людей ещё не сжигают (до этого просвещённое человечество дойдёт позже).

Пока горят лишь книги, рукописные книги (других тогда ещё не было). Горит мудрость, а главное, память народная. А если память сжигают, значит это кому-то нужно, кому-то выгодно.

Но картина этого времени не была бы полной (впрочем, она никогда не будет полной, – по определению), если мы хотя бы вкратце не коснёмся ещё одного аспекта истории этого времени – ислама.

Ислам, ислам, ислам…

В 622 году среди арабских племён, живших между Меккой и Мединой, зарождается новая религия – ислам (мусульманская эра исчисляется от Хиджры, бегства Мухаммеда из Мекки в Медину). Вышедшая из недр иудаизма, она объединила сначала небольшую группу сподвижников основателя религии Мухаммеда, а затем со скоростью степного пожара не только охватила (правильнее было бы сказать: захватила) народы близлежащих стран, но и распространилась во все стороны, и, прежде всего, в Малой Азии и Северной Африке – территориях давнего распространения христианства во всех его ипостасях. Вот краткий и неполный перечень: Сирия пала в 634 – 636 г. г., Египет – в 642 г., Индия – в 664 г., Карфаген и Северная Африка – в 697 г., Испания – в 716 – 717 г. г.

Новая религия несла местному населению много нового. «Люди принимали ислам быстрее, чем на их землях появлялись арабские армии. Пока византийские гарнизоны несли потери, воюя в Северной Африке, жители граничащих с Византией стран приняли ислам. Отчасти они сделали это потому, что ненавидели византийцев, которые когда-то завоевали их земли и установили свой порядок. Арабы же казались им освободителями» (А. Азимов, стр.153). Но были и другие причины. Как пишет Б. Рассел, «Такому взрыву жизненных сил мусульман помогло состояние общего истощения Византии. Кроме того, во многих местах захватчикам сыграли на руку внутренние конфликты…

Новая религия, объявленная Пророком, была в некоторых отношениях возвратом к простому монотеизму Ветхого Завета, лишённому мистического налёта Нового Завета… Как и иудеи, он запрещал идолов,.. а (это) совпадало с иконоборческими тенденциями среди несториан. Завоевания стали почти религиозным долгом (выделено мной, Д. Г.), хотя приверженцам Библии не причиняли вреда. Это касалось христиан, иудеев и зороастрийцев, которые соответственно придерживались канонов своих собственных священных писаний» (с. с.231 – 232).

И ещё из Б. Рассела: мусульмане, «хотя и не склоняли покорённые народы к обращению в свою веру, однако даровали освобождение от дани тем, которые приняли их религию, и громадное большинство воспользовалось этой привилегией (стр. 231, выделено мной, Д. Г.).

Но такой либерализм и веротерпимость были присущи не всем новым завоевателям и не во все времена. И опять к Б. Расселу: «После смерти в 661 г. зятя Мухаммеда, Али, верующие (речь, конечно, идёт о мусульманах, Д. Г.) раскололись на две секты: суннитов и шиитов. Последних было меньше, они были преданы Али… Персы принадлежали именно к этому меньшинству, и в основном благодаря их влиянию династия Омейядов была вытеснена и заменена Аббасидами, которые перевели столицу из Дамаска в Багдад. Политика этой новой династии дала волю фанатическим исламским сектам» (стр. 233) . Но хватит цитирования.

Именно под знаком таких фанатических движений шло искоренение всего инакомыслящего, и прежде всего, конечно, книг.

В качестве иллюстрации к сказанному мне хочется привести сонет замечательного немецкого интеллектуала-антифашиста Альбрехта Гаусгофера (Хаусхофера), сонет, написанный им в тюрьме Моабит за несколько месяцев до казни. Мне довелось перевести его книгу «Моабитские сонеты». Вот один из них:

ХL1V Александрия
(Alexandrien)

Когда толпа безумцев и святош,
Ведомая рукой фанатика-владыки,
Ворвалась в град, прекрасный, многоликий,
Она узрела свитки тонких кож.

Как поступить, – скажи, владыка, нам, –
Оставить эти буквы – знаний семена?
Или предать огню се свитки – письмена,
Как прочий, никому не нужный хлам?

Все знания в Коране, – молвил он, –
Чужие знанья – лишние вериги…
И вот в огне пылают книги…

Прошли века: живут Гомер, Платон…
Кто нынче помнит имя грозного владыки?
Всё прах и тлен. Но живы, живы книги.

Переведено 01. 04. 2003 г.

При всём моём глубочайшем уважении к личности и к памяти А. Гаусгофера, я не могу полностью согласиться с его (А. Гаусгофера) выводом: «живы, живы книги». Увы, не все книги «живы».

И «Темное Средневековье» служит тому доказательством. Но вернёмся к нашей теме.

Папы

Не знаю, известно ли читателям, что только в 384 году епископ Римский в первый раз сам себя назвал Папой? А до этого? А до этого, впрочем, и ещё долго после «этого» каждый епископ считал себя, если не «главным», то, во всяком случае, самостоятельным. И это, не говоря о других христианских конфессиях, помимо католицизма. Вот что пишет по этому поводу уже неоднократно цитированный мной А. Азимов: «В ранние века христианства епископ Рима обладал определёнными преимуществами перед глазами христианских общин других областей, поскольку в его ведении была столица всей великой империи. Важность римского престола только усиливалась оттого, что, по преданию, первым римским папой был апостол Пётр, который принял в Риме мученическую смерть» (стр. 88).

Во времена существования Римской империи никто не относился к этому (к приоритету римских епископов) серьёзно. Большинство христиан жило на востоке, где со времён Диоклетиана располагалась столица…. Слово «папа» было обычным обращением к священнику в Италии, но со времени служения Льва I Великого (440 – 461 гг.) так стали называть первосвященника. Слово Папа стало писаться с заглавной буквы, а само понятие Папы стало передаваться через знак «Р».

Папа Лев I, которого иногда называют «отцом папства» был человеком сильным, властным, много сделавшим для повышения нравственности и уровня образования среди духовенства. Это он, Папа Лев I противостоял Атилле. Это он, Папа Лев I дал ясно понять и епископам, и монархам, что намерен единолично руководить церковью. И в этом ему «помогло время», ибо в его лице католики западных провинций, где правили ариане, увидели единственное для себя спасение. Продолжателем линии Папы Льва I Великого стал Папа Геласий I, вступивший на папский престол в 492 году. Он, Геласий I, а за ним и Папа Иоанн I сделали всё, чтобы расправиться с главным соперником ортодоксального христианства арианством. Для этого Иоанну 1 пришлось даже вступить (525 г.) в борьбу с могущественным королём-арианином Теодорихом. И в конце концов католические папы победили.

Но чего стоила эта борьба…

В мою задачу не входит рассмотрения истории папства, тем более, что на эту тему написаны тысячи превосходных исследований. Хочу только отметить, что в дальнейшем положение Римских пап неоднократно менялось. Судьба возносила их на вершину мира и опускала в его мрачные и горькие глубины. Но шаг за шагом, прибегая к различным методам борьбы, они возвышали Римский престол.

И это возвышение и падение не всегда (вернее, никогда не) проходило гладко, безболезненно: горели книги (а потом и люди), исчезали факты, темнела картина мира, средневекового мира.

Эти странные Меровинги

Картина раннего «тёмного» Средневековья ни в коей мере не могла бы состояться (даже в самом общем виде), если бы мы не коснулись истории Меровингов – первой общеевропейской королевской династии.

Я уже писал о скудости исторических материалов по этой теме. Тем не менее, в современной литературе существует несколько версий истории Меровингов. Вот одна из них, которую развивают М. Бейджент, Р. Ли и Г. Линкольн (БЛЛ): «… меровингский род властвовал в течение V–VII веков на обширных территориях, ставших затем Францией и Германией… Без сомнения, это самый тёмный период из того времени, которое сейчас называют «тёмными веками». Но как мы выяснили, «тёмные века» не были такими уж тёмными. Наоборот, нам быстро стало понятно, что кое-кто намеренно затемнял их (выделено мной, Д. Г.). Образование и культура, как мы знаем, были в то время монополией католической церкви, и относящаяся к этому периоду информация, которая у нас имеется, исходит из её, Церкви, источников. Остальное же исчезло или было уничтожено… (БЛЛ, стр. 238).

Но вернёмся к истории Меровингов.

Поскольку от этого времени осталось ничтожно мало документов, то история дополняется преданиями, мифами, легендами. Вот одна из них: о рождении первого Меровея (в истории фигурируют два персонажа под этим именем).

«…Согласно легенде, Меровей был рождён от двух отцов. Будучи уже беременной, его мать, жена короля Хлодиона, пошла купаться в море. Там её похитило и соблазнило таинственное морское существо – «зверь Нептунов, на Квинотавра похожий»… Возможно, это существо сделало королеву беременной второй раз, и когда родился Меровей, в его жилах текли две разные крови: кровь франкского короля и кровь таинственного морского чудовища… В случае с Меровеем эта аллегория означает передачу ему матерью иностранной крови или же смешение династических родов, следствием чего явилось то, что франки оказались связанными с другим племенем, пришедшим, возможно, из-за моря…» (БЛЛ, сс. 239-240).

Ещё одна странность: Меровинги никогда не стригли волос, – считалось, что в волосах заключается их сила (сразу же вспомнился библейский Самсон – назорей, с его качествами, заключёнными в волосах).

Их даже называли «королями с длинными волосами». Причём, это качество было столь важным, что, когда одного из меровингских королей Хильдерика III низложили, то первое, что сделал перед заключением в тюрьму Папа, – это приказал остричь волосы своему пленнику. Известен и более трагический случай: в одной из более поздних междоусобиц, в 613 году меровинг, король Нейстрии Хлотарь II захватил в плен королеву Брунгильду и её малолетних правнуков; он сообщил прабабушке, что намерен или остричь их, или убить. На это прабабушка ответила, что Меровинги не бывают остриженными. И тогда дядя, не задумываясь, приказал зарезать своих внучатых племянников

Но вернёмся к теме:

Считалось , что Меровинги владеют различными эзотерическими искусствами, обладают способностью исцелять наложением рук, обладают даром ясновидения и телепатического общения с животными. По преданию, они носили на шее магическое ожерелье, а на теле их имелось родимое пятно – либо в виде красного креста на сердце (именно так располагался крест на плащах тамплиеров), либо на спине, между лопатками.

Меровингов считали королями-священниками (как в древнем Египте, в Ханаане,..). Одним из священных символов Меровингов была золотая пчела (впоследствие использованная Наполеоном Бонапартом в качестве одного из своих символов).

Первый Меровей был вождём племени сикамбров, перешедших под давлением гуннов в У веке Рейн, вошедших в Галлию и первоначально разместившихся на территории современной Бельгии, Северной Франции и в районе Арденн. Сто лет спустя эта область стала называться королевством Австразия.

В 448 году сын первого Меровея, тоже Меровей был провозглашён в Турне королём салических франков, – по названию притока Рейна, реки Салы (сейчас р.Изель), на берегах которой во времена римлян они проживали. Он был первым королём, объединившим франков, и по его имени основанная им династия получила название Меровингской.

Меровинги были просвещёнными монархами. Считается, что уровень светской грамотности при них был выше, чем при королях, правивших на этой земле спустя 100 лет. Король Хильперик (Хильдерик) I из династии Меровингов (VI в.) не только построил в Париже и Суасоне амфитеатры в римском стиле, но писал стихи, был прекрасным оратором и обладал другими превосходными качествами.

Самым знаменитым из Меровингов был внук Меровея, Хлодвиг I (время правления 481 – 511 г.г.).

Благодаря ему Франция приняла христианство по католическому обряду, и с этого момента католическая церковь начала завоёвывать в Европе то положение, к которому она всегда стремилась и которое занимает в настоящее время. Вот что пишут по этому поводу уже цитированные БЛЛ:

«В 496 году Римско-католическая церковь оказалась в ненадёжном положении, и её существованию, хрупкому с самого начала века, угрожала серьёзная опасность. Римский епископ провозгласил себя Папой между 384 и 399 годом, но его официаольный статус, идентичный статусам других епископов того времени, совершенно не походил на современное папство. Не будучи духовным руководителем и верховным властителем христианского мира, он представлял собой просто одну из многочисленных и противоречивых форм христианства, безнадежно борющихся, чтобы выжить, несмотря на конфликты, расколы и оппозиции теологического порядка…» (БЛЛ, с. 247).

Согласно преданию, обращению Хлодвига в католичество способствовала его супруга, ярая католичка Хродигильда (Клотильда).

Как бы то ни было, но после принятия Хлодвигом католичества между ним и Римской церковью было заключено соглашение, по которому он, Хлодвиг получил титул «Нового Константина» («Novus Konstantinus») и формальное основание править объединённой империей, призванной заменить империю Константина.

А Римская церковь, наконец, стала равной Константинопольской, и получила возможность (и средство) бороться с разъедавшими Европу ересями.. Этим «средством» стал могущественнейший монарх Европы – Хлодвиг I. Договор был скреплён особой церемонией – крещением Хлодвига Реймским епископом Ремигием (в будущем канонизированным под именем Святого Ремигия). Причём, договор распространялся и на потомков Хлодвига 1.

Надо сказать, что в дальнейшем ни сам Хлодвиг I, ни кто-нибудь из Меровингов ни разу не нарушили взятых им на себя и на своих потомков обязательств. Более того, «с непрестанным усердием, достойным восхищения, он силой оружия насаждал веру – предмет его договора» (БЛЛ, стр.250).

Расширяя свои владения, он оттеснил своих главных противников ариан-вестготов на самый юг к Каркассону, где они основали свою новую столицу и последний бастион в графстве Разес, в городе Реде (ныне деревня Ренн-ле-Шато). Благодаря усилиям Меровингов и Нейстрия с Парижем и Руаном, и Австразия с Кёльном и Мецем, и Бургундия с Орлеаном, Невером, Лионом и Марселем стали католическими. Оставались лишь Бретань (Арморика) – на крайнем западе, Аквитания с Пуатье и Тулузой и Септимания с Нарбоном – на крайнем юго-юго-западе. Но о них речь пойдёт ниже.

А теперь возвратимся ко второй «высокой договаривающейся стороне» – к Римской церкви.

В отличие от Меровингов, Церковь выполняла взятые на себя обязательства ровно столько и постольку, сколько и поскольку Меровинги были сильны. Так случилось, что постепенно, по мере дробления территории корлевства Хлодвига I, по мере усиления борьбы между его наследниками и потомками, по мере роста и усиления местной знати,.. Меровинги теряли реальную власть, которая переходила к их управляющим – майордомам. Один из таких майордомов Пипин д’Эристаль организовал убийство последнего из числа сильных меровингских королей Дагоберта II (651-679) и фактически узурпировал власть. Меровинги оставались ещё королями, но это были т. н. «ленивые короли» – марионетки в руках всевластных майордомов. Впрочем, такое положение продолжалось недолго: внук Пипина д’Эристаль и сын Карла Мартела майордом короля Хильдерика III Пипин Короткий без колебаний завладел троном, положив начало новой династии – династии Каролингов (между прочим, название новой династии дал не Пипин Короткий, коронованный в Понтионе в 754 году, а его отец, майордом Карл Мартел, категорически отказывавшийся от королевского трона Меровингов). Но обратимся к Пипину Короткому и Церкви.

По преданию, когда послы Пипина Короткого спросили у Папы Захарии: «Кто должен стать королём? Тот, кто по-настоящему правит, или тот, кто называется королём, но у кого нет власти?», Папа, нарушив пакт, заключённый его предшественниками с Меровингами, высказался в пользу майордома. После этого Пипин Короткий низложил Хильдерика III, запер его в монастыре, а чтобы лишить его «магической власти», приказал наголо остричь его священные волосы. Через четыре года Хильдерик III умирает.

Так заканчивается эпоха Меровингов.

Впрочем, Меровинги не исчезли насовсем: потомки древнего (самого древнего в истории Европы) королевского рода ещё не раз возникнут на исторической сцене. Но об этом несколько позже.

Ну а Церковь? Обратимся к М. Байдженту, Р. Ли и Г. Линкольну. «За год до этого (до окончательного воцарения Пипина на королевском троне, Д. Г.) появился важный документ, призванный изменить ход всей истории Запада. Он назывался «Константинов Дар». Сегодня всем известно, что это была фальшивка, грубо сфабрикованная папской канцелярией, но тогда он имел значительное влияние. Этой «дарственной», датированной предполагаемым годом обращения Константина в христианство, то есть 312 годом (на самом деле известно, что Константин I Великий практически до самой смерти поклонялся Аполлону, Юпитеру,.. и лишь на смертном одре принял крещение, Д. Г. ), император передал в дар епископу Римскому, а следовательно, Церкви всю полноту своих прав и всё своё достояние. Он впервые официально признал главу Римской церкви «викарием Христовым» и отдал ему статус императора (!!). Но, как уточнялось в документе, епископ Римский великодушно возвратил Константину его императорские права, и последний пользовался ими в качестве сделанного ему одолжения, со святым позволением и с благословения главы Церкви» (БЛЛ.стр 260-261). Новоиспечённый король Пипин признал «Константинов Дар». Более того, он подтвердил его.Такова была плата новой династии за легитимацию и поддержку Церкви. Впрочем, впоследствии для придания легитимности своей власти Каролинги неоднократно брали себе в жены принцесс из рода Меровингов. Не был исключением из этого правила самый знаменитый Каролинг Карл I Великий.

При этом и новая династия, и Церковь делали всё, чтобы вычеркнуть из памяти если не всю династию Меровингов, то хотя бы наиболее «опасных» её представителей. Как пишут уже цитированные БЛЛ,

«Вряд ли стоит удивляться тому, что до нас не дошло никаких записей о судьбе Сигиберта, если все официальные документы, касающиеся его отца, Дагоберта II (убит Пипином д’Эристаль), стали доступны лишь в XVII веке. Как будто Средние века систематически пытались вычеркнуть его из прошлого Франции, вплоть до того, что отрицали его существование. Сегодня Дагоберт фигурирует во всех энциклопедиях (увы, это не совсем так, Д. Г.), но до 1646 года нигде не было даже упоминания о нём…» (БЛЛ, стр.264). Почему?

Загадки Меровингов

Почему так случилось, что и Церковь, и новые династии старались стереть память о Меровингах?

Ведь были же и другие, канувшие в Лету, династии. И, тем не менее, память о них не стиралась с таким упорством и ожесточением. Так почему?

Ответ на этот вопрос пытаются дать историки всех последующих эпох.

Но факт остаётся фактом: историю пытались «скорректировать». И во многом преуспели в этом…

Ну, с Каролингами понятно: они узурпировали власть и, естественно, не хотели, чтобы память о тех, у кого они её отняли, сохранялась в истории.

Ну, а церковь? Зачем ей это было нужно? Неужели только из-за того, что она, Церковь нарушила священный договор с Хлодвигом и его потомками? Так сколько договоров и до, и после было нарушено… Нет, здесь было нечто иное, нечто более серьёзное и важное, толкавшее на такие многовековые усилия… Что же?

И тут придётся возвратиться к легендам, которые тоже есть история, только мифологизированная.

Помните, в начале раздела, посвящённого Меровингам, говорилось о происхождении первого Меровея «от двух отцов», вторым из которых было таинственное морское существо – «зверь Нептунов, на Квинотавра похожий», некто – «выходец из моря», или «выходец из-за моря».

В качестве этого «второго отца» некоторые исследователи (БЛЛ, с.с. 278 — 286) предполагают потомка вениаминитов – представителей древнееврейского колена Вениаминова, пришедших на Европейский континент то ли после известного библейского конфликта с представителями других «колен Израилевых»; то ли в результате вытеснения их из района Иерусалима, ранее отданного этому колену при разделе Земли Ханаанской между коленами Израилевыми, вытеснения представителями более сильного колена Иуды. Есть и другая, но тоже очень близкая версия: о том, что «второй отец» мог быть потомком «магдалеянки» Марии (она по некоторым данным была вениаминиткой) и Иегошуа га Ноцри – Иисуса Христа (он принадлежал к колену Иуды). В последнем случае ребёнок, родившийся от такого брака, обладал абсолютной легитимностью, ибо по линии матери был представителем колена, давшего евреям их первого царя Саула (царь Саул был сыном вениаминита Киса – Киша), а по отцу – представителем колена Иуды, давшего евреям их второго царя, великого Давида (Иегошуа га Ноцри, как известно, считался потомком царя Давида, сына Иессея – представителя колена Иуды). Как бы то ни было, в Меровингах текла еврейская кровь. Может быть отсюда и эти странные длинные волосы, напоминающие о традициях назореев, и другие «странности» «королей-священников» Меровингов… Кстати, в одном из вариантов переводов «Иудейских древностей» Иосифа Флавия на церковнославянский язык, найденном в России в Х1Х веке (датированном 1261 годом и названном исследователями «Славянским Иосифом») об Иисусе сказано, что он был «царь, который не правил». А у Эйслера сказано, что у Иисуса был «прямой пробор в волосах, как у всех назореян» (Eisler- Messiach Jesus“ P. 427).

Но неужели эти сведения стали настолько опасными, что с ними потребовалось бороться такими радикальными методами? И почему это стало необходимо только после ухода Меровингов? Вопросы,..

На один из них можно ответить достаточно просто: для Каролингов такая высокая легитимация их предшественников на фоне их собственного «низкого происхождения», безусловно, представляла опасность. Именно поэтому они, Каролинги как могли конституировали свою власть, беря в жёны принцесс из рода Меровингов (кстати, нечто подобное в своё время и с той же целью проделал и царь Давид, возвращая себе свою жену Михаль (Михалу) – дочь Саула; и царь Ирод, женясь на Мариамме (Мариамне) – дочери царя из рода Хасмонеев… – примеры можно множить).

Ну, а для Церкви? Для Церкви сведения о наличии связи Меровингов с детьми Иисуса и Марии Магдалеянки (как и факт простого признания наличия детей Иисуса) представляли двойную опасность, ибо разрушали принятую легенду об этих персонажах. Более того, эти сведения создавали основу для возвращения к версии Ария о человеческой природе Христа. И это тогда, когда с арианством (в том числе и усилиями Меровингов), казалось, было покончено. Кроме того, в свете вышесказанного нарушение Церковью договора с Хлодвигом выглядело уже не как простое нарушение, а как предательство потомков Христа.

А почему с этой легендой боролись лишь после ухода Меровингов с исторической сцены? Да именно потому, что в их защите больше не было нужды («мавр сделал своё дело»). Да и сами Меровинги, пока были у власти, не были заинтересованы в педалировании этой версии. Иное дело их (потерявшие власть) потомки и сторонники. Но, конечно, этими основаниями не исчерпываются все причины, толкавшие новую династию и особенно Церковь на искоренение памяти о Меровингах и их иудейских корнях и связях.

Были и иные. Перечень легенд и версий можно продолжать.

Но кроме легенд были и реалии. Вот об одной из них и попробуем вкратце рассказать.

Еврейское королевство в Европе (Септимания): миф или реальность?

Евреи в Европе. Тема необозримая. Множество фактов, легенд, мифов. Кто-то из коллег рассказывал мне о том, что существует предание о первых рудознатцах-евреях, пришедших сюда в римские (а то и в доримские?) времена. Известно, что евреи приходили вместе с римскими легионами и селились в Европе. И этому есть свидетельства. Однако гораздо менее известно, что в период так называемого «Тёмного Средневековья» в Европе существовало еврейское государство. Вот о нём и поговорим. Но начнём, как водится, издалека.

Есть сведения о том, что после убийства меровингского короля Дагоберта II у последнего остался сын от принцессы Гизеллы Разесской, Сигиберт IV (676-758), положивший начало новому роду, прозванному «Плантар» («побег»). У Сигиберта IV был сын Сигиберт V, граф Разесский, а у того сыновья Бера III, граф Разесский и Тьерри, граф Нарбонский.

«Приблизительно между 759 и 768 годом правитель его был провозглашён королём и, несмотря на намеренное молчание Рима, был признан таковым Каролингами, чьим вассалом он стал. Во многих сообщениях он фигурирует под именем Теодориха или Тьерри, и сегодня историки считают его потомком Меровингов. Он был младшим сыном Сигиберта V» (БЛЛ, стр.266) . Теодорих (Тьерри, в романах его называли «Эмери») получил титул «иудейский царь», а Пипин Короткий и халиф Багдада признали его в качестве «принадлежавшего к царскому роду Давида». Сыном Теодориха был знаменитый Гиллем де Желлон.

Граф Гиллем де Желлон был тесно связан с Карлом Великим и был одним из наиболее известных фигур «Тёмного Средневековья». Ему посвящены шесть «Песней о действах» – эпических поэм, наподобие «Песни о Роланде». Данте с восторгом вспоминает о нём в своей «Божественной комедии»…

«На вершине славы Гиллем де Желлон включил в число своих владений Пиринеи на северо-востоке Испании и древний регион Южной Франции, известный как Септимания.

В VI и VII веках здесь находились многочисленные еврейские колонии, которые поддерживали самые сердечные отношения со своими вестготскими правителями, а те были тесно связаны с арианскими христианами, так что их равно называли «готами» и «евреями» (БЛЛ, стр.402).

По наследству от отца Гиллему де Желлон достался и титул. Кроме того, ему ему принадлежали титулы графа Барселонского, Тулузского, Овернского и Нарбоннского. И как отмечено выше, с этим пришлось считаться и Каролингам, и Багдадскому халифу, и Папе.

Эмблема Гиллема де Желлон включала «льва племени Иуды». Даже во время военных действий (!) он соблюдал субботу и, как писал летописец, «герцог Нарбонский и Тулузский командовал экспедицией, строго соблюдая законы иудейской религии» (БЛЛ, стр. 406).

Впоследствии годы и люди постараются стереть память о еврейском государстве Септимания (королевстве Разес), но именно здесь, в этих местах появятся катары и альбигойцы.

Ну а Меровинги? А Меровинги дадут «отростки» в королевские дома Англии, Франции, Германии, Австрии. С Меровингами связаны дома Плантагенетов, Лотарингов, Гизов, Габсбургов,.. Кстати, Отто Габсбугский уже в наше время являлся носителем титулов герцога Лотарингского и короля Иерусалимского…

Но самое время перейти к альбигойцам, катарам…

Альбигойцы, катары,..

Формально время, о котором пойдёт речь в этом разделе, находится за пределами принятых нами границ «Тёмного Средневековья». Но именно в эти времена в Европе совершится ещё одна не только человеческая, но и культурная (впрочем, эти понятия связаны единой нитью) катастрофа, приведшая к полному (и сознательному) «затемнению» предшествующей истории.

Когда я писал о «вкладе» ислама в «затемнение» истории Раннего Средневековья, я приводил сонет замечательного немецкого поэта Альбрехта Гаусгофера. Вот ещё один (в моём переводе):

XLV Доверие Слову Божию
(Gottvertrauen)

Когда наместник бога на земле
Решил в Провансе ересь истребить,
Он приказал всех сущих там убить,
Всё сжечь – нет ереси в золе…

Резня, резня, – нам некого беречь!
Кровь заливает отворот ботфорт…
От крови содрогнулся граф Монфорт.
И к папскому легату держит речь:

Скажи, как отличить еретика?
Не все же здесь проклятые катары.
Быть может сохранить нестарых?

В ответ легата поднялась рука.
Монфорт услышал: „убивайте их!
Бог сам сумеет отличить своих“…

Переведено 01– 02. 04. 2003 г.

Да, именно так и было. В 1209 году тридцатитысячная армия, ведомая аббатом Сито и графом де Монфор (им помогал испанский миссионер, будущий основатель ордена доминиканцев, – Доминик Гусман) нагрянула на Лангедок – это как раз те самые места с городами Альби, Безье, Каркассон, Монпелье, Монсегюр, Монтобан, Нарбонн, Перпиньян, Тулуза,.. – цветущий, прекрасный, богатый, культурный край, настоящий оазис в средневековом мире.

И вот против этого оазиса папой Иннокентием III был направлен крестовый поход, получивший название «альбигойского». И именно легату папы Иннокентия принадлежат слова, сказанные им в ответ на вопрос о том, как отличить еретиков от правоверных католиков: «Убивайте их всех, Бог узнает своих!». Потом он (этот легат) напишет в своём отчёте в Рим: «Ни возраст, ни пол, ни положение – ничто не было основанием для пощады». Бойня продолжалась почти сорок (!) лет. Были убиты тысячи и тысячи людей, разрушены города, сожжены церкви, уничтожены редкие, великолепные книги, уничтожена культура,..

Цветущая земля превращена в пустыню. Почему? Зачем?!

«Альбигойцы». Название произошло от города Альби, города, который долгое время был одним из центров христианской «ереси» и в котором в 1165 году церковным трибуналом еретики были приговорены к смерти.

А ещё их звали катарами, иногда приплюсовывая к этому названия более ранних ересей: ариане, валентиниане, манихеи… В действительности альбигойцы насчитывали множество сект, сходных по основным принципам и различавшихся лишь деталями.

В основе взглядов катаров лежала вера в то, что человек руководствуется личным опытом, знаниями («гнозис»), что для общения с Богом ему (человеку) не требуется посредник (епископы и священники при этом оказывались не нужны!!!). Катары отвергали ортодоксальную католическую церковь. Они являлись «космологическими» дуалистами, верили в реинкарнацию и признавали женское начало в религии. Перечень «ересей» можно было бы продолжать. Можно было бы отметить, что в Лангедоке процветала философия, поэзия и куртуазная любовь, что там царила веротерпимость, что в школах изучались греческий, арабский, древнееврейский языки, что в Люнеле и Нарбонне изучали Каббалу, что из Марселя туда проникала иудейская и мусульманская философия.

Римско-католическая церковь не была запрещена, но и не пользовалась особым успехом (в некоторых храмах по тридцать лет не служили мессу).

В личной жизни катары были привержены благочестию и простоте. Они были вегетарианцами, были сдержанны в половой жизни, склонны к мистицизму, обладали высокой этикой и моралью. Но самое главное, идеи катаров, проникая в крупные города Германии, Фландрии и Шампани, имели большой успех. И это становилось не только неприятно, но и опасно. Опасно.

И тогда папа направил на Лангедок Симона де Монфор и его солдат. И хотя в 1218 году во время пребывания в Тулузе граф де Монфор был убит, но истребление катаров продолжалось ещё почти четверть века. И опять горели книги, опять выкорчёвывалась память, опять «темнело» прошлое…

Историки, изучающие «ереси», считают, что идеи альбигойцев-катаров нашли своё развитие в последующих еретических течениях вальденсов, гуситов, адамитов, анабаптистов, загадачных камизаров, в некоторых взглядах тамплиеров, Но это было потом.

А пока 15 марта 1244 года последний оплот катаров крепость Монсегюр была взята штурмом и все находившиеся в ней «совершенные» (150 – 200 человек) загнаны внутрь высокого частокола и сожжены. Правда, легенда гласит, что двое «совершенных» ещё в январе бежали из замка, унося часть «сокровища катаров» (золото, серебро, деньги); а во время штурма ещё четверо и тоже «совершенных» были спасены оставшимися в крепости людьми (не катарами). Потом они исчезли. Вместе с ними исчезла и «тайна катаров». Исчезла, чтобы время от времени будоражить воображение потомков. Но вот, что исчезло окончательно, – это книги, память… Исчезли рукописи. Рукописи горят. И ещё как. Увы.

P.S. Собственно, этим можно было бы и завершить рассказ о «Тёмном Средневековье» и перейти к выводам, ибо собственно, «время «Тёмного Средневековья» уже закончилось.
Но вот написал «Лангедок» и сразу на память пришли тамплиеры, и, конечно, захотелось рассказать о том, что я выяснил относительно тех «теней», которые «виделись» мне за «спинами» тамплиеров. Впрочем, на мой взгляд, эти «тени» имеют прямое отношение как к «Тёмному Средневековью», так и к нашему времени. Итак:

Ещё немного о тамплиерах

Да, да, именно Лангедок был последним прибежищем этого ордена. Именно сюда, в Лангедок перебрались тамплиеры после того, как обстоятельства вынудили их покинуть Святую Землю. Правда, до этого предпринимались ещё попытки обосноваться на Кипре, затем – на территории некогда основанного с их участием Тевтонского ордена – в Северной Пруссии и Прибалтике,.. Но потом то ли по причине холодного климата, то ли по иным причинам руководство ордена приняло решение переместить его (ордена) базовые командорства именно на юг Франции, в Лангедок. При этом, конечно, оставались и командорства в Британии, Шотландии, Испании, Португалии и десятках других стран, и, конечно, Тампль в Париже.
Я не стану повторять историю взлёта и падения этого полузагадочного ордена. Этому посвящена самостоятельная работа (Гарбар Д. И. «Эти странные и таинственные тамплиеры. «EDITA» («Эдита») изд. «Edita Gelsen», вып 2(19) 2005 г. с.с. 11-36, а также в несколько сокращённом виде – «Тамплиеры и Святая земля» – в интернет-портале «Заметки по еврейской истории», 4/76. 2007 г.).
Скажу только, что во время «Альбигойского» крестового похода орден тамплиеров занял относительно нейтральную позицию: его рыцари не участвовали в кровопролитии. Более того, многие представители альбигойской аристократии сумели уйти к тамплиерам, вступить в члены этого ордена и тем самым избежать страшных последствий неистовства Церкви.
Великий магистр, проясняя позицию Ордена, сказал, что настоящими крестовыми походами могут считаться только походы против сарацин. Для того времени это был поступок, который мог позволить себе только Великий магистр Ордена тамплиеров.
Ходят слухи, что после разгрома катаров не только многие из них нашли убежище в замках тамплиеров, но тамплиеры стали носителями и главных «тайн катаров».
А ведь у них (у тамплиеров) и своих тайн было достаточно. Вот о них-то, о тайнах тамплиеров и самое время поговорить. И прежде всего, об их главной тайне – тайне возникновения Ордена.

Тени, тени, тени («Орден Сиона», «Приорат Сиона», Король Иерусалимский, Орден цистерцианцев,..)

Я уже как-то писал, что во всё время, пока мне приходилось заниматься тамплиерами, за их «спинами» постоянно мелькали «тени» других персонажей истории. Неуловимые тени истории.
И начнём, как заявлено, с истории возникновения Ордена. Но сначала несколько вопросов:
1. Почему о самом факте возникновения Ордена и о первых его, Ордена, «шагах» мы знаем со слов Вильгельма Трирского. Вот что пишут уже цитированные БЛЛ :
«Первое упоминание о тамплиерах принадлежит архиепископу и историку Вильгельму Трирскому. В книге «Historia rerum transmarinarum» (между 1175 и 1185 г.) он описал жизнь франкского королевства в Палестине со дня его основания. Но к тому времени, как он начал писать, это королевство существовало уже 70 лет, а орден Храма (тамплиеры) – более 50 лет, и писатель, не присутствовавший лично при сих значительных заморских событиях, пользовался свидетельствами из вторых или даже третьих рук» (БЛЛ, стр.62).
Удивляет не сам факт такого описания (это в порядке вещей – историки пишут «по следам событий»). Удивляет то, что живший там же, в королевском дворце, и в то самое время, когда по словам Вильгельма Трирского зародился Орден, королевский капеллан и официальный историк Фульхерий (Фуше) Шартский не уделил этому событию ни слова в своей хронике, хотя описывал деяния своего короля и события в его царстве изо дня в день?
2. Почему у истоков зарождения и существования Ордена стоял представитель другого ордена – Ордена цистерцианцев Бернар Клервосский? Неужели дела его собственного Ордена были так хороши (а это было, отнюдь, не так), что у него не было иных «забот», как создание нового ордена?
3. Почему тамплиеры, в отличие от всех существовавших до них и образованных после них орденских объединений, получили такую привилегию, как помещение на Храмовой горе в приделе королевского дворца, между прочим, в непосредственной близости с помещением, занимавшимся уже упомянутым Фульхерием (Фуше) Шартским?
4. Почему все 9 членов Ордена, созданного «для защиты паломников», первые 9 лет своего существования не покидали территории Храмовой горы; и что они там делали?
5. Сколько их было фактически в первые годы после создания Ордена (официальный год создания Ордена – 1118 г.). Согласно категорическому заявлению Вильгельма Трирского, первые 9 лет их было всего 9 человек; но известно также, что уже 1120 году в Орден был принят Фальк, граф Анжуйский, отец Жоффруа Плантагенета, а в 1124 году в состав Ордена вступил и один из богатейших сеньоров Европы (и, кстати, сюзерен большинства из названных «отцов-основателей» Ордена) Гуго, граф Шампанский?
6. Почему Орден, первые 9 лет не покидавший территории Храмовой горы, получил за это время такую известность в Европе, что приезд его членов на собранный Папой совет в Труа (в Труа располагался двор графов Шампанских) сопровождался таким триумфом?

Вопросы можно множить. Но есть и ответы. Вернее, факты. Вот с фактов и начнём:

«Орден Сиона»

Вот что пишут уже цитированные БЛЛ: «В 1099 году Иерусалим был взят крестоносцами, и тайное собрание, состоявшее из неизвестных личностей, во главе которых стоял уроженец Калабрии, предложило Готфриду (Бульонскому, Д. Г.), занять трон нового королевства франков. По просьбе Готфрида Бульонского на горе Сион возводится аббатство; в нём обитает орден, носящий то же имя и состоящий, возможно, из тех самых личностей, которые предложили ему занять трон.» (БЛЛ, стр. 117). Между прочим, один из членов этого аббатства, некто Арнульф становится первым латинским патриархом Иерусалима. Что же касается «ордена», то речь, наверняка, идёт о монашеском «Ордене богоматери Сиона», одним из членов которого являлся и Гуго Пайенский – вассал графа Шампанского, основатель и первый Великий магистр Ордена тамплиеров. Есть сведения, что членом Ордена Сиона был и дядя св. Бернара Клервосского Андре де Монбар, и ещё некоторые из «отцов-основателей» Ордена тамплиеров,
После смерти Готфрида Бульонского, герцога Лотарингского, принявшего по занятии Иерусалима лишь титул «защитника Гроба Господня», его преемником и первым королём Иерусалимским в 1100 году стал его брат Балдуин I, в воцарении которого тоже принимал участие таинственый «Орден Сиона».
Именно Готфрид Бульонский, а затем и его брат Болдуин и даровали все перечисленные выше привилегии Ордену тамплиеров, рыцарско-монашескому ордену, столь таинственным образом связанному и с «Орденом богоматери Сиона» и с Орденом цистерцианцев, о котором немного позже.

Король Иерусалимский

А почему, собственно говоря, именно герцог Лотарингский должен был стать королём Иерусалимским? Ведь во главе войск, отправившихся в Палестину, стояло ешё три могущественных правителя государств Европы. Но только один из них, а именно Готфрид Бульонский был настолько уверен в своём праве занять Иерусалимский престол, что отказался от всех своих владений в Европе и продал всё своё имущество.
Конечно, Готфрид Бульонский был легендарнейшей фигурой своего времени (слава его далеко превосходила известность героя романа сера Вальтера Скотта «Айвенго» Ричарда Львиное Сердце); конечно, воспитателем герцога был один из вдохновителей и организаторов крестового похода (и возможный член Ордена Сиона) знаменитый Пётр Отшельник (Пустынник). Конечно. Но было и ещё нечто.
И опять цитата из БЛЛ, которые, в свою очередь, цитируют автора работы о Крестовых походах Рене Груссе (1930 г.): «… через Балдуина 1 непрерывно продолжается «королевская традиция». И поскольку она была «основана на Скале Сион», эта династия «равна» царствующим династиям Европы – Капетингам во Франции, англо-нормандским Плантагенетам в Англии, Гогенштауффенам и Габсбургам, правящим в Германии и Священной Римской империи» (БЛЛ, стр. 111).

Но вот что ещё интересно: есть сведения о том, что ещё за десять лет до завоевания Иерусалима, ещё до похода в Святую Землю именно Готфридом Бульонским, герцогом Лотарингским был создан некий таинственный «Приорат Сиона», от которого тянутся следы и к «Ордену Сиона», и к его производной – Ордену тамплиеров, и даже в наше настоящее.
Впрочем, мы забыли ещё об одном ордене – «Ордене цистерцианцев».

Орден цистерцианцев

Вот цитата из «Википедии»: «Название цистерцианцы происходит от монастыря Cistercium, основанного в 1098 св. Робертом на том месте, где теперь лежит деревня Сито (Citeaux, французский департамент Кот д’Ор). Роберт был отпрыском знатного шампанского рода и в ранней молодости вступил в бенедиктинский орден. Монастырская жизнь не соответствовала его строго аскетическим идеалам; он тщетно пытался восстановить соблюдение устава в старых монастырях и, видя бесплодность своих попыток, удалился из Солемского монастыря, где занимал место аббата, в пустынное место Сито, в сопровождении 20 спутников. Здесь он основал новый монастырь, положив в основу монашеской жизни строгое исполнение бенедиктинского устава. Самому Роберту, по требованию папы, пришлось вернуться в Солемский монастырь. Его преемником по должности аббата Цистерцианского монастыря был Альберих, при котором папа Пасхалий II взял монастырь под свое особое покровительство. Альберих составил «Instituta monachorum Cisterciensium», в основу которых лёг бенедиктинский устав. Сначала строгость правил цистерцианцев служила препятствием приливу новых членов, но после того, как в орден вступил (1112 г). племянник Андре де Монбара, будущий «святой», Бернард Клервоский (по названию аббатства Клерво) с 30 товарищами, число цистерцианцев стало быстро расти… Поэтому Бернарда называют вторым основателем ордена и вместо цистерцианцы иногда употребляют название бернардинцы». Надо только добавить, что к моменту, когда Бернар (Бернард) вступил в Орден, тот был на грани краха. Однако поддержка, оказанная Бернару семьёй графов Шампанских оказалась решающей. Да и сам Бернар к 1115 году становится одной из влиятельнейших фигур христианского мира. Именно в этом, 1115 году граф Гуго Шампанский возвращается из своей поездки в Святую Землю и дарит св. Бернару землю, на которой тот возводит аббатство Клерво. А в 1131 году Матильда Тосканская, герцогиня Лотарингская, родная тётка и приёмная мать Готфрида Бульонского дарит св. Бернару земли в Орвале, близ Стене, где около 400 лет тому назад был убит один из последних королей из династии Меровингов Дагоберт II. Именно Бернар Клервосский пишет устав Ордена тамплиеров и проводит утверждение этого устава на Совете в Труа, на Совете, где председательствовал бывший монах-цистерцианец, Папа Иннокентий II. Круг замыкается.

И ещё немного о Готфриде Бульонском.

Вот краткая справка из «Википедии»: «Готфрид Бульонский, Годфруа де Бульон (фр. Godefroi de Bouillon) (ок. 1060, Булонь—18 июля 1100, Иерусалим) — лорд Бульонский (1076—1096), герцог Нижней Лотарингии (1087—1096), один из предводителей 1-го крестового похода 1096 ? 99 на Восток, после захвата Иерусалима был провозглашен правителем Иерусалимского королевства (с 1099), отказавшись короноваться в городе, где Христос был коронован терновым венцом; Готфрид вместо королевского титула принял титул — «Защитника Гроба Господня».
Но если верить уже цитированным БЛЛ, то «Готфрид происходил из семьи Плантар со стороны прабабки, вышедшей в 1009 году замуж за Гуго де Плантара. Следовательно, в жилах Готфрида текла кровь Меровингов, он был прямым потомком Дагоберта II, Сигиберта IV и других «потерянных королей» этого рода» (БЛЛ, стр. 273).
Отсюда и претензии самого Готфрида Бульонского и его преемников на Иерусалимский трон.
Отсюда и «понимание» этих претензий со стороны других руководителей похода.
И опять круг замыкается.

Тени не исчезают

Но время шло. Попытка потомков династии Меровингов вернуть себе былое положение не увенчалась успехом. Христианское воинство вынуждено было покинуть Святую Землю, исчезли с исторической сцены тамплиеры, цистерцианцы,.. Исчезло многое, что давало основание надеяться на возвращение былого.
Да и в династической Европе не только наступили новые времена, но и на историческую сцену восходили всё новые и новые династии. А новые ли?
Остались потомки Габсбургов-Лотарингов в Германии, Австрии и Испании, Лотарингов и де Гизов во Франции, Стюартов в Англии и Шотландии, остались Синклеры, Девонширы, Плантары, Люксембурги, Монтескью, Монпеза, Сен-Клеры, де Жизоры, де Бары.. Остались…
И остались те, кто это помнит, кому это выгодно помнить.
И кому невыгодно, – тоже остались…

Кто же написал эту хрестоматию «История Средних веков»?

Я возвращаюсь к тому, с чего начал: к хрестоматии М. М. Стасюлевича – «История средних веков». И для начала немного статистики.
Книга содержит 1369 страниц текста, таблиц, схем, иллюстраций. Первые 908 страниц заняты 153 материалами, посвящёнными событиям, имевшим место в Европе до начала «Крестовых походов» 1096 – 1291 г.г.
Авторами этих 153 статей являются 86 человек (ряду авторов принадлежит по несколько статей).
Самый беглый обзор позволяет установить, что все авторы делятся на две неравные категории: авторы – священнослужители – их, примерно, 60%; и
авторы – светские люди, исследователи – их, около 40 %.
Казалось бы, ничего особенного и странного.
Но если учесть, что подавляющее большинство т. н. «светских» авторов жили значительно позже описываемых ими событий и в своих работах в виде источников использовали материалы, в основном, тех же авторов-священнослужителей (подавляющее – более 90% которых относились к католической конфессии), то совершенно очевидно, что вся история этого времени рассматривается с позиций лишь одного из её, истории, участника и освещается им, этим участником, конечно, в его, участника, собственных интересах.
Каковы же были эти «интересы»?

Некоторые рассуждения и выводы, или
Почему эта часть Средневековья стала «тёмной»?

Мне бы очень хотелось, чтобы ответ на заданный в названии этого раздела вопрос читатель дал сам. Тем более, что ответ, как мне кажется, лежит на поверхности.
Я только перечислю, если не сами факты (если бы это были чистые факты, то и «темноты» бы не было), если не сами факты, то, хотя бы, логические допущения. Вот они:

1. Иешуа га Ноцри (в дальнейшем «ИгН»), действительно, происходил из царского рода и имел все основания претендовать на престол (что было особенно актуально в период деградации династии Иродов).

2. Все (или почти все) члены «общины» ИгН первоначально состояли из его родственников или принадлежали к его клану, к «Семье», и были, своего рода, его «агентами влияния».

3. Мария Магдалеянка (в дальнейшем «ММ») была женой ИгН, и их брак с династической точки зрения был безупречным, ибо в их потомстве соединялись обе древнейшие династии царей Израиля: династия вениаминита, первого царя евреев Саула (ММ по некоторым данным происходила из колена Вениаминова) и династия царя Давида из колена Иегуды (ИгН, как известно, происходил из этого колена).

4. О династических претензиях ИгН знал лишь узкий круг (его «Семья»). Более широкий круг его приверженцев (их было, впрочем, не так уж много) привлекали его (ИгН) идеи «очищения иудаизма», его критика религиозной верхушки и т.д. Это были т.н. «Адепты Миссии»

5. После смерти (или «ухода») ИгН его последователи разделились на две основные группы: «Семью» и «Адептов Миссии», интересы и устремления которых были разновекторны.
Семья была заинтересована в сохранении клана и продлении попыток претендовать на престол.
«Адепты Миссии» были заинтересованы в распространении новых религиозных идей, в привлечении новых сторонников, в расширении геграфии новой веры. Собственно, «новой веры» ещё не было, – пока это было новое направление в иудаизме, но по мере расширения географии и привлечения новых членов происходил отход от ортодоксального иудаизма, приспособление к местным (греческим, римским,..) традициям, превращение в новую веру.

6. В «Семье», тем временем, произошёл раскол: ММ, оставленная по желанию ИгН во главе «Семьи» как носительница династической наследственности («крови»), была «отодвинута» сводным братом ИгН Иаковом, который и возглавил общину в Иерусалиме.
ММ в сопровождении Иосифа Аримафейского вынуждена была бежать – переправиться через Средиземное море на континент и скрыться на территории сегодняшней Южной Франции.
Мать ИгН тоже вынуждена была покинуть Палестину и закончить свои дни то ли в Малой Азии, в городе Эфесе, то ли переместиться ещё дальше, на Британские острова (Г. Филлипс) …

7. Среди «Адептов Миссии» тоже произошёл раскол, в результате которого Павел ушёл проповедывать в Малую Азию, Пётр – в Рим, а остальные – «разбрелись по свету».

8. Первые христиане (особенно члены «Семьи») знали и кто таков ИгН, и какова его истинная биография, – отсюда и берёт своё начало «арианство», «отказывающее» Христу в божественном происхождении.

9. «Адепты Миссии» знали обо всём этом гораздо хуже (если знали вообще, ибо многие из них лично вообще не видели ИгН). Как уже отмечалось, они, проповедуя среди «чужих», вынуждены были адаптировать «биографию» своего кумира и «основателя» религии, да и саму религию к греческой философской традиции, к римским религиозным культам, да ещё и в их малоазиатском варианте. Отсюда и обожествление Христа, и культ Девы Марии, (которая «заместила» собой ММ), появилась легенда о её «вознесении»…
Сама ММ была не только «отодвинута в тень», но и оболгана, превращена в «блудницу».
Правда, такое «отодвигание» дало основание появлению легенд о «Святом Граале» о «носительнице «Христовой крови», о «детях Христа», о крови Христа в Меровингах и т.д.

10. Через Меровингов, в которых кровь франков соединилась с кровью иудеев (возможно, и с кровью ИгН и ММ) и придала династии Меровингов большую легитимность, кровь иудеев вошла в кровь царствующих домов Европы, включая и те, которые по тем или иным причинам оказались отодвинуты с авансцены истории, и о которых, с точки зрения узурпаторов, хорошо было бы забыть…

11. С точки зрения «полезности» требовалось:
Забыть о Меровингах, как о носителях «крови Христовой», ибо само признание такового факта скомпрометировало бы принятую Церковью концепцию;
Забыть о существовании и происхождении ересей (включая арианство, агностицизм,..);
Забыть об имевшей место подмене «святынь» (Дева Мария – ММ и др);
Забыть о праве «Иерусалимской кафедры» на верховенство в Христианском мире;
Забыть о «подробностях» борьбы «Римской кафедры» за главенство в католическом мире;
Забыть о нарушении Римом «договора» с Меровингами, о присвоении ими права «помазания»,.. ;
Внедрить в массы мысль об истинности т. н. «Константинова дара» и многих других привилегий;
Убрать из народной памяти сведения о весьма неблаговидных поступках, приведших к власти многие т. н. «новые династии»,..
Короче говоря, скрывать было что. И было кому.
И рукописи горели, горели, горели… И Средневековье «темнело», «темнело», «темнело»,..

С другой стороны,
Противостоящие ортодоксальному католицизму христианские конфессии (речь идёт пока только о них) были заинтересованы в «восстановлении правды» (как они её, эту «правду», понимали);
Многие аристократические роды Европы, «отодвинутые» с авансцены истории, были заинтересованы в делигитимации «узурпаторов», в восстановлении «справедливости» (как они эту «справедливость» понимали),..
Отсюда и «крестовые походы», и «Приорат Сиона», и катары, и тамплиеры, и многое другое. Отсюда и многочисленные легенды, ибо, когда исчезают документы, народная память «конвертирует» факты в предания, в легенды, в мифы.
И с этим уже никто ничего поделать не может.
Остаётся только их, эти предания, легенды, мифы прочитать и, по возможности, правильно проинтерпретировать. И это настраивает на оптимистический лад.
Надеюсь, что этот процесс, процесс «прочтения» и «интерпретации» будет продолжаться.
Важно только, как говорил Станислав Ежи Лец, «приближаясь к правде, не увязнуть в действительности».

Вместо Заключения

Я начну этот заключительный раздел с одного воспоминания, воспоминания «странного» и, казалось бы, не имеющего никакого отношения ко всему вышесказанному.
Давным-давно, ещё в «той жизни», работая на Севере России, где в те времена ещё сохранилось относительно много старинных церквей, я немного интересовался иконописью: ходил в музеи, беседовал со специалистами. И так постепенно познакомился с некоторыми правилами написания икон. В частности, меня интересовала тема написания их «житийного» обрамления. Дело в том, что, рисуя «житийные» картинки, художник, вне зависимости от своего желания и мировоззрения, использовал элементы окружавшей его действительности. Искусствоведы учили меня «снимать кальки» – распознавать различные аспекты (бытовые, социальные,..), в которых существовал тот или иной живописец. Так религия, хотела она этого или нет, глазами своих живописцев фиксировала исторические реалии, и их (живописцев) руками эти реалии изображала. Уничтожение же этих икон и, соответственно, «житийных» картинок лишало возможности узнать в каких обстоятельствах жили эти «богомазы» и их современники, что они ели, во что одевались, чем занимались, что любили, что ненавидели, – как жили?!
Всё время, пока я занимался так называемым «Тёмным Средневековьем», меня не оставляла мысль именно об этом. Многосотлетнее систематическое уничтожение книг, – редких рукописных, штучных, неповторимых книг, – лишило нас возможности узнать не только их (книг) содержание, но и узнать мир, в котором жили авторы этих книг, делало (и сделало) этот мир «тёмным». ТЁМНЫМ.
Говорят: «чтобы скрыть дерево, надо посадить лес». Но можно поступить и иначе: вырубить лес, да так, чтобы на этом месте ничего не осталось. Не напоминает ли Вам «Тёмное Средневековье» такой вырубленный лес. Мне напоминает. И я догадываюсь кто и зачем его, этот «лес», «рубил»…
Рубил, забывая, что остаются корни. И что иногда эти корни способны дать всходы.
Говорят, что «рукописи не горят». Горят. Да ещё и как горят. Но оставляют пепел.
И этот «пепел» – правда.
Вот таким оно видится из нашего «сегодня» это странное «Тёмное Средневековье».
Наверное, это наш долг, наша обязанность высветить это время – время наших предков.
Высветить, ибо без прошлого не будет и будущего.
А это уже не просто стыдно, но и опасно.

Ссылки, цитаты.

Азимов А. «Тёмные века» («Раннее Средневековье в хаосе войн»), М,.Центрполиграф, 2005 г.

Байджент М., Ли Р., Линкольн Г., «Святая кровь и Святой Грааль», М., «ЭКСМО», 2005 г.

Гиббон Э. «Закат и падение Римской империи», М., 1997 г.

Ньютон И. «Хронология Древних Царств», М. «Эксмо», 2007 г.

Рассел Б. «Мудрость Запада» (Историческое исследование западной философии в связи с общественными и политическими обстоятельствами), М. Изд. «Республика», 1998 г.

Рыжов К. Энциклопедия «Все монархи мира», т. 3, Греция, Рим, Византия, М., «Вече», 2001 г.

Свенцицкая И. С. «Раннее христианство: страницы истории». М. Издат. политич. лит. 1987 г.

Свенцицкая И. С. «Изгои вечного города», М., «Вече», 2006 г.

Стасюлевич М. М. «История средних веков», Изд. Полигон-АСТ, С-Пб, МСМХСIХ (1999 г.)

Филлипс Г. «Тайна Девы Марии», М., Изд «Аст», 2007 г.

Флавий Иосиф, «Иудейские древности», Минск, «Беларусь», 1994 г.

Дуйсбург, 2007 – 2008 г. г.

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1

  1. Уважаемая Ирина Георгиевна!
    «Подсядьте», пожалуйста, ещё и на моё эссе «Это странное «Темное Средневековье», и, возможно, кое-что для Вас прояснится.
    С интересом буду ждать Вашей реакции на прочитанное.
    С симпатией. Ваш Д. И. Гарбар