Три зарисовки

КАК ЧАЙ ЗАВАРИВАТЬ

— Да, на ней девушка ездила. Пробег минимальный, в гараже стояла. – Игорь, сделал глоток пива из кружки. – Машина в отличном состоянии. Не бита, ни крашена – любые проверки…. Да, как хотите, в любом сервисе, но за ваш счет, сами понимаете.
Олег с Максом играли рядом в нарды.
— Хорошо, можно и завтра. У вас есть мой телефон, позвоните за час где-то. Не вопрос, договорились.
— Ну, чё там? – Олег кинул кубики.
— Да, хрен его знает. Приедет завтра… Слушай Олег, давай что ль вечером в боулинг сходим? – Игорь сделал еще глоток и отставил кружку.
— Нет, мы с Олькой сегодня вечером к тёще идём.
— Что-то у тебя, Макс, с работой сегодня хреновасто. – Олег потянулся. – Весь день у нас сидишь.
В дверь постучали и сразу открыли. В дверном проёме стоял улыбающийся веснушчатый усатый дядька:
— Ребят! У вас тут шиномонтажник? У него на двери висит «в автосалоне».
— Ну во, Олежик! Ты провидец! Сразу Максу робу нашёл – Игорь хохотнул, закурив сигарету.
— Да, я с монтажа. Что там у вас? Пойдёмте, – Макс встал.
— Да резину купил новую, та уж не в красную армию, а в Москву сейчас ехать, вечером дочь в Шереметьево встречать. Поменяешь?
— Говно вопрос.
Они вышли. Молча, подошли к машине дядьки. Машина была новая, дорогая.
— Посмотрите, молодой человек. По вашему мнению, хорошую резину купил? Я в ней не разбираюсь, в магазине могли ведь и лапши навешать. Вы-то – как профессионал.
— Не… хорошая резина… мягкая. Единственно, стирается быстро, к концу второго сезона уже менять придётся. Хотя, конечно, если гонять не будете, то и три-четыре сезона отъездите.
— Да, ну… Кто понял жизнь, тот не спешит. Я и не гоняю вовсе. А я и брал на пару сезонов. Всё равно сменю – жизнь дороже.
— Ну, так-то да, – Макс крякнул, снимая колесо.
— Сложная у вас работа, – дядька сочувственно.
— Не жалуюсь.
— А вот по зимней резине, что посоветуете? Что лучше шипы или липучки?
— Шипы лучше. Зимы стали малоснежные, липучки только по снегу хороши. Лед.
— Аааа…. Ясно. А вот в магазине уверяли меня… Ну, ясно, хотя. Спасибо.
Дядька постоял с минуту, молча.
— А… простите молодой человек, как вас зовут? А то неудобно как-то.
— Максим.
— Максим! Как думаете, вот у меня узкий профиль, может быть, нужно было сменить? Пробивают на наших дорогах.
— Да не. Не беспокойтесь у вас ни такой уж и низкий он. Нормально.
— Ну, спасибо успокоили. Я переживал.
— А вот вы сейчас, что делаете? Балансируете? Вообще колёса часто нужно балансировать?
Игорь с Олегом играли уже вторую партию, когда в дверь опять постучали и сразу открыли.
— Мужики! Разменяйте пятёрку, у Максима сдачи нет.
— Да, давайте, — Олег поднялся.
Игорь пристально смотрел в окно.
— Вот спасибо. Только если можно там, чтоб по сотням еще было. Хочу ему пару сотен накинуть. Понравился мне парень, и консультации хорошие даёт.
— Дааа… Интересный он парень, – задумчиво сказал Игорь.
— Хороший он мужик, и специалист видно грамотный, – дядька взял разменные деньги. – Спасибо. Ну ладно, мужики, бывайте. Я за дочкой в Москву погнал – дорога не ближняя.
Игорь открыл рот, чтобы что-то сказать, но осёкся.
— Счастливого пути, – Олег уже садился на диван напротив Игоря.
Минут пять играли молча. Зашел Макс.
— Достал он меня! Одни вопросы! Заколебал реально, мозг вскипел от него.
— Макс! – Игорь задумчиво смотрел на Максима – А на хрен ты там болты на левом колесе ослаблял? Перетянул или как?
— Что, видел, да? Нет, не перетянул. Просто ослабил на пару оборотов. Может, сорвет… Если повезет, то без дочки. Если с дочкой сорвет – хуже… двойной грех. Я так частенько, таким уродам гнусавым делаю, – сказал обыденно, просто, как рассказал бы, как чай заваривает. – У вас тут пиво было, налейте кружечку, сегодня уж никого, скорее, больше не будет.

ЛЮСЬКА

На улице лил ледяной дождь. Вера стояла на кухне и смотрела на улицу. Повсюду — на деревьях, проводах, лед. Свисает везде – этот лёд. Висит с крыши, облепил блок кондиционера, что у них над окном. Мерзко. Вера поёжилась. Взяла пачку. Одела куртку. Пошла на балкон через комнату, где сидела мать.
— Опять курить?
— Да я быстро, – и обернувшись, – вроде как и мерзко, но до чего красиво на улице.
Затянулась. Ещё не выпустив дым, сосредоточилась. Снизу доносились странные звуки. Ещё ничего не произошло, но Вера уже чувствовала беспокойство. Сверху на балконе слышались голоса. Сбросила пепел в банку. Прислушалась.
— Скорую вызвали?
— Люська, сука, вставай! – дикий крик снизу.
Балкон не застекленный, лед кругом. Осторожно подойдя к краю, взглянула вниз.
ХХХ
Он её любил! Как он её любил! Люська лежала на спине с открытым ртом, вся бледная.
— Дыши! Сукааа! Люська! – ударил по щекам.
Как? Он не хотел! Он и не толкнул её вовсе. Она просто была пьяная. Скотина! Как она могла упасть? Вот ведь сволочь! Теперь могут подумать, что он её толкнул специально! Люська! Зараза! Поднял за плечи, начал с силой трясти:
— Дыши! Дыши! Люська! – бросил опять. Посмотрел на неё. Сейчас бы выпить ещё. Может подняться и выпить? – Люська! Сука – дыши!
Да нет! Она скотина просто разыгрывает его! Удар двумя руками в грудь! Ещё удар!
— Егор!!! Не нада!!! Мы скорую вызвали!!! – кто это? Похоже Светка? Какую, на хрен скорую!? Сдохла моя любимая Люська!
— Уаааа! – что я могу в ответ сказать? Я любил её! Люська! Получи, скотина! Как ты могла меня бросить! Удар кулаками! – Уууу-аааа!
Как я хочу выпить!!!
ХХХ
Вера выбежала с балкона.
— Мама, он убьёт её!!! Мне нужно вниз… — мать, молча, вскочила и встала у неё на пути. Взгляд спокоен.
— Никуда не пойдёшь! Я сказала — сядь! – с расстановкой спокойно сказала мать.
— Ты не понимаешь! Там девушка, похоже, упала с балкона. Видно у Светки этой опять бухали, пойду спущусь, он бьёт её и орёт – слышишь?
— Уаааа! – снизу орало животное.
Мать расставила руки. Не пускала. Потом крепко обняла дочь. Молчала. Гладила по голове. Вера всхлипывала и робко пыталась вырваться.
— Успокоилась? – мать смотрела в глаза Веры.
— Ну, мам….
Раздался крик, рев, ругательства мужика под окнами. Глаза Веры округлились, оттолкнув мать, она рванулась к двери.
Выбегая из подъезда, она просто крикнула ему:
— Эй ты! Эй! – смотрела на него, леденея. Страх. Ужас от совершаемого. Зачем она здесь? Чем она может помочь этой Люське? Поднявшийся с земли мужик был огромен. Он не спеша поднялся. Голова опушена, смотрит в землю. Длинные волосы свисают вниз и болтаются где то на груди. Пошатываясь, сделал несколько шагов к ней. И поднял на неё мутные, глаза. Глаза как у рыбы. Они ничего не выражали. Ни слова не говоря – размахнувшись, ударил её кулаком прямо в нос. Брызнула кровь. Сразу. Она еще даже не оторвалась от земли, а уже задохнулась от крови. Упав спиной на острые колья палисадного заборчика, она замолчала.
Мужик двинулся на неё. И тут Люська застонала.
ХХХ
Анна Сергеевна выбежавшая босиком вслед за дочерью, увидела, что мужик склонился над своей Люськой и лупит её по щекам. Вера лежала спиной на заборе и хрипела. Из всех окон дома выглядывали мужчины и женщины. На улице было пусто и безлюдно.
Узкий проулок осветился фарами. Скорая. Остановилась. Мужик поднял голову. Молча. Смотрел на машину. Из машины вышли парни. Санитары были здоровыми мощными ребятами. Мужик, молча, поднялся.
— Мужчина отойдите, нам нужно осмотреть девушку, – сказавший это санитар моментально получил сильнейший удар, сваливший его с ног.
-Уаааар! ААА! – заорал мужик и бросился на второго санитара.
Битва длилась минут пять. И силы двоих санитаров против одного мужика были равны. Но тут из подъездов начали выбегать мужики. Кто-то из них был с битой. Ударом сзади свалили.
Люська оказалась ещё живой. Погрузившие её санитары, занялись Верой. Осторожно сняв её с забора проколовшего её спину в трёх местах, положили на землю. Анна Сергеевна плохо понимала, как приехала вторая скорая. Как приехала полиция. Как засовывали огромного связанного рычащего мужика к себе в УАЗик.
Держа еле тёплую Верину руку, она беззвучно плакала. Слёзы стекали по щекам, мешая видеть бледное лицо дочери.
— Да всё нормально будет, Вы даже не переживайте – обернулся водитель – врачи у нас хорошие, на ноги быстро поставят. Скоро ваша дочка не то, что ходить – бегать начнёт. Правда, Вер?
Анна Сергеевна взглянула на девушку делающую дочери инъекцию. Врача то же звали Верой. Она молчала. Она делала свою работу и никого не слышала.

 

                          СОЛНЕЧНЫЙ ДЕНЬ

    Бахов заехал на мойку. Весна была на удивление ранней. Жара. Обычно так начинается май, но никак не март. В помещении сидеть было неохота и, он, выйдя на улицу, курил, сидя на лавке, подставляя лицо солнечным лучам. Дел было много, и по работе и по семейным проблемам. Но! Погода! Как от неё зависит человек. Было спокойно и хорошо. Была уверенность, что сегодня уж точно всё будет хорошо.

                                                                 ХХХ

      Сашка Титаренко был влюблён. Он понимал, что ТАК ещё не было. Чувство накрыло. До этого были и жёны, была и любовь, но всё не то. Точно не то! Да, 100% не то! Раньше он добивался женщин. Добивался любви. Простую истину «в любви сильнее тот, кто меньше любит» узнал, еще не читая Довлатова. Катя не была его богиней. С Катей было равноправие. Такое, которого он не мог и представить. Раньше всегда, что-то мешало, раздражало, не устраивало. Сейчас полная взаимность и взаимопонимание. Он не ждал счастья, он был счастлив.

       Какой же сегодня день! Он как специально создан, для его любимой. Солнце. В марте и так тепло и солнечно. Этот день точно создан, для его любимой! Ведь в этот день она родилась. На работе не сиделось. Подарок он уже давно купил, осталось приобрести только цветы. Покупателей почти не было. В такую погоду мало у кого возникнет желание мотаться по магазинам, покупать себе межкомнатные двери. Когда же кончится этот рабочий день и он наконец поздравит свою любимую Катю?

                                                                  ХХХ

       В такую погоду даже стояние в пробке не раздражало. Было приятно сидеть за рулём, в чистой машине, слушая новый сборник loungeмузыки. Акустика великолепна. Жизнь хороша. Нужно заехать купить, что ни будь к ужину. Чтото необычное. День то хорош как! И обязательно вместе с детьми пойдут с Ленкой прогуляются в парке. Покормить уток на пруду. Если аттракционы открыты, то конечно и Варечка и Дениска будут очень рады. Улыбался.

— Леночка, как ты там? Дома уже? – звонил по громкой связи – Слушай, я вот думаю, давай сегодня не будем время тратить на ужин. Ты детей собери, пойдём в парк, там шашлычков поедим.

— Да, милый, хорошо. Ты когда будешь? Не хотелось бы в сумерки-то идти. – Лена хохотнула. — Пока солнце, постарайся приехать.

    Вырвавшись из пробки, он нажал на газ. Спешил. Быстрее, – Лена права. День всё же сейчас еще не такой длинный как летом. А вечером может быть прохладно. Нужно спешить. Нужно переключить на что-то «поживее». Начал переключать на David Bowie. Нравится.

Удар! Лобовое стекло, пошло паутиной. Что случилось? Резко тормоз. Мешают раздувшиеся подушки безопасности. Вроде сам жив. Нужно выйти посмотреть. Как мешают эти подушки! Что было то?

                                                                ХХХ

    Цветы. Катя так любит цветы. Сашка и так старался, если появлялись свободные деньги купить Катеньке цветы. Сегодня особый день. Она любит тюльпаны. Не розы. Нет. Тюльпаны. Желтые тюльпаны. Говорят белые и желтые к разлуке. Много чего говорят. Ерунда. Какая разлука! Он-то знал, что у них долгое будущее.

— Тридцать пять штук вот этих тюльпанов, пожалуйста – улыбаясь продавщице.

Нужно спешить! Цветы красивы и пахнут весной. Весна. Жизнь опять зарождается. Из-за угла, появился автобус. Четырнадцатый – его номер. Переход далеко, да и машин нет. Можно перебежать, до остановки…….

    

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1