Дожди и грозы. Из антологии Наталии Коростелевой

***

Как весел грохот летних бурь,

Когда, взметая прах летучий,

Гроза, нахлынувшая тучей,

Смутит небесную лазурь

И опрометчиво-безумно

Вдруг на дубраву набежит,

И вся дубрава задрожит

Широколиственно и шумно!..

Как под незримою пятой,

Лесные гнутся исполины;

Тревожно ропщут их вершины,

Как совещаясь меж собой, –

И сквозь внезапную тревогу

Немолчно слышен птичий свист,

И кой-где первый жёлтый лист,

Крутясь, слетает на дорогу…

Ф. Тютчев (Сочинения в 2-х томах, т.1 изд-во «Правда» Москва 1980)

***
Неохотно и несмело
Солнце смотрит на поля.
Чу, за тучей прогремело,
Принахмурилась земля.

Ветра тёплого порывы,
Дальный гром и дождь порой…
Зеленеющие нивы
Зеленее под грозой.

Вот пробилась из-за тучи
Синей молнии струя –
Пламень белый и летучий
Окаймил её края.

Чаще капли дождевые,
Вихрем пыль летит с полей,
И раскаты громовые
Всё сердитей и смелей.

Солнце раз ещё взглянуло
Исподлобья на поля –
И в сиянье потонула
Вся смятенная земля.

Ф. Тютчев (Сочинения в 2-х томах, т.1 изд-во «Правда» Москва 1980)

УСПОКОЕНИЕ

Гроза прошла – ещё курясь, лежал
Высокий дуб, перунами сражённый,
И сизый дым с ветвей его бежал
По зелени, грозою освежённой.
А уж давно, звучнее и полней,
Пернатых песнь по роще раздалася,
И радуга концом дуги своей
В зелёные вершины уперлася.

Ф. Тютчев (Сочинения в 2-х томах, т.1 изд-во «Правда» Москва 1980)

***

Задрожали листы, облетая,
Тучи неба закрыли красу,
С поля буря ворвавшися злая
Рвёт и мечет и воет в лесу.

Только ты, моя милая птичка,
В тёплом гнёздышке еле видна.
Светлогруда, легка, невеличка,
Не запугана бурей одна.
И грохочет громов перкличка,
И шумящая мгла так черна…
Только ты, моя милая птичка,
В тёплом гнёздышке еле видна.

А. Фет («НА ЗАРЕ ТЫ ЕЁ НЕ БУДИ» Москва ЭКСМО 2009)

 

ПОД ДОЖДЁМ

Помнишь: мы не ждали ни дождя, ни грома,
Вдруг застал нас ливень далеко от дома;
Мы спешили скрыться под мохнатой елью…
Не было конца тут страха и веселью!
Дождик лил сквозь солнце, и под елью мшистой
Мы стояли точно в клетке золотистой;
По земле вокруг нас точно жемчуг прыгал;
Капли дождевые, скатываясь с игол,
Падали, блистая, на твою головку,
Или с плеч катились прямо под снуровку…
Помнишь – как всё тише смех наш становился…
Вдруг над нами прямо гром перекатился –
Ты ко мне прижалась, в страхе очи жмуря…
Благодатный дождик! Золотая буря!

1856 А. Н. Майков (Русская поэзия середины XIX века Московский рабочий 1985)

 

В ЗАСУХУ

Всё жаждет, истомясь от зною;
Всё вопиет: дождя, дождя!
И рады все, что солнце мглою
Покрылось, сумрак наводя.

Влачится туч густых завеса,
Грозя нам ливнем и пыля,
Из-за синеющего леса,
Прохладой веет на поля.

Шуршит соломой рожь сухая,
Пыль зарывается в кусты, –
И только капля дождевая
Одна спадает с высоты.

Дождя, дождя!.. Ужель обманут
Нас громовые голоса,
С земли колосья не привстанут,
И не омоются леса?

Увы! Грозы насмешка злая, –
Громовый хохот над землёй!..
К чему нам капля дождевая!
Что значит капля в этот зной!..

Молниеносной тучи глыба
Перевалила за леса, –
Никто не скажет ей спасибо,
С упрёком глядя в небеса.

Ушла!.. Но где над злом победа?
В чем торжество? Всё тот же зной…
И не осталось даже следа
От бедной капли дождевой…

Я. Полонский (биб-ка ВРЕМЕНА ГОДА ЛЕТО КРАСНОЕ Москва Фонд им. И.Д. Сытина 2001)

***
Быть грозе! Я вижу это
В трепетанье тополей,
В тяжком зное полусвета,
В душном сумраке аллей.

В мощи силы раскалённой
Скрытых облаком лучей,
В поволоке утомлённой
Дорогих твоих очей.

М. Лохвицкая («Библиотека поэта» ПОЭТЫ 1880-1890-х годов 1972)

 

ПРЕДЧУВСТВИЕ ГРОЗЫ

В душу закралося чувство неясное,
Будто во сне я живу.
Что-то чудесное, что-то прекрасное
Грезится мне наяву.

Близится туча. За нею тревожно я
Взором слежу в вышине.
Сердце пленяет мечта невозможная,
Страшно и радостно мне.

Вижу я, ветра дыхание вешнее
Гнёт молодую траву.
Что-то великое, что-то нездешнее
Скоро блеснёт наяву.

Воздух темнеет… Но жду беззаботно я
Молнии дальней огня.
Силы небесные, силы бесплотные,
Вы оградите меня!

М. Лохвицкая («Библиотека поэта» ПОЭТЫ 1880-1890-х годов 1972)

 

ИЮЛЬ

Сонет

Когда весь день свои костры
Июль палит над рожью спелой,
Не свежий лес с своей капеллой,
Нас тешат: демонской игры

За тучей разом потемнелой
Раскатно-гулкие шары;
И то оранжевый, то белый
Лишь миг живущие миры;

И цвета старого червонца
Пары сгоняющее солнце
С небес омыто-голубых.

И для ожившего дыханья
Возможность пить благоуханья
Из чаши ливней золотых.

И. Анненский (ЛИРИКА Минск ХАРВЕСТ 2002)

 

ДОЖДЬ

Сквозь дождём забрызганные стёкла

Мир мне кажется рябым;

Я гляжу: ничто в нем не поблёкло

И не сделалось чужим.

Только зелень стала чуть зловещей,

Словно пролит купорос,

Но зато рисуется в ней резче

Круглый куст кровавых роз.

Капли в лужах плещутся размерней

И бормочут свой псалом,

Как монашенки в часы вечерни

Торопливым голоском.

Слава, слава небу в тучах чёрных!

То – река весною, где

Вместо рыб стволы деревьев горных

В мутной мечутся воде.

В гиблых омутах волшебных мельниц

Ржанье бешеных коней,

И душе, несчастнейшей из пленниц,

Так и легче и вольней.

Н. Гумилёв (биб-ка XX век: Стихотворения и поэмы Москва изд. дом «Звонница-МГ» 2000)

 

ЛЕТНЯЯ ГРОЗА

Синие, чистые дали
Между зелёных ветвей
Бело-молочными стали…
Ветер играет смелей.

Говор негромкого грома
Глухо рокочет вдали…
Всё еще веет истома
От неостывшей земли.

Птицы кричали и смолкли;
С каждым мгновеньем темней.
В небо выходит не полк ли
Сумрачных, страшных теней.

Вновь громовые угрозы,
Молнии резкий зигзаг.
Неба тяжёлые слёзы
Клонят испуганный мак.

Ливень, и буря, и где-то
Солнца мелькнувшего луч…
Русское, буйное лето,
Месяцы зноя и туч!

Я. Брюсов (биб-ка ВРЕМЕНА ГОДА ЛЕТО КРАСНОЕ Москва Фонд им. И.Д. Сытина 2001)

***
В гелиотроповом свете молний летучих
На небесах раскрывались дымные тучи.
На косогоре далёком – призрак дубравы,
В мокром лугу перед домом – белые травы.

Молнии мраком топило, с грохотом грома
Ливень свергался на крышу полночного дома –
И металлически страшно, в дикой печали,
Гуси из мрака кричали.

И. Бунин (антология «Вернуться в Россию – стихами» Москва 1995)

 

ГРОЗА

Стоишь ли, смотришь ли с балкона,
деревья ветер гнёт и сам
шалеет от игры, от звона
с размаху хлопающих рам.

Клубятся дымы дождевые
по заблиставшей мостовой
и над промокшею впервые
зелёно-яблочной листвой.

От плеска слепну: ливень, снег ли,
не знаю. Громовой удар,
как будто в огненные кегли
чугунный прокатился шар.

Уходят боги, громыхая,
стихает горняя игра,
и вот вся улица пустая –
лист озаренный серебра.

И с неба липою пахнуло
из первой ямки голубой,
и влажно в памяти скользнуло,
как мы бежали раз с тобой:

твой лепет, завитки сырые,
лучи смеющихся ресниц.
Наш зонтик, капли золотые
на кончиках раскрытых спиц…

В. Набоков (Библиотека XX век; ПОЭТ И ВРЕМЯ Стихотворения «Молодая гвардия» 1991)

 

ГРОЗА МОМЕНТАЛЬНАЯ НАВЕК

А затем прощалось лето
С полустанком. Снявши шапку,
Сто слепящих фотографий
Ночью снял на память гром.

Меркла кисть сирени. B это
Время он, нарвав охапку
Молний, с поля ими трафил
Озарить управский дом.

И когда по кровле зданья
Разлилась волна злорадства
И, как уголь по рисунку,
Грянул ливень всем плетнем,

Стал мигать обвал сознанья:
Вот, казалось, озарятся
Даже те углы рассудка,
Где теперь светло, как днём!

Б. Пастернак (БИБЛИОТЕКА ПОЭТА Советский писатель Москва-Ленинград 1965)

 

ДОЖДЬ

В тумане облачных развалин
Встречая утренний рассвет,
Он был почти нематериален
И в формы жизни не одет.

Зародыш, выкормленный тучей,
Он волновался, он кипел,
И вдруг, весёлый и могучий,
Ударил в струны и запел.

И засияла вся дубрава
Молниеносным блеском слёз,
И листья каждого сустава
Зашевелились у берёз.

Натянут тысячами нитей
Меж хмурым небом и землей,
Ворвался он в поток событий,
Повиснув книзу головой.

Он падал издали, с наклоном
В седые скопища дубрав.
И вся земля могучим лоном
Его пила, затрепетав.

1953 Н. Заболоцкий (Стихотворения и поэмы Москва изд-во «ПРАВДА» 1985)

 

БУСИНКИ

Моросит. Как бы росинки
Возникают на руках, –
Это чудо-бисеринки,
Этот нежный, влажный прах.
Эти бусинки свиданья
Чуть блеснут, и вот их нет.
Лишь на крае одеянья –
На минутку – светлый след.

К. Бальмонт (ИЗБРАННОЕ Москва издательство «ПРАВДА» 1990)

* * *

Сперва вдали едва гремело,
а после всё заволокло,
и капли первые несмело
забарабанили в стекло.

И вот в саду раскаты грома,
и сонно ясени скрипят…
Пусть дождь идёт,
пока мы дома
и наши дети сладко спят,

пока скамейки опустели,
и чёрен двор и нелюдим,
и мы лежим уже в постели
и в темень чёрную глядим,

пока мы глаз не закрываем
и смотрим в темень
и пока
мы уплываем, уплываем
туда, где гром и облака,

и наши звёзды нас венчают
и нам расстаться не дают,
и наши ветры нас качают,
и наши грозы нам поют,

и обнимает нас истома,
и мир дремотою объят…
Пусть дождь идёт,
пока мы дома
и наши дети сладко спят,
пока внизу,
меж деревами,
гремят и рушатся миры
и сокрушённо головами
качают жёлтые шары.

Ю. Левитанский («МЕЖ ДВУХ НЕБЕС» Москва 1996)

 

С МАХУ В ДОЖДЬ

Разгорается, расцветает дождь,
пламенеет, благоухает ливень.
Нет, его в подъезде не переждёшь
в настроении желчном и несправедливом.
Ливень-проливень будет лить-проливать
до утра
и завтра, и послезавтра.
Очень долго солнышку не бывать –
набирайтесь же куражу и азарта
и, газетой, свежей газетой закрыв
голову и подвернув штанины,
с маху прыгайте в дождевой обрыв
и в лихие, счастливые
ливня стремнины.
Дождь ведь самая важная,
самая влажная форма жизни
и лучшая из новостей.
А промокнете до костей – неважно!
Вы успеете высохнуть до костей.

Б. Слуцкий («НЕОКОНЧЕННЫЕ СПОРЫ» Москва Советский писатель 1978)

 

ДОЖДЬ

Дождь всего исцеловал, исплакал,
Заболтал, заговорил взахлёб,
Лил ливмя, струился, падал, капал.
Я не шёл, а по теченью грёб.

Этот ливень, пахнувший покосом,
Обнимавший душу существа,
Неужели мог быть смертоносен?
А земля? А листья? А трава?

Д. Самойлов («ЗА ТРЕТЬИМ ПЕРЕВАЛОМ» Санкт-Петербург 1998)

 

ЗАТЯЖНОЙ ДОЖДЬ

Поздно мне бредить о дальней дороге.
Месяц июль в предпотопной тревоге:
В нищем краю
Жизнь и безвылазна и непролазна, —
Стрелы воды пробивают алмазно
Кровлю мою.
Крыша течёт, но покуда не едет,
Хоть, подражая мне, сумрачно бредит
Ночью и днем:
Где ты, спаситель мой, кровельщик, где ты?
Балки и нервы гнилые раздеты
Голым дождём.
Стекла трепещут, трепещут и пальцы, —
Вот бы податься в бродяги, в скитальцы! —
Ветхий мой слог
Пальцы толкают в табачные кольца,
И запоздало звенят колокольца
Дальних дорог.

2000 И. Лиснянская («ОДИНОКИЙ ДАР» Москва О.Г.И 2003)

* * *

Сирень задыхается. Небо набухло.
В утробе его разухабисто бухало.
Везде, как возмездье, гроза назревала,
И мир был подобен ущелью Дарьяла:
Навалы породы, и горы, и годы,
И в трещинах молний — загадка природы,
И груды сирени с весёлою злостью
Вверху повторились, плывущие гроздья
Дымящихся туч загорались от молний.
И мир был начального часа безмолвней —
Ни слов, ни названий, ни определений,
Грозы бесновался разгневанный гений,
Сдвигая пространства, смещая понятья.
Ни благословенья ему, ни проклятья,
А — радость природы, разрядка и роздых —
На гроздьях сирени настоянный воздух.

Л. Озеров (Избранные стихотворения Москва «Художественная литература» 1974)

***
Перед дождём затрепетали листья,
Мелькала то изнанка, то ребро,
И в речке зазвенело серебро.
На ветке каркнула ворона голосисто,
Роняя черное перо.

Вдали в тумане лиловеет лес,
И где-то едет, грохоча, телега,
И капля первая — тяжёлая на вес —
Упала, пыльным шариком забегав.
Насторожился лес, на всё готовый,
Угрюмый, сумрачный —
В нём смолкнул птичий гам.
Дрожь пробежала по его верхам.
Глухонемой, он жаждал слышать слово
Тяжёлых, над землёй плывущих облаков.
Он ждал. Он был суров.

Потом запахли сыростью грибы,
И старческими пальцами дубы
За землю ухватились с перепуга.
Внезапно потемнела зелень луга,
И молнии стремительный излом
Вдруг показал нам самый дальний дом.
И гром с высокой лестницы ядром
Стал скатываться.

Женщина с ведром
Бежит, бежит по лужам в платье белом,
Подставила ведро под водосток,
И хлынул по ведру железный стук,
И, наполняясь медленно, запело
Ведро.
И ливня зыбкая стена
С тяжёлым звоном рушилась.
Она
Перемещалась влево, вправо, влево,
Меняя направленья и напевы.

Лило, лило.
И вот по небу тучи
Плывут, уже не задевая сучьев.
Светло, и только дождика иголочки слегка
Тревожат в озере вторые облака.
Одни еще гремели водостоки,
Потом и те замолкли.
Все молчало.
И просияло небо на востоке, —
Природа начинала жить сначала.
И полукруг, цветистый и летучий,
Уперся в шпиль далекой каланчи,
И, выглянув из-за последней тучи,
К земле, подрагивая, тянутся лучи,
И птицы пьют пространство голубое,
И в высоту стремятся тополя,
И, тяжело дыша, как после боя,
Дымится мокрая земля.

1937 Л. Озеров (Избранные стихотворения Москва «Художественная литература» 1974)

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.1