Дорогой ценой. Два рассказа

Дорогой ценой

— Горе то какое, Васенька, — полные слёз глаза Анны с тоской посмотрели на юношу. — Не быть нам вместе. Отец замуж за старого неволит идти.

Девица горестно вздохнула и уткнулась покрасневшим от слёз носиком в грудь любимого. Василий неловко обнял рыдающую красавицу и пытаясь утешить милую, стал гладить её по шелковистым русым косам:

— Не плачь, ненаглядная моя, мы что-нибудь придумаем. Не бывать этой свадьбе.

От неловких утешений Анна разрыдалась пуще прежнего. Сквозь всхлипывания, прерывающимся от слёз голосом девица еле слышно прошептала:

— Поздно уж думать. Просватали меня сегодня. Видно, не судьба нам быть вместе. За нелюбимым век жить-тужить доведется.

— Я тебя никому не отдам, — жарко прошептал Василий, крепко прижимая к себе девицу. — Ты моя. Разве забыла ты, как год назад на этом самом месте поклялись мы друг другу в любви и верности. Ничто и никто не сможет нас разлучить. Даже твой отец.

Ровно год прошел с того дня, как Василий и Анна открыли друг другу сердце. Здесь на берегу реки под раскидистыми ивами в купальскую ночь молодые люди, взявшись за руки, прыгнули через костер. А после, скрывшись от шумной веселой толпы юношей и девушек, водивших хороводы и поющих песни, Василий посмотрел в бездонные голубые глаза своей избранницы и, набравшись смелости, сказал ей: «Я тебя люблю». К его удивлению, красавица опустила тёмные ресницы и густо покраснела, нежные губы дрогнули в застенчивой улыбке. » Я тоже тебя люблю», — едва слышно прошептала она. Горячая волна счастья захлестнула молодого человека. Та, что грезилась ему долгими бессонными ночами и казалась такой неприступной, его любит!

Анна была самой завидной невестой на селе: хороша собой, высока, стройна как берёзка, да ещё и дочь самого сельского старосты. Хлопцам к такой лебеди и подступиться было боязно. Поглядывали ребята на красавицу издали, облизывались, да не решались к ней подойти и заговорить. Знали все, что отец её лишь бы за кого не отдаст. «Такой царевне, как моя Аннушка, под стать лишь сам царь или царевич», — говаривал бывало соседям сельский староста, гордясь своей красавицей дочерью. Вот и жениха сыскал ей, да такого, что девица, узнав о сватовстве, пришла в отчаяние. Надумал отец Анны отдать дочь за старого, недавно овдовевшего мужика из соседнего села. И неважно, что жениху уж седьмой десяток пошел, что низок ростом и непомерно толст, да что женку свою не прошло и года, как схоронил и вместо того, чтобы тужить-горевать по усопшей безутешный вдовец снова под венец рвется, главное, что у жениха дом — хоромы, хозяйство большое, батраки в услужении да денег куры не клюют. Самый богатый мужик на всю округу. Чем не царь? Вздумала было Анна отцу перечить, ножкой гневно топать и говорить, что не пойдет за старого хрыча, только властный и строгий сельский староста сразу же непослушной дочери на ремень указал и велел помалкивать. «Где ж это видано, чтоб девка родительской воли ослушалась, отцу перечила? Знать, мало в детстве её пороли. Ну да ничего, дело поправимое. Ум через задние ворота ремнём вгонять и теперь не поздно», — пригрозил Анне разгневанный отец.

— Выйдешь за того, кого я для тебя в мужья выбрал и точка, — заявил он голосом, не терпящим возражений. — А о Ваське своем голозадом и думать забудь. Не пара он тебе, — нахмурил брови староста, вспомнив как давеча видел конюха Ваську, который отирался возле его дома. Он тогда ещё пошутил, что голытьба вон в женихи к Анне набивается и с удивлением заметил, как на хорошеньком личике дочери проступил алый румянец и не засмеялась она отцовской шутке.

Девица, выслушав строгий родительский отговор, разрыдалась и выскочила из дома, как ошпаренная. Побежала к реке, к заветному месту под ивами, где с ненаглядным Васенькой втайне от родителей уже почитай целый год  каждый день виделись. Бежала, не разбирая дороги, размазывая по лицу горячие слезы, в надежде увидеть его и выплакать свое горе на плече у милого. Не суждено сбыться тому, о чём мечтали влюбленные.

Знал Василий, что не по нраву он родителям Анны, что мечтает её отец за богатого замуж выдать. Надеялся парень, что за год сумеет денег накопить. И накупит он тогда дорогих подарков Аннушке и её родителям. Представлялось ему, как придет он в дом ненаглядной своей со сватами и дарами богатыми. Взглянет её отец на подарки и смягчится, не сможет отказать Василию в руке своей дочери, поймёт, как сильно он её любит и сделает всё, что в его силах, чтобы Аннушка с ним ни в чём не нуждалась, жила как у Христа за пазухой. Целый год парень трудился, пахал, как вол, во всём себе отказывал, копил деньги. Да не поспел. Сосватали Анну.

Всхлипывания и горестные вздохи постепенно прекратились, девица успокоилась в объятиях Василия. Она подняла к нему покрасневшее от слез личико, пытливо посмотрела в глаза:

— Что же теперь будет, Васенька?

Ответа на этот вопрос юноша и сам не знал. Не желая огорчать любимую он твёрдым голосом ответил:

— Все будет хорошо. Я уже знаю, что надо делать. Не печалься, ласточка моя ненаглядная, ступай домой, пока родители тебя не хватились.

Василий поцеловал успокоившуюся девушку в нежную щечку и ободряюще ей улыбнулся. Анна недоверчиво посмотрела на возлюбленного. «Что же тут можно поделать?» — пронеслось в её голове. Она с трудом отогнала от себя эту мысль, решив довериться юноше. «Васенька очень умный. Он непременно что-нибудь придумает, чтобы она избежала этого ненавистного брака». Красавица молча кивнула, поправила на плечах сбившуюся цветастую косынку и отправилась домой, оставив на берегу озадаченного Василия.

Конюх долго смотрел вслед удаляющейся стройной девичьей фигурке, пока та не исчезла за поворотом. Тяжело вздохнув, парень опустился на траву, опершись спиной о ствол берёзы. «Что же делать?» — в который раз спросил он у самого себя и не нашёл ответа. Нет! Ни за что на свете не отдаст он Аннушку другому. При мысли о том, что к его любимой будет прикасаться старый толстый богатей, в парне закипал гнев. Воображение его рисовало картину, как ворвётся он в церковь прямо во время венчания, схватит престарелого жениха за шиворот и выкинет его за двери. «У, хрыч старый! О душе бы лучше подумал. Так ведь нет! Молоденькую красавицу ему подавай. И отец Анны тоже хорош. Дочь, единственного ребёнка, кровинушку, деду за деньги готов отдать».

— Был бы я, как старик этот, богат, отдал бы староста за меня дочь и не раздумывал бы, — с горечью подумал конюх, мысленно проклиная свою несчастливую долю. — Кто-то всю жизнь в богатстве живёт, жирует, а кто-то с утра до ночи вкалывает, а из бедности выбраться не может.

Долго думал Василий, что бы ему предпринять и надумал. Решил обратиться за помощью к священнику, чтобы тот отговорил отца Анны от неравного брака и не обрекал дочь на страдания. Уж батюшка сумеет убедить сельского старосту, к его совету все прислушиваются. Поняв, что ничего лучшего придумать не сможет, юноша успокоился. Он и не заметил, как погрузился в глубокий спокойный сон.

Из сновидения Василия вырвал неземной звук. Над рекой раздавалось дивное пение. Конюх открыл глаза. На черном небесном бархате золотились звезды. Полная луна залила своим бледным сиянием реку. Чудесный голос, разбудивший юношу, с каждой минутой становился всё громче. Вдруг в призрачном свете луны над черной речной гладью появился тонкий женский силуэт. Он словно парил над водой. Василий, затаив дыхание, смотрел на деву, появившуюся из ниоткуда. Незнакомка шла по волнам, едва касаясь воды ногами, к берегу. Это была необычайной красоты дева в прозрачном, словно сотканном из серебристого лунного света, одеянии, из-под которого молочной белизной светилось стройное тело с приятно округлыми формами. Длинные волосы развевались от теплого ветерка, который играл непослушными белокурыми прядями. Василий не мог отвести глаз от речной красавицы. Юноша боялся даже пошелохнуться, чтобы малейшим шорохом не выдать своего присутствия. Чудесное видение могло исчезнуть так же внезапно, как и появилось. «Русалка. Вот кто это!» — осенило парня. Он вспомнил, что накануне дня Ивана Купала русалки выходят из рек и резвятся на берегу. А если вдруг увидят юношу или мужчину, заманят, очаруют своей красотой, защекочут до смерти и утащат под воду.

Русалка тем временем вышла на берег и уселась на поваленный ствол березы у самой воды. В руках красавицы сверкнуло что-то золотое. Гребень. Стала речная дева им свои кудри расчесывать, напевая чарующим голосом песню, слов которой Василий сколько ни старался, а разобрать не мог. Русалка отложила гребень в сторонку и принялась плести венок из берёзовых веток и полевых цветов. Василий не смог удержаться от соблазна, подкрался тихонько в темноте к поваленной берёзе, на которой устроилась речная красавица, и взял её гребень. Услышав рядом с собой шорох русалка обернулась и вперила гневный взгляд в юношу.

— Отдай, — злобно прошипела она, заметив в руке у парня свой гребень.

Облик девы изменился до неузнаваемости: тело её покрылось слизкой зелёной чешуёй, прекрасное лицо стало уродливым, рот скривился в зверином оскале, с белых клыков закапала слюна, глаза выпучились и налились кровью, волосы на голове превратились в клубок извивающихся и шипящих змей.

— Отдай гребень, — угрожающе зарычала русалка и потянула к конюху руки чудовищного болотного цвета с длинными бурыми когтями.

В нос Василию ударил тошнотворный запах гнили и разложения. Он отшатнулся от разгневанной фурии и спрятал руку с гребнем за спину.

— Ах так! — взвизгнула русалка и с шипением бросилась на него, повалила на землю и вонзилась когтями в горло.

Она оказалась гораздо сильнее, чем мог предположить отличавшийся богатырским телосложением конюх. Ему никак не удавалось ослабить хватку и вырваться из железных объятий речной девы, которая тянула его в реку.

— Утопит! В воде мне с ней точно не справиться, — Василий похолодел от ужаса, предчувствуя близкую свою погибель.

Вдруг рядом с собой парень ощутил знакомый горький запах. «Полынь! Вот оно, спасение. Русалки и прочая нечисть как огня боятся полыни». Юноша свободной рукой сорвал заветную траву и ткнул ей прямо в чудовищную морду, дышащую смрадом ему в лицо. В тот же миг русалка ослабила хватку и отпрянула от него. Она вновь приняла облик красивой девушки.

— Молодец, отдай мой гребень, — с обольстительной улыбкой красавица посмотрела на Василия, но, помня о пучке ненавистной полыни, приближаться к нему не стала.

— Не отдам, — конюх наконец-то смог рассмотреть золотой гребень, украшенный драгоценными каменьями. «Диковинная вещица. Верно, денег больших стоит». — Невесте своей подарю, Аннушке, — заявил он.

— Невесте своей, говоришь? — рассмеялась русалка. — Не твоя это невеста. Другой жених у неё есть. Старый да богатый. Так ведь?

— Так, — потупив взор нехотя ответил Василий.

— Отдай мне гребень. А я за это любое твоё желание исполню. Хочешь, сделаю так, что станешь ты таким же, как и он? Будет у тебя столько же денег, как и у её жениха. Тогда отец Анны отдаст дочь за тебя.

— Хочу, — не раздумывая ответил конюх и протянул речной деве драгоценный гребень. Если он станет богатым, как тот старик, которого сельский староста выбрал в мужья для своей дочери, тогда отец его возлюбленной передумает и отдаст Анну ему, а не престарелому вдовцу.

Русалка схватила свой гребень.

— Быть по-твоему, — сказала она, громко хлопнула в ладоши и зловеще расхохоталась.

В тот же миг всё померкло в глазах у юноши и он провалился во тьму.

Ещё не открывая глаз Василий почувствовал ласковое прикосновение тёплых солнечных лучей к своему лицу.Он сладко потянулся. Так славно почивать ему никогда ещё прежде не доводилось. Юноша ощущал, что лежит на чём-то очень мягком, словно на облачке. С интересом он раскрыл глаза и увидел, что лежит на широкой деревянной кровати с высоким резным изголовьем, на перине и подушках лебяжьего пуха, под атласным стёганным одеялом малинового цвета. Он вновь закрыл глаза, решив, что это, должно быть, ему мерещится. Приятное ощущение ленной неги его не покинуло. Конюх с интересом огляделся вокруг себя. Он увидел, что находится в просторной залитой лучами утреннего солнца горнице. Всё вокруг радовало глаз добротностью и богатством.

— Ай да русалка! — восхитился юноша. — Сдержала слово, исполнила моё желание.

С нескрываемым удовольствием любовался Василий роскошным убранством горницы и радовался свалившемуся на него богатству. Теперь он — завидный жених. В такие хоромы и жену привести не стыдно. Блаженная улыбка появилась на лице парня, когда представил он, как приведёт в этот дом свою ненаглядную Аннушку и станут они вместе жить-поживать и добра наживать. И не будет больше высокомерный сельский староста с презрением его «голью перекатной» называть, а станет относиться к зятю с почтением.

— Сегодня же отправлюсь сватать Анну, — решил Василий, чувствуя, как душа его поёт от счастья в предвкушении исполнения заветной мечты.

Вдруг улыбка медленно сползла с довольного лица юноши. С нескрываемым удивлением воззрился он на свои руки, лежащие поверх малинового одеяла. Его глаза расширились от недоумения. Он не узнавал своих рук. Это были покрытые морщинистой кожей с тёмными пятнами руки старика. Он поднёс их к глазам, не в силах поверить увиденному. «Что за чертовщина?» Предчувствуя недоброе, не в силах сдержать нервную дрожь, конюх скинул с себя одеяло и устремил взгляд на собственное тело: рыхлое, дряблое, морщинистое. Схватившись руками за голову он в отчаянии застонал. Страшная догадка пронеслась в его голове: «Обманула! Гадина! Дьявольское отродье! » Отняла русалка у него молодость, красоту и здоровье. Дорогой ценой досталось Василию богатство. «Так вот, что значили слова русалки: «сделаю тебя таким же, как и он». Богатым и старым!» Встал конюх с кровати и на трясущихся от ужаса ногах направился к зеркалу в роскошной оправе, висевшему на стене. Богатство его больше не радовало. Он даже забыл о любимой своей Аннушке. Подойдя к зеркалу Василий, едва не плача, взглянул на своё отражение и из груди его вырвался вопль, полный страдания и невыразимой тоски. Слёзы ручьями полились из его глаз, сердце больно защемило. Василий почувствовал, что ему не хватает воздуха и как подкошенный рухнул на пол, покрытый пушистым персидским ковром. Последним, что он услышал в своей жизни, был издевательский, полный злорадствующего торжества хохот русалки, которая его так жестоко обманула.

                                                                                             Заноза

— Заноза с утра мне снова выговор сделала, — пожаловалась двум своим сотрудницам секретарша Ниночка.

— Это не женщина, а деловая ведьма, — поддакнули ей те.

— А я опоздала всего-то на десять минут. Ребенка в садик отводила, —  продолжала жаловаться на вредную начальницу Ниночка. — И как она не понимает?

— Как же она тебя поймёт, если у этой стервы вместо сердца калькулятор и ничего кроме работы её не интересует. Да Заноза и понятия не имеет, что такое дети. Наверное думает, что люди появляются на свет взрослыми и сразу же приступают к выполнению своих должностных обязанностей.

Женщины рассмеялись над удачной шуткой. Дверь одной из кабинок резко распахнулась. Смех моментально прекратился. Потупив взгляды сплетницы поспешили выйти из уборной, оставив начальницу в гордом одиночестве. Заноза, она же Вероника Андреевна, негодуя, подошла к зеркалу. Молодая женщина была взбешена, разве что пар из ушей не шёл от кипевшего в ней возмущения.

— Да что эти клуши себе позволяют? Заноза? Деловая ведьма? Так вот, значит, что говорят обо мне за глаза подчинённые, — Вероника смотрела в на своё отражение в зеркале, прокручивая в голове услышанное. Усилием воли она заставила себя успокоиться. Сотрудники не должны видеть её огорчения. Натянув на лицо улыбку Заноза сказала себе:

— Я успешная, красивая, молодая женщина. Я всё делаю правильно.

Поправив и без того безупречную прическу, она с высоко поднятой головой вышла в коридор. Настроение было испорчено.

— Что-то ты сегодня какая-то невесёлая, — Виктор внимательно посмотрел на любимую. — На работе что-нибудь случилось?

— Мои сотрудники меня ненавидят, — горько усмехнулась Вероника.

— Ну что ты, милая. Этого просто не может быть!

— Я сама слышала, что они говорят обо мне за глаза. Представляешь, они называют меня «занозой» и «деловой ведьмой» с калькулятором вместо сердца, — пожаловалась она. — Со мной что, и правда так тяжело?

— Ну какая же ты ведьма? Просто ты слишком серьёзная и педантичная. Тебе бы, милая, следовало научиться радоваться жизни и поменьше думать о работе, — Виктор обнял девушку. — Не принимай близко к сердцу. Я тебя и такую люблю.

— Значит ты тоже считаешь, что я «заноза»? — надула губки Вероника, внимательно выслушав любимого.

— Самая очаровательная «заноза» из всех, кого я знаю, — рассмеялся он. — Не дуйся. Посмотри-ка, что я для тебя купил. Это поднимет тебе настроение.

Виктор подал своей девушке красивый перламутровый футляр. Вероника с интересом покрутила его в руках, задержавшись взглядом на выгравированной на крышке надписи: «Измени свою жизнь к лучшему». Она удивлённо приподняла красиво смоделированные брови:

— А что там?

— Открой, сама увидишь.

Заноза открыла коробочку и на белой атласной подкладке увидела пару розовых замшевых перчаток.

— Господи! Что это за детский сад? Я что, на пятилетнюю похожа, чтобы такое носить? — Вероника представила себе, как нелепо она будет выглядеть в строгом деловом костюме серого цвета и ядовито-розовых перчатках к нему. — Милый, у тебя явное дурновкусие. Они мне совсем не подходят.

— А по-моему очень подходят, — улыбнулся мужчина. Его позабавило удивлённое выражение лица любимой, когда та взяла в руки его подарок. — Мне будет приятно, если ты станешь их носить.

— Ну хорошо, уговорил, — сдалась девушка, а про себя подумала: » Только тогда, когда меня никто не сможет увидеть в этом розовом кошмаре».

Утром Заноза, как обычно, проснулась по звонку будильника. Молодая женщина не спеша встала с постели. До выхода из дома у неё есть ещё целый час. Так заведено уже очень давно, последние лет десять. Вероника бросила взгляд на часы и ужаснулась. Будильник зазвонил на час позже. Она опаздывает на работу! Как это могло с ней произойти? За десять лет такого не было ни разу. Как ошпаренная девушка бросилась в ванную. Увидев в зеркале своё отражение, она застыла от удивления. Рука, которой девушка потянулась к шампуню, зависла в воздухе. Её лицо было разрисовано чем-то белым! Потрогав пальцем гротескно изоображённые на ухоженном личике усы она убедилась, что они легко стираются. Зубная паста!

— Господи, да что же это такое? Что за шутки? Неужели это Виктор сделал? Не может этого быть! Он ушел ещё вчера вечером, — Вероника никак не могла взять в толк, как это с ней могло произойти. Кроме неё в квартире живёт только огромный сиамский кот по кличке Альберт. Ну не мог же Альберт перевести часы и разрисовать лицо хозяйки зубной пастой. Коты этого не умеют. А если бы и умели, то Альберт бы точно не стал этого делать. Он очень воспитанный кот!

Времени на размышления и поиски виноватых у Занозы не было. Наскоро приняв душ девушка понеслась на кухню, чтобы выпить чашечку кофе и подкрепиться бутербродом с сыром. Вообще-то Вероника была приверженкой здорового образа жизни и есть по утрам бутерброды считала вредной привычкой. Если бы у неё было время, она приготовила бы себе овсяную кашу, салат и свежевыжатый апельсиновый сок на завтрак. Но сегодня был какой-то неправильный день. Происходило что-то из ряда вон выходящее, невозможное в её чётко организованной и распланированной на годы вперёд жизни. Сумасшедшее утро! Поэтому молодая женщина решила сегодня довольствоваться неправильным завтраком. Она сделала глоток быстрорастворимого обжигающего кофе и поморщилась: «Какая гадость!». Он оказался солёным. Кто-то насыпал в сахарницу соль.

— Да что же это сегодня происходит? — в сердцах Вероника топнула ногой и вернулась в спальню. Она катастрофически опаздывает на работу. Надо успеть ещё сделать причёску и макияж. Нельзя же появиться перед подчинёнными в неприглядном виде.

Обескураженная происходящим девушка подошла к туалетному столику и ужаснулась увиденному: вся её косметика, флаконы, тюбики, баночки с кремом, которые обычно стояли в безукоризненно идеальном порядке, теперь были хаотически разбросаны по всей комнате. Недоумевая она ошарашено заозиралась по сторонам, тщетно пытаясь отыскать взглядом неизвестного пакостника. Вдруг её взгляд упал на розовые перчатки, лежащие на кровати. Вероника задумчиво посмотрела на этот странный подарок Виктора. Она могла бы поклясться, что оставила их вчера вечером в гостинной на диване. Какие образом они очутились здесь? Ещё одна загадка. Девушка не могла отвести взгляд от перчаток. Ей неcтерпимо захотелось их примерить. Она надела их и залюбовалась своими руками, настолько изящными и маленькими они выглядели в этих несуразных розовых перчатках. Вдруг произошло нечто небывалое и необъяснимое. Руки девушки помимо её воли взметнулись вверх и схватили оторопевшую Веронику за нос.

— Ааа, — завопила она от ужаса и с трудом разжав пальцы освободила свой хорошенький носик от посягательства коварных перчаток.

— Так вот, кто безобразничает в моем доме! — пронеслась в её голове догадка, показавшаяся напуганной Веронике абсурдной. И тем не менее, это всё происходило наяву. — Ну и подарочек! Удружил, Витюша.

В это время расшалившиеся перчатки стали дёргать девушку за уши. Бешено вращая глазами Заноза сделала безуспешную попытку увернуться от них. Устав отбиваться от назойливых, как мухи,  перчаток она взмолилась: » Пожалуйста, хватит». Перчатки послушно соскользнули с её рук и медленно проплыли в направлении прикроватной тумбы, на которой красовалась дорогая антикварная ваза. Заметив это, Вероника бросилась им наперерез.

— Э нет! Не прикасайтесь к вазе. Да вы хоть знаете, сколько она стоит?

Но досужие перчатки уже подняли дорогой антиквариат с тумбы и стали подбрасывать его в воздухе.

— Ну я вам сейчас покажу! — взвизгнула молодая женщина, забыв о страхе, который испытала, столкнувшись с ожившими перчатками.

Она как разъяренная тигрица кинулась на маленьких озорников. Те от неожиданности выпустили вазу и она с громким звоном ударилась о пол, разбившись на сотни мелких осколков.

— Да я вас сейчас порву! На тряпки пущу! Только попадитесь мне в руки, — заверещала озверевшая девушка и стала бегать по комнате за расшалившимися перчатками, которые разбрасывали всё, что встречали на своём пути, превращая идеальный порядок, царивший в спальне, в невообразимый кавардак.

Комната выглядела так, словно по ней промчалось стадо слонов. Перецепившись через опрокинутый стул Вероника растянулась на полу. В этот миг она услышала, как раздался звонок в двери. Угрожающе помахав кулаком в сторону пакостных перчаток Заноза отправилась посмотреть, кто там ещё пришел. Резко распахнув дверь девушка увидела на пороге соседку.

— Что надо? — забыв о правилах приличия раздражённо спросила она.

Та заикаясь пролепетала:

— Я пришла попросить у вас немного соли, но уже, наверное, не надо.

В глазах соседки Вероника прочитала неподдельный испуг. Она едва сдержала смех, глядя как та осторожно пятится и мелко крестится при виде её перекошенного от гнева лица.

Вероника вернулась в спальню и мимоходом посмотрелась в зеркало. Она истерично расхохоталась, увидев собственное отражение. «Да я на ведьму похожа!» Девушка обессиленно опустилась на кровать, безучастно наблюдая, как перчатки выбрасывают из шкафа её модные наряды от кутюр. Она почувстовала страшную усталость.

— Перестаньте, пожалуйста, — тихо попросила Заноза и к её изумлению перчатки послушались.

Они подлетели к ней и стали ласково гладить Веронику по волосам. Они её утешали! Девушка почувствовала, как заботливые маленькие перчатки стали заплетать косички из её волос. Вероника вспомнила, как когда-то давно, когда она была ещё совсем маленькой девочкой, мама по утрам так же заплетала ей косички. Какое трогательное воспоминание! Она уже совсем забыла, как это было приятно. Завершив причёску перчатки вспорхнули словно бабочки и вылетели из спальни в гостиную. Заноза отправилась следом за ними и застала розовых озорников, зависшими перед самым носом у спящего Альберта. Одна из перчаток легонько щёлкнула кота по носу. Тот от неожиданности вытаращил свои голубые глазищи, вздыбил ухоженную шерсть, поднял дугой хвост и громко зашипев прыгнул на штору. Вцепившись в неё он рванулся вверх под самый потолок. Не удержавшись на карнизе котяра свалился на пол и от ужаса, вселившегося в его кошачьей душе при виде летающих перчаток, опрометью кинулся вон из комнаты. Вероника расхохоталась, настолько потешным выглядел испуг обычно чопорного и невозмутимого Альберта. Девушка и забыла, что совсем недавно вела себя точно так же, как и её домашний любимец. Теперь же она совсем не боялась перчаток. Они походили на маленьких шаловливых деток, которым хочется играть и озорничать. Заметив, что розовые проказницы заинтересовались дорогой статуэткой из фарфора, девушка поспешила её у них забрать. Она достала из пакета для рукоделия, лежавшего на кресле, большой клубок пряжи ярко-красного цвета и кинула его маленьким шалуньям.

— Поиграйте лучше этим, — предложила она и к её удовольствию перчатки занялись клубком.

Они стали бросать его друг другу, словно мячик.

— Ну вот, теперь я могу спокойно собираться на работу, — решила Вероника.

Она отвернулась, чтобы пойти к шкафу, и в тот же миг почувствовала, как в её плечо ударилось что-то мягкое. Клубок.

— Нет, нет. Играйте без меня. У меня нет времени, — ответила Заноза и вернула клубок перчаткам.

Те ловко его поймали и тотчас же метнули им в девушку, которая автоматически словила импровизированный мячик. Вновь Вероника вернулась воспоминаниями в своё детство. Какое же это было беззаботное и счастливое время! Она вот так же игралась с подружками в мяч, бегала наперегонки, каталась на велике, прыгала через скакалку. Что-то всколыхнулось в душе девушки. Ей отчаянно захотелось снова почувствовать себя маленькой беззаботной девчонкой. Она махнула рукой:

— Да ну её, эту работу! Сегодня остаюсь дома.

И с удовольствием принялась бегать по квартире и играть вместе с перчатками. Кот, наблюдавший из-под дивана за сошедшей с ума хозяйкой, лишь удивлённо таращил глаза и не желал выходить, пока та не угомонится. Мало ли что может взбрести в голову впавшей в детство Веронике.

Давно уже она не чувствовала себя такой свободной и счастливой. Вечером, нарезвившись вволю, молодая женщина без сил упала на кровать и погрузилась в крепкий сон. Она даже не потрудилась перед этим навести порядок в квартире. Такого с педантичной, любящей во всем порядок и организованность, взрослой Вероникой просто не могло быть. Новая же Вероника, вспомнившая себя беззаботным и счастливым ребенком, понимала, что чистота и порядок — не самое главное в жизни.

Ночью она видела удивительный сон, словно солнечным летним деньком вместе с Виктором и двумя очаровательными карапузами бегает и играет на лужайке. Так хорошо и радостно было на душе у Вероники, что блаженная улыбка не сходила с ее лица. В ушах молодой женщины всё ещё раздавался звонкий детский смех, когда она проснулась с первыми солнечными лучами и услышала привычный звонок будильника. Бросив взгляд на часы, она убедилась, что до выхода у неё есть целый час. Сегодня всё было так, как и обычно. Лишь беспорядок в спальне напоминал о вчерашнем сумашедшем деньке. Вероника с улыбкой посмотрела на розовые перчатки, лежащие на кровати.

— Притомились после вчерашних игр. Спите, маленькие, — ласково погладив розовую мягкую замшу она бережно переложила их в перламутровый футляр и пошла собираться на работу.

В офисе сотрудники не узнавали улыбчивой и доброжелательно настроенной Занозы, которая даже забыла отчитать опоздавшую на полчаса Ниночку. Не слушая сбивчивых объяснений своей секретарши Вероника Андреевна сказала: «Оставьте. Всё в порядке. У вас ведь, кажется, маленький ребенок», чем ввела в ступор Нину, смотревшую на подобревшую начальницу с таким неподдельным изумлением, словно у той выросли рога с копытами.

Вернувшись вечером домой Вероника столкнулась с недовольным взглядом Альберта, встретившего её в прихожей. Кот с возмущением посмотрел на отбившуюся от рук хозяйку, безмолвно вопрошая её: «Как я, породистый воспитанный кот, могу жить в этом бедламе? Когда ты уже наведешь дома порядок?» Альберт обижено мяукнул и, осуждающе зыркнув исподлобья на неудостоившую его вниманием Веронику, ушёл на кухню, чтобы заесть свое расстройство большой порцией «Вискаса». Девушка, проигнорировав недовольного Альберта, сразу же устремилась в спальню. Там на туалетном столике в футляре неподвижно лежали замшевые розовые перчатки, так развеселившие её вчера. Она подошла и взяла перламутровый футляр в руки, вновь задержавшись задумчивым взглядом на странной надписи: «Измени свою жизнь к лучшему». Вероника вдруг почувствовала себя очень одинокой. Её дом теперь казался ей пустым и унылым. Здесь не хватало веселья, игр, звонкого смеха, детских голосов.

— Пришло время изменить свою жизнь к лучшему, — внезапно поняла она и потянулась за мобильным телефоном.

— Алло! Витя, помнишь, как ты сказал мне, что хочешь, чтобы у нас была семья и дети, а я ответила, что сначала — карьера. Я передумала. Карьера подождет. Я хочу ребёнка.

— Хорошо, дорогая.

Виктор улыбнулся: наконец-то его любимая Заноза повзрослела и решилась сменить амплуа «деловая ведьма» на «любящая жена и мама». Давно пора!


Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1