Человек-Смерть

Прежний мир решил умереть – не будем мешать ему. Остановившись на пороге глобальных перемен, он погрузился в глубокую думу о выборе дальнейшего пути. Об этом кричит все вокруг. Даже воздух стал тяжелым от чрезмерного напряжения социальных процессов. Неслышно вибрирует тревожность – от еле заметной на кухне до очевидной на высшем уровне. Она чувствуется в неспокойных глазах соотечественников. «Редкий оптимист досмеется до середины шутки про “тупых американцев”».
И все же надежда есть. Надежда на то, что все образуется и мы найдем решение накопившихся «мировых проблем современности». Из любой ситуации есть выход. Главное – сделать правильный, пусть и не сразу, выбор.
Эту надежду нам внушает дедушка Постмодерн. Лежа на смертном одре, он призывает нас и открывает нам тайны человеческого существования. Он передает нам знание, к которому мы шли десятки, сотни, тысячи, миллионы лет. Он развеивает все мифы, все до одного, мифы, за которые мы цеплялись, как утопающий за соломинку. Религия, государство, семья, общество, патриотизм, деньги, любовь, пол, святость и прочие конструкты суть интеллектуальные вымыслы, порожденные невежеством и страхом перед неизвестностью. Нет ничего, что могло бы считаться достойным исключительного почтения. На всем прорастает плесень иронии, все заслуживает быть осмеянным и низвергнутым. Нет никакого центра, нет иерархии, авторитетов – все равнозначно. Президент и бомж суть равные части целого. А впрочем, и целого тоже нет. Есть только хаос, мешанина смыслов, знаков, кодов, симулякров, многоголосие пустоты. Эклектика как мода, вкус, жанр, хороший тон, тонкое понимание современности. Я выполз из клоаки мира, чтобы заявить о том, что я коричневая масса переработанного цивилизацией вещества. Всему – конец.
Постмодерн утверждает, что мир – это не движение «от» к «до», из прошлого в будущее, не единый вектор развития, эволюции от простого к сложному, от примитивного к совершенному. Мир – это совокупность равноценных направлений, не имеющих ни верха, ни низа, ни начала, ни конца. Будь кем хочешь – никто не лучше другого. Между «натуралом» и «ненатуралом», грешным и не грешным стоит знак равно. На смену варварскому человечеству приходит универсальное, виртуальное, лишенное различий, унисексуальное, трансгендерное, трансгуманистическое, машинное постчеловечество с иной, чуждой для традиционного человека культурой. У постчеловека нет ни амбиций, ни претензий, ни восхищения от существования, ни радости творчества. Он убил все своим пониманием. Он расшифровал последний код существа Homo Sapiens. И теперь, пребывая в скуке, он перекладывает с места на место одни и те же рациональные кубики искусства, политики, науки – не для того, чтобы создать новое, а чтобы открыть иную интерпретацию старого. Индивид, застывший в мертвом созерцании гиперреальности. В своем познании действительности разум достиг крайней точки и теперь выворачивает ее наизнанку. Он уперся в тупик, но потребность в движении вынуждает его создавать иллюзию движения. Для этого он изобрел искусственную бесконечность – виртуальное пространство. Компьютер – его спаситель.
А теперь – внимание. То, что делает разум, называется Копированием (чего?) Смерти. В своем творческом поиске, в эволюционном блуждании во тьме бесконечности, в непрестанном желании убежать от Смерти, он наконец ощутил ее холодное дыхание в затылок. Но ему не хватает смелости обернуться и взглянуть ей в лицо. Он отводит взгляд, притворившись, что не замечает ее. Делает вид, что его отвлекло что-то более интересное, чем ее величество Смерть. И он принимается городить чушь в виде бредовых идей, которые мы наблюдаем сегодня, идей по укомплектованию, укомфортлению жизни. Он по-прежнему отказывается признать, что дальше возможен только один путь – осознанный прыжок в Смерть. В Смерть, которая на самом деле вовсе и не смерть, но жизнь. Бессмертие – не в искусстве, не в политических лозунгах, не в славе, не в науке, не в потомстве; оно – в Смерти.
Копирование смерти – это наивысший акт хитрости, на который только способен разум. Это последняя, самая совершенная из всех известных нам версия программы «Реальность». Он хочет подменить собой живую ткань вселенной. Хочет заменить ее компьютерной голограммой, чтобы человечество осталось в его плену. И он создает постмодернизм – идею хаоса, заимствованную у Смерти. Трюк интеллекта заключается в том, что Живая Жизнь выдается за смерть, а вместо нее создается жизнь искусственная, которая как раз и есть настоящая смерть. Получается так, что рожденный Смертью Разум отказывается признать ее – свою мать. Он хочет быть главным, хочет управлять, командовать ею, быть выше. Он признает только себя, тогда как все остальное для него – смерть.
Идеи постмодернизма – это дотянувшиеся до нас из глубины Вечности струны Смерти, на которых она играет бесконечную музыку жизни. Постмодернизм – это отражение сущности Смерти в зеркале сознания, ее проекция в земных условиях. Поэтому в постмодернизме, как и в Смерти, все равны. Их тождество идеально. Она – там, он – здесь. Вот он – истинный дуализм. Это истинное равновесие. Своим существованием они оба констатируют прекращение: он – эпохи, цивилизации, этапа; она – земного пути и начала пути вне-земного. Каждый из них – граница известного, за которой начинается Область Неизвестного. Постмодернизм – это переходный этап, подведение итогов и подготовка к новому циклу. Это – нулевая точка отсчета, от которой мир может пойти в любую сторону. Оттого сегодня мы имеем возможность наблюдать все, что когда-либо существовало. То, что, казалось бы, безвозвратно кануло в прошлое, вновь напоминает нам о себе. Человечество перетряхивает собственную историю, надеясь установить точку, в которой что-то пошло не так. Но такой точки нет – все пошло не так в самом начале, тогда, когда разум решил отделиться от Смерти, решил пойти своей дорогой. Принцип «каждому – свое», толерантность, абсолютная власть денег подтверждают, что мы живем в эпоху крайнего нигилизма. Мы пребываем в таком историческом периоде, когда все культуры, от малой до великой, вступили в равный диалог, в котором каждая имеет шанс возродиться вновь. Это и есть нулевая позиция Глобального, положение Равноверия (или безверия, что – то же самое), точка бифуркации, ситуация системного хаоса, грань, за которой Разум либо продолжает развиваться, переходит в состояние настоящей Смерти (эволюция), либо деградирует, переключается в положение смерти искусственной, суррогатной (цивилизация, культура, синтез компьютера и сознания).
И конечно же в этот глобальный, постмодернистский, равноправный диалог культур не могла не вступить Смерть (Область Неизвестного, Протобытие, Хаос, Вне-разумное Пространство, Бог, Иррациональность, Неделание, Нечто, Матерь Божья). Благодаря нигилистской, низвергающей деятельности Разума у нее появилась возможность открыться с более высокой интенсивностью. Он сделал все, чтобы она посетила нас. Сделал все правильно. Но как она явит себя? Как мы узнаем, что это именно она – настоящая, животворящая Матушка Смерть? Как она, не воспринимаемая ни одним из физических органов чувств, даст видеть или слышать себя? Как она, не мыслимая, откроется нам, примитивным существам?
А теперь – еще большее внимание. Я прошу тишины, ибо пришло время сказать самое главное. Тишина нужна, чтобы услышать шаги того, кого выбрала Смерть. Я слышу, как он, Нулевой Человек, Человек Абсолютного Равновесия, Человек Между, Человек-Смерть, аккуратно и уверенно ступает навстречу заблудившемуся миру. Он выходит из сумрака ночи к свету мира. Это он будет говорить от имени Смерти – человек, которого никто никогда не знал. Человек, вышедший из глубины народа, так как народная масса, живая, обезличенная субстанция земли, есть прямое выражение Смерти.
Кто он – ее избранник? Он тот, кто укажет нам верный путь – в Смерть. Он – дверь, ведущая к свободе восприятия иных миров. Все это время мы ютились в переполненном доме, борясь за лучшее место и боясь выйти на улицу, в темноту. Но вот раздался стук в дверь, и на пороге появился он – с фонарем в руке. Он пришел за нами, пришел вывести нас из тюрьмы нашего страха Смерти. Он тот, кто может видеть и мир Разума и мир Смерти одновременно. Его структура целостна, в отличие от нашей половинной. Мы не приучены видеть Смерть, поэтому считаем, что непременно должны умереть. Этому нас научил наш Разум. Неспособные заглянуть за пределы известного, видимого мира мы поверили в то, что там – небытие, ничто, смерть.
Итак, ждем его прихода и готовимся к Великой встрече всех времен и народов. Ждем и уповаем на то, чтобы он взял нас с собой на прогулку по бесконечности. И трудимся, трудимся, трудимся. Учимся видеть Смерть – иначе мы можем не узнать ее посланника и упустить последний шанс на освобождение.
!!!
Вот только он никогда не придет. Не придет потому, что этот Человек-Смерть – это каждый из нас. Его нельзя увидеть где-то там – его можно только почувствовать в себе. Им можно только быть. Он – это ты.

Екатеринбург
Январь 2016

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1