Часы смерти

Сложно. Нервно. Вот ведь сволочь! Мы же дружили с детства! Вот ведь скотина! Нужно успокоиться. Припарковавшись у моста, стал искать сигареты в бардачке. Руки дрожали от возбуждения. Курить бросил месяц назад. Всё равно. Какая разница, бросил — не бросил!.. Сволочь-то какая! Сейчас ли думать о здоровье!.. Как он мог меня кинуть?! Мы же были друзья! Были ли? С друзьями так не поступают. Зазвонил телефон:
— Да, Алён.
— Виталь, как там дела? Что с деньгами?
— Нет денег уже – точно. Я только из банка. Он снял всё, оставил ровно на налоги, зарплаты сотрудникам и ещё какой-то «хвост» — вероятно мне как компенсацию заплаты. Всё просчитал, сволочь. «Оборотки» нет!.. Все деньги. Бизнес придется, возможно, закрывать. Или в кредиты влезать…. И Тимохина, похоже, уже и в стране нет.
— … И что теперь?
— Жить дальше, Алён… Я буду где-то через час, выберемся из проблем. Не волнуйся!
— Давай. Приезжай тогда, я уходить в магазин собралась за продуктами, но успею за час смотаться.
— Ок.
— Вит!
— А?
— Не переживай так, любимый! Выберемся!
— Ок. Буду – жди.
Бросил телефон на пассажирское сиденье. Сигареты нашлись в дальнем углу. Закрыв дверцу, медленно пошёл к мосту. Мимо проезжали машины. Встав посередине моста, остановился, жадно закурил. Смотрел на гладь реки. Опавшие жёлтые листья медленно плыли по течению. Тяжело теперь будет… Придётся залезать в долги и кредиты, чтобы спасти бизнес. А ведь только отдыхать собрались с Алёнкой и сыном… Какой теперь отдых – на еду бы хватило! Выпустив дым, кинул окурок в воду. Завороженно смотрел, как вместе с бычком в воду летят ключи от машины, которые держал в той же руке. Буль – и нет ключей…
Внутри словно что-то оборвалось. Как всё достало! Автоматически посмотрел на часы. Осталось 31 год и 9 месяцев. Хотел-то время посмотреть!.. Часы смерти… До сих пор забывал о них. Часто смотрел по привычке, чтобы узнать время. Врут! Сейчас, когда я перевалюсь через ограждение и полечу вниз… Сейчас, когда я через минуту буду лежать на дне с переломанной шеей, эти часы будут отсчитывать обратный ход на 31 год и 9 месяцев моей жизни! Врут! Над головой крикнула чайка. Я вздрогнул, провожая её взглядом… И тут — как пронзило! Даже физическая боль прошла по всему телу!.. Я понял! Я всё понял! Я понял Тимохина!
***
— Чё, Виталь! Давай? Всего по 150 франков! – Тимохин смотрел на него искрящимися глазами.
— Зачем нам это, Сём? Тебе так интересно, когда ты умрёшь? – с сомнением протянул Виталий.
— Мы будем знать ценность жизни!
Они были в Швейцарии в деловой поездке. Виталий задумался. В стоимость этих часов входило полное обследование организма новыми методами – почему бы и нет?! Уже расплачиваясь, выяснили, что перед обследованием нужно заполнить полную медицинскую анкету. Пришлось переносить на следующий день, потому как Светка, их секретарша, могла сделать это и прислать им по электронке только завтра.
— Я думаю, лет через десять точно куплю тут себе домик и переберусь со всей семьёй, — Семён задумчиво рассматривал стакан с виски.
Был вечер. Они сидели в номере отеля и пили виски, подкидывая в стакан лёд из холодильника.
— А я вот не загадываю на десять лет, Тимохин… Неизвестно, что будет завтра?.. Может, кирпич на голову упадёт…
— Так-то да… Но это же крайность. По сути, вот нам сейчас по тридцать пять, что тебе, что мне. Хоть и курим и бухаем до хрена, но ещё столько же или лет тридцать-то должно остаться… Поэтому и строю планы. При том, как мы работаем, думаю, через восемь-десять лет смогу купить себе тут домик и жить рантье. Лафа…
— Может, вместе купим, Тимохин?.. — Виталий сделал крупный глоток.
Информация с их медицинских карт пришла к ним как раз, когда они закончили переговоры.
— Наша компания даёт лишь приблизительную дату смерти. Вернее, с точностью до года. Точнее в вашем возрасте дату определить достаточно проблематично, если, конечно, вы не смертельно больны уже сейчас, – сказал улыбающийся молодой мужчина в строгом костюме.
— Что он сказал, Вит? Не совсем понял, – Тимохин озадаченно посмотрел на Виталия.
Виталий перевёл. Тимохин молча кивнул.
— Также, наша компания не даёт медицинских заключений и диагнозов. Мы не являемся медицинским учреждением. Срок жизни определяет программа, в которую мы вносим предоставленные вами анкетно-медицинские данные и указанные вами вредные привычки. Это в сочетании с лазерным исследованием кожного покрова вашего тела позволяет дать относительно точный результат.
Виталий перевёл. Тимохин кивнул.
Все прошло относительно быстро. Аппарат, в котором их обследовали, походил на обычный томограф. На выходе им вручили часы в коробках, сказав, что там уже установлен оставшийся им срок.
Это были практически обычные механические часы, только с обратным ходом. Секундная стрелка там перемещалась раз в день, минутная, соответственно — раз в неделю, а часовая — раз в месяц.
32 года. Так и получалось у Виталия, как вчера они говорили. Почти так. Как будто всё прогнозируемо-ожидаемо… Но по телу прошли мурашки. Немного на самом деле-то. Немного. Виталий перевёл взгляд на друга. Тимохин стоял бледный, поджав губы.
— У тебя сколько, дружище? – глаза Семёна были испуганы.
— Тридцать два.
— А у меня девять… Всего девять, дружище…

***
Виталий развернулся и пошёл с моста. Выйдя на дорогу, и встав рядом с машиной, он поднял руку. Стоял. Задумчив. Рука поднята. Смотрит в сторону реки. Остановившаяся машина посигналила ему. Он, вздрогнув, заметил её.
Сел на заднее сиденье, назвал адрес, уставился в окно.
— Погода нынче какая хорошая! Октябрь, а тепло, как в сентябре, — водителю, крупному усатому мужчине, видно, очень хотелось поговорить.
— Да.
— Подвеска-сука стучит – слышите?
— Слышу…
— Ямы кругом! Когда дороги, наконец, сделают?
— К зиме…
— Ну да… ну да… к лету опять чтобы развалились… ну да… А у вас-то есть машина?
— Да. Вот домой за ключами еду.
— Аааа…
— Вы меня обратно не отвезёте? Я домой поднимусь и спущусь сразу.
— Да не вопрос – любой каприз за ваши деньги.
Дальше ехали молча. Расплатился за дорогу до дома, вошёл в подъезд. Машина с усатым за рулём осталась ждать.
— Поедешь со мной?
— Куда ты собрался?
— За машиной, я ключи утопил, Алён.
— Ё! Что-же за непруха-то такая?! А чего ты улыбаешься?
— Алён…
— А?
— Да я счастлив, что Тимохин так сделал. Может, купит себе дом в Швейцарии?
— Ты чего? И ты не будешь его искать? Он же тебя кинул, Вит! Кинул… Да что с тобой такое?!
— А он иначе не смог бы воплотить свою мечту… Накопить бы при жизни не получилось! А сам бы я ему деньги не отдал… И потом, я гораздо богаче его… Ему нужнее эти деньги… Время гораздо ценнее любых денег, Алён!

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1