Про русских генералов и молдавский вино-град. Исторический экскурс

Между прошлым и будущим
Про русских генералов и молдавский виноград

Откровенно говоря, Молдавия, брошенная на карту мира виноградной гроздью, не представляет интереса ни для бизнесменов, ни для политиков, ни для любителей путешествий в экзотические страны. Другое дело — для историков. Здесь им есть над чем поломать головы, ведь на этом маленьком — 0,3 процента от территории Европы — кусочке земного шара переплелись эпохи и имена, войны и перемирия, победы и поражения, культуры, языки, традиции, кухни, наконец. Любой временной срез от античности до наших дней полон загадок и гипотез, не зря ведь ученые все пишут и переписывают историю такой маленькой страны. Конечно, увы, каждый из них смотрит со своей политической (или геополитической) колокольни, со своих идеологических позиций, но — и снова, увы, — история как наука никогда не была объективной. Особенно в Молдавии, застрявшей между Востоком и Западом и географически, и ментально. Только есть факты, которые не опровергнешь, имена, которые не сотрешь, победы, которые не скроешь. Есть более чем двухсотлетняя общая российско-молдавская история, вписавшая немало славных страниц в историю мировую.

Чугун кагульский

Чугун кагульский, ты священ

Для русского, для друга славы,

так написал юный Пушкин в далеком 1822 году, отбывая ссылку в Бессарабии. Строки эти посвящены великой победе русского оружия. Ею знаменит и небольшой город Вулканешты на юге Молдавии, в Гагаузии. 21 июля 1770 года недалеко от него разыгралось одно из самых главных и известных сражений в истории русско-турецкой войны 1768–1774 гг. г. — битва на реке Кагул. В этот день русская армия под командованием графа Петра Александровича Румянцева разгромила и обратила в бегство стопятидесятитысячную армию великого визиря Халиль-паши и восьмидесятитысячное войско крымских татар. В сражении отличились будущий герой Отечественной войны 1812 года Михаил Илларионович Кутузов и граф Семен Романович Воронцов, отец будущего новороссийского и бессарабского генерал-губернатора Михаила Семеновича Воронцова, которого Пушкин назвал в знаменитой своей эпиграмме «полумилордом-полукупцом».

Прямо скажем, несправедливо. Потому что Михаил Семенович был одним из умнейших, образованнейших и благороднейших людей своего времени. Именно он предложил установить памятник в честь знаменательной победы русской армии над турками на реке Кагул. И в 1849 году в выцветшее от зноя небо над Буджакской степью воткнулась 22-метровая стела, увенчанная чугунным крестом и полумесяцем. На северной стороне пьедестала — герб семейства Румянцевых, под ним текст: «1770 года июля 21-го дня граф Петр Александрович Румянцев на сем месте с семнадцатью тысяч русских воинов разбил 150-тысячную армию турецкую под начальством верховного визиря Халил-паши». Изображение монумента стало основным элементом герба города Вулканешт, над которым в день торжественного открытия памятника 13 сентября 1849 года прогремел первый в истории этих мест салют.

Императрица Екатерина Вторая щедро наградила победителей. Солдатам и офицерам пожалованы были медали. А граф Румянцев получил звание генерала-фельдмаршала и первым в России был награжден орденом Святого Георгия первой степени. Благодаря кагульской победе русские войска смогли развернуть театр военных действий уже за Дунаем. И после того, как Румянцев в 1774 году вынудил Турцию заключить Кючук-Кайнарджийский мир на выгодных для России условиях, его фамилия получила почетное добавление «Задунайский».

С именем графа Румянцева-Задунайского связан не только юг Молдавии, но и ее Приднестровский регион. По одной из версий Петр Александрович появился на свет в 1725 году в сельце Строенцы на левом берегу Днестра, где его мать, Мария Андреевна, поджидала мужа, отправленного Петром Первым с поручением в Турцию. Правда, по другой версии, знаменитый военачальник родился в Москве. Но в Строенцах с эти не согласны — и отдавать право первородства кому бы то ни было местные жители не соглашаются.

Приднестровская Рублевка

Маленькое — всего 600 жителей — село Строенцы находится под юрисдикцией непризнанной Приднестровской молдавской республики. Его можно считать приднестровской Рублевкой: именно здесь расположены дачи ВИПов — экс-главы ПМР Евгения Шевчука и руководителя крупнейшего предприятия региона, Молдавского металлургического завода, Андрея Юдина. Заборы, за которыми скрыты дачи, с гордостью показывают туристам экскурсоводы. Еще один объект, составляющий славу новейшей истории села, — туристический комплекс, выросший вокруг старой мельницы, построенной еще в позапрошлом веке. Здесь действительно очень красиво, но и очень дорого. Номер в гостинице стоит примерно 100 евро, что вполне сравнимо с ценами в отелях европейских столиц в разгар сезона.

Но, несмотря на богатейшую историю и удивительную красоту, Строенцы, увы, пока туристической Меккой не назовешь. Даже кишиневские любители путешествий заглядывают сюда не так часто, как хотелось бы, сетует глава местной администрации Владимир Вакарь. Виной всему придуманные политиками границы и таможни. И хотя из молдавской столицы попасть сюда сегодня гораздо проще, чем несколько лет назад, когда нужно было еще и очереди на границах выстаивать, и платить за въезд в Приднестровье пусть небольшие, но все же деньги, туроператоры не спешат вкладывать средства в продвижение подобных туров. Хотя на осмотр местных достопримечательностей может уйти целый день, а то и больше.

История Строенцев начинается с 1702 года, рассказывает Вакарь, бывший учитель истории в местной школе. Название села, по одной версии, произошло от глагола «строить», а по другой — было принесено сюда в начале XVIII века казаками-переселенцами из одноименного села в современной Винницкой области. Но у Владимира Вакаря есть и своя гипотеза. Дескать, когда здесь появились первые жители, начавшие строительство церкви, по вечерам, после работы, они, отдыхая, пропускали, по традиции, стаканчик-другой вина. «Сэ трэешть!», звучал тост, буквально — «Живи!». «Вот от этого и пошло название села, — уверенно говорит Владимир Вакарь, — ведь оно еще тогда не входило в состав Российской империи, и первыми его жителями были мы, молдаване».

Филологи, конечно, поспорят с такой вольной этимологической трактовкой, но многим местным жителям она вполне по душе. Тем более, что Строенцы — действительно винный регион, правда, виноградники были разбиты здесь гораздо позже. В XIX веке, когда здесь располагалось имение героя Отчественной войны 1812 года Петра Христиановича Витгенштейна.

Защитник Петрополя

Сын этнического немца, поступившего на русскую военную службу в царствование императрицы Елизаветы Петровны, Петр Витгенштейн всю свою жизнь посвятил русской армии и принес России немало славных побед. Во время Отечественной войны 1812 года его назвали «спасителем Петербурга»: именно он не пропустил врага в тогдашнюю столицу империи.

И снова Пушкин: «Хорошие стихи не так легко писать, как Витгенштейну французов побеждать». Отечественную войну 1812 года Витгенштейн встретил командиром 1-корпуса армии Барклая де Толли.

После перехода Наполеона через Неман русские войска, избегая крупных сражений, начали отступать. Витгенштейну была поручена важная задача -прикрывать дороги к Санкт-Петербургу. После того как армия Барклая де Толли двинулась от Дриссы к Витебску, корпус под командованием Витгенштейна стал, как пишут историки, «маленькой самостоятельной армией, защищавшей весь север». Против этой мини-армии Наполеон выдвинул корпуса маршалов Удино и Макдональда.

14 июня Удино занял Полоцк и начал наступление на Себеж и Псков, севернее в направлении на Ригу начал движение Макдональд. Русский командир решил не обороняться, а разбить французские корпуса раздельно. «Я решился идти сегодня же в Клястицы, на Псковской дороге, и 19-го числа на рассвете атаковать Удино всеми силами, — пишет он в донесении 17 июля 1812 года. — Если с помощью Всевышнего его разобью, то уже с одним Макдональдом останусь спокоен». Когда Витгенштейн подошел к белорусской деревне Клястицы, занятой Удино, французский генерал получил приказ от своего императора. «Преследуйте Витгенштейна по пятам, оставя небольшой гарнизон в Полоцке, на случай, если неприятель бросится влево, — писал Наполеон. — Прибыв в Витебск, я отправлю к Невелю корпус, долженствующий войти в сообщение с вами. Когда вы двинетесь из Полоцка к Себежу, вероятно, Витгенштейн отступит для прикрытия Петербургской дороги. У него не более 10 тысяч человек, и вы можете идти на него смело». Однако все вышло совсем не так, как рассчитывал Наполеон. Когда под утро 19 июля Витгенштейн пошел в атаку, он получил подкрепление от 5-й дивизии русского корпуса под командованием генерал-майора Берга. Французы были отогнаны за Двину. В ходе сражения погиб храбрый генерал Яков Кульнев, возглавляющий авангардный отряд, а сам Витгенштейн был ранен, но не покинул поле боя.

Победа сделала Витгенштейна известным во всей России. Он был награжден орденом Святого Георгия второй степени и, с легкой руки воспевшего его Василия Жуковского, получил почетное прозвище «спасителя Петрополя». Сражение у Клястиц стало первой победой русской армии в Отечественной войне 1812 года. Жители Пскова, которые, благодаря этой победе, освободились от страхов попасть под французов, хотели при жизни поставить памятник герою, но Витгенштейн отказался, заявив, что признательность горожан «будет служить ему всегдашним памятником».

Были у генерала и другие виктории, также очень значимые. За воинскую доблесть он был награжден орденом Андрея Первозванного с алмазами, орденами Святого Георгия трех степеней, Святого Владимира первой и третьей степеней, Святого Александра Невского с алмазами, Святой Анны первой степени, двумя золотыми саблями, золотым крестом за взятие Праги, прусским орденом Красного орла первой степени и прусским орденом Черного орла, австрийским военным орденом Марии Терезии, и Баденским орденом верности. В 1834 году грамотой прусского короля Фридриха Вильгельма III Петр Христианович был удостоен княжеского титула. Но к тому времени генерал уже оставил военную службу и удалился на покой, переехав в Подольскую губернию, где у него было два имения, приобретенные женой — статс-дамой Антонией-Сесилией Снарской, рыжеволосой красавицей с синими глазами.

Башня ветров

Одно из этих имений — Строенцы. Уже после смерти Витгенштейна и его жены их дочь Эмилия, в замужестве Трубецкая, которой эти земли перешли по наследству, поставила на вершине холма памятник, известный теперь под названием «Башня ветров».

Башня высотой 5,5 метров сложена из тесаных камней чистой кладки, без применения раствора. Есть сведения, что внутри башни когда-то был установлен бюст князя Витгенштейна, а снаружи с четырех сторон — чугунные плиты с посвящениями Петру Христофоровичу.

Лет пятнадцать назад, рассказывает Владимир Вакарь, в башню попала молния, и одна из колонн сместилась. Нужна реставрация, но техника до вершины холма не доберется: дороги нет. Сквозь заросли кустарника проложена лишь узкая крутая тропа. Пока поднимешься по ней, семь потов сойдет. Зато впереди ждет награда: такой обзор открывается — дух захватывает! И первое, что бросается в глаза, — каменистые террасы с ровными и бесконечно длинными рядами виноградников. Это тоже наследие Витгенштейна, который больше ста лет назад решил наладить здесь успешное винное производство. Нужно только, говоря современным языком, использовать правильные технологии. Суть метода, который в этом регионе был применен впервые, в том, что за день камень нагревается, а летними ночами не успевает отдавать тепло, и капризная ягода чувствует себя в таких условиях комфортно и созревает быстро.

В советский период генеральский виноградник забросили, как и все, что было связано в Строенцах с именем русского генерала, а возродили уже в новейшее время. Отреставрировали и православный храм архангела Михаила, построенный лютеранином Петром Витгенштейном в 1829 году.

Остатки роскоши

Сам же генерал завещал похоронить его в 25 км от Строенец, в местечке Каменка, где располагалась усадьба Витгенштейнов. И он, и его жена какое-то время покоились в фамильном склепе под лютеранской кирхой, тоже построенной Петром Христиановичем. В советское время в кирхе разместили клуб, потом маслобойню. В 1962 году храм сгорел, теперь на его месте пограничная часть. Под фундаментом ничем не примечательного одноэтажного домика — развалины пустого склепа. Осталась только мраморная плита, которая когда-то закрывала нишу с прахом Антонии Витгенштейн. Местные рассказывают, якобы в 1937 году сюда пригнали воронок с заключенными. Они вскрыли захоронение, вытащили гробы, забрали все золотые изделия, которые были на покойниках, потом скинули останки в общую яму в микрорайоне Антоновка и сравняли ее с землей.

Незавидная участь постигла и дворец Витгенштейнов. В новогоднюю ночь с 1917 на 1918 г. г. его разграбили и сожгли пьяные солдаты и крестьяне. Теперь на месте когда-то самой красивой усадьбы бывшей Подольской губернии — футбольное поле, едва ли не по пояс заросшее травой.

Имение Каменка было приобретено супругой генерала в 1805 году за 135 тысяч рублей. Выйдя на покой в 1829 году, Петр Христианович задумал превратить его в райский уголок. Он завез сюда 200 тысяч кустов винограда лучших европейских сортов, чтобы выращивать урожай каскадным способом, на каменистых террасах, обращенных к солнцу. Для ухода за виноградниками Витгенштейн пригласил в Каменку немцев-колонистов из Германии. Для производства вина основал завод. Останки этого сооружения с мощной колоннадой и сегодня поражают воображение. Увы, сегодня все здесь находится в запустении — и завод, и погреб, где размещалось до 12 тысяч тонн вина, и бывшие рыбные пруды в заросшем и замусоренном парке вокруг дворца. Однажды, рассказывает краевед Маргарита Балицкая, водоемы пытались реанимировать: расчистили, устлали пленкой и вновь наполнили. Что называется, хотели как лучше. Стоячая вода очень скоро зацвела, обрела специфический запах, стала потихоньку испаряться, пока не превратилась в болотистые лужи с перекинутыми над ними каменными мостиками, построенными еще в 1840 году.

Новое вино от старой лозы

Маргарита Балицкая — человек в Молдавии известный. Почти 50 лет назад она приехала сюда из Средней Азии, работала в школе, затем возглавляла в Каменке комплекс мемориальных музеев, вела серьезную исследовательскую работу. Она написала и выпустила несколько книг, публиковалась в прессе, в научных изданиях. Ее стараниями на свет божий были извлечены из архивов документы, связанные с именем Петра Христиановича Витгенштейна. Сегодня Маргарита Балицкая работает экскурсоводом в местном санатории, который появился здесь благодаря… Читатель сам понимает кому.

Мягкая природа, живописные места, обилие фруктов привлекали в южный городок гостей еще во времена Петра Витгенштейна. Многие москвичи, санкт-петербужцы, киевляне предпринимали дорогое путешествие в лечебных целях: в Каменке впервые на юге России начали врачевать разнообразные хронические заболевания натуральным вином и виноградом. Было здесь распространено и кумысолечение. Гости — а с каждым годом их становилось все больше — снимали на лето уютные коттеджи, которые предприимчивый генерал построил неподалеку от своего дворца.

Внук полководца Федор Львович Витгенштейн, наследник имения в Каменке, пригласил в 1890 году специалистов из Австрии для строительства курзала и гостиницы. Объединили их в одном здании: на первом этаже располагались общие помещения, на втором — 12 комфортабельных номеров. Кстати, супругой Фёдора Львовича была родная тётушка Владимира Набокова (по отцовской линии), и в «Других берегах» писатель ностальгически вспоминал летние сезоны, проведенные в каменской усадьбе с кузенами и кузинами. Во время первой мировой войны дети Федора Витгенштейна — Елизавета и Генрих — организовали здесь госпиталь, куда привозили раненых с Австро-Венгерского, а затем и с Бессарабского фронта. Увы, с приходом революции 1917 года благотворительность потомкам Витгенштейнов зачтена не была. Они вынуждены были бежать из усадьбы в ночь на 1 января 1918 года, когда узнали, что ко дворцу направляется распаленная алкоголем толпа.

В 1932 году была образована Молдавская Автономная советская социалистическая республика, в состав которой вошла и Каменка. А уже в 1935-м бывший курзал превратился в первый в МАССР санаторий, носивший имя советского государственного и партийного деятеля Павла Постышева. Когда в 1938 году Постышева репрессировали, каменский санаторий переименовали в честь вождя мирового пролетариата. Сегодня популярная в Молдавии и за ее пределами здравница называется просто «Днестр». Ее сотрудники с гордостью покажут вам историческое ядро — двухэтажное здание экс-курзала. После реставрации в 2011 году оно стало бюветом: здесь отдыхающие пьют воду из недавно обнаруженных целебных источников, по составу и свойствам похожую на знаменитую «Миргородскую».

Потомков Петра Витгенштейна Маргарита Балицкая нашла в Германии. Они приезжали в Каменку в 2011 году, когда городок отмечал свое четырехсотлетие и в центральном парке был торжественно открыт памятник герою Отечественной войны 1812 года. Приднестровские виноделы, пользуясь случаем, заключили с потомками князя контракт на использование имени полководца в коммерческих целях. Так появился новый бренд — коньяк «Витгенштейн» пятидесятилетней выдержки. Бутылка божественного напитка стоит свыше 2 тысяч евро. Но, говорят знатоки, за все хорошее надо платить.

Не так давно одно тираспольское предприятие приобрело в Каменке витгенштейновские земли под виноградники и руины старого винзавода. Уже идет расчистка террас, на них будут высажены сорта давних времен. На третий или на четвертый год, когда виноград даст урожай, можно будет делать вино.

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.1