Интервью на фоне новой книги

Все мы родом из Родны

Наш коллега, известный молдавский журналист и тележурналист, автор, сценарист и продюсер нескольких документальных фильмов, переводчик и прозаик Валериу Реница выпустил новую книгу «XXI-я хромосома», что само по себе достойно разговора. Вдобавок ко всему, перед нами роман-притча, да еще и написанный на русском языке. И, наконец, в сюжет вплетены события не столь давней и совсем новой истории, которые по-прежнему будоражат умы и попадают в такие незажившие болевые точки, что читать «Хромосому» иногда физически трудно.

Так рассказать о том, что мы пережили за прошедшие годы и как выживает сегодня Молдова, мог только человек с обостренным чувством общественной справедливости и ответственности за страну и ее людей, поселенных автором в вымышленное село с символическим названием Родна, которое не обходят стороной никакие ветра и ураганы времени.

Книга вышла под эгидой литературного клуба «Pasarea maiastra». Первые главы романа были опубликованы в последнем номере журнала Ассоциации русских писателей «Русское поле», и председатель АРП Олеся Рудягина на презентации новинки высоко оценила «своеобразный стиль молдаванина, пишущего и чувствующего на русском».

— Валериу, по первому образованию вы филолог, по второму — переводчик, по третьему — журналист. И если с первым и последним вузами все ясно — Кишиневский госуниверситет и УЛИМ, где вы осваивали вторую профессию?

— В 1988 году я попал на курсы переводчиков в Риге. Кроме латышского, с которого потом переводил на молдавский, два года бесплатно учился японскому. Если не считать письменности, язык не слишком сложный. Сейчас, конечно, без практики, в памяти осталось не так уж много.

— Как прозаик вы дебютировали на родном языке.

— Да, мои первые рассказы вышли в 1990 году в сборнике «Dintre sute de catarge» издательства «Литература артистикэ». С 2011 пишу на русском.

— Почему произошел такой лингвистический поворот, как вы считаете?

— Мы все выросли на одних культурных пластах, на русском языке. И родился я в смешанной семье, мать у меня украинка. Вот и пробило. Могу подкрепить это ссылкой на Иосифа Бродского: не человек выбирает язык, а язык выбирает его.

— Язык явно выбрал вас — фактически все ваши книги издавались на русском.

— Так и есть. В прошлом году в типографии «Tipocart print» выпущен сборник короткой прозы «Взятка Богу», затем отдельным изданием повесть «Игра-мечта» вышла в издательстве «Cartier».

— И вот — новый роман. Несколько слов о нем для тех, кто еще не читал.

— Герои «XXI-ой хромосомы» — наши современники. Хотелось рассказать о последних двадцати пяти годах нашей не очень удавшейся жизни, о войне и цветной революции, о духовных, религиозных и политических силах, которые поддерживают или тормозят, сулят развитие или крушение.

— Почему вы избрали жанр притчи?

— Потому что хотел вместить в сюжет то, что шире границ. Действие разворачивается в одном из молодых государств на развалинах СССР, без географических уточнений. Правда, метафоры и аллегории, а также реалии, конечно же, ближе к нашей действительности. Но речь идет о возможном пути в будущее не только для Молдовы.

— Как вам удается совмещать активную деятельность журналиста и творчество?

— С большим трудом. Как-то начал писать одну вещь, только втянулся, как пришлось отвлечься — позвали работать на избирательную компанию. Работа эта продлилась месяц, но полгода пришлось восстанавливаться, чтобы вернуться к прозе.

— Можно ли здесь и сейчас быть свободным в творчестве?

— Абсолютно свободным писатель становится тогда, когда ему нечего есть. После 7 апреля 2009 года, когда власть в стране переменилась, я стал персоной нон-грата и шесть лет нигде не работал. Вот тогда, наверно, я и стал писателем.

Несколько актуальных цитат из романа

Валериу Реницы:

— Я верю в чудеса, но, по правде сказать, устал ждать.

— Во время большого кровопролития немота есть богоподобное.

— Ген смерти и есть ген страха.

— Не будет денег— подамся в гастарбайтеры.

— Как представителю бедной страны, соответствующей графе «former URSS», мне удалось договориться с организаторами о хорошей скидке…

— В лицее остались только директор, который появлялся раз в неделю, и ночные сторожа.

— Тут-то и духовников настоящих не осталось, — жаловалась Калипсо. — Они живут сейчас только в горах и дремучих русских лесах.

— Неужели все крестьяне делают по три тонны вина… И что, всё выпивают?

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.1