Слияние. Стихи

Лыжный марафон

Минувшей ночью вольный ряд холмов
Укутался белейшим покрывалом
Да засопел в такт сонму вещих снов,
Ядра Земли вдыхая ритма валы.

Прислушайся к дыханию и ты
Гряды вогезской, спящей на разломах
Планеты юной: ярые мечты
Европы затаились в давних схронах,

Да ждут прихода истовых мессий
К ручьям на кручах заповедных гор,
Чтоб из подземных водяных Россий
Излить на запад Якха эгрегор.

Я вдоль стального Рейна-ятагана
Скольжу по снегу, обновляя путь:
Глашатая запретного корана
Не рано лыжным спортом попрекнуть.

Базель, 9 декабря 2017

Свадьба Митры

Я ночь, лишённая восходом Люцифера!
Курган морских царей облизан всласть зарёй,
Теряющей слюну на анемонов рой
Причастьем бисерным моей арийской веры.

На небе, ждущем свах, остался оттиск сферы:
Брегет-луна, пробив семь синих раз,
Решил вздремнуть, и властно, без прикрас,
Нагрянул Митра в солнечной триере,

Табаня вёслами по кровлям восковым,
Да вызывая Локи-забияку на драку
За германскую красу, — её румянцу подчинившись знаку,
Вагон еврейских дев суля шурьям в калым.

Тьму древней Уппсалы впитав под псалм метели,
Слоёной, как язычества язык,
Позвольте уж оставить здесь владык
Для жаркой стокгольмской постели.

Великие курганы Уппсалы — Стокгольм, 1 марта 2016

Ошибка веком

Средь лукоморцев разудалых,
Их лангобардовых дядьков,
Селений баржевых ольялов,
Из смолодышащих дубов

Сработанных без капли меди,
Вплавленной в лезвия мечей …
Я был бы счастлив, — книгочей,
Царьградской альфы, русской веди

Приятель зимнюю порой –
– Буй-воин всякою весной,
Когда бы сонм свирепых стай
Во греки я водил. И рай
Возьмёт меня хмельной:
У ярлов я бы мёд златой
Хлестал, и блеял как Хейдрун,
С кифар сдирая жатву струн.

Март 2003 Следственный изолятор кантона BASEL-STADT

Слияние

«И рождены для наслаждения бегом
Лишь сердце человека и коня…»
О. Э. Мандельштам

Я холю ненависти гриву,
По холке глажу. Вот в глаза
Ей загляну, – она пугливо
Ушами прянет. Тут слеза

Падёт – козлиное причастье! –
Неприхотливо, точно взрыв
Тиаза монстров. В одночасье
Я бесов полон и спесив

Сознаньем чуткого порока,
Что бирюзовой тетивой
Натянут меж рогами рока.
С ним потягаюсь! Как шальной

Каракуль сосен изумрудом
Переливается назло
Рабам разумности, – им с блудом
Под спудом смысла повезло.

Я оседлаю тень дрожащей мощи,
Пятой поглажу чалый отблеск дня,
Вплавляясь в круп, ведь спеть кентавру проще
Восторг сверхчеловека и коня.

Стокгольм, 6 июня 2013

Лесбос в Париже

Полощет плющ решётчатой ограды
Тень бахромы безумья моего.
Змеится всласть: ему-то ничего
Уж не отнять от медвяной услады,

С ней сладу нет; и купол Буги-Вуги
Зло воспарит над сизостью Парижа,
Чей камень от потуги
Восковой кровоточит, как грыжа,

Пред рекой, предрекши нож,
Донос и ката. « Что ж,
Мне помирать не лень! » – морочит люто
Лютеция французов-лилипутов,

Что сгрудившись гулящею толпой
Шугают Гулливеров: « Гули-Гули! »,
Иль вознесясь на Эйфеля ходули
Европу топчут девою стальной.

Париж, 20 ноября 2007

Dr. Anatoly Livry
Анатолий Ливри

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.1